Борьба радикальных исламистов на Северном Кавказе имеет свою собственную динамику, на которую не окажет серьезного влияния смерть бин Ладена. Как считает эксперт правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов, насилие на Кавказе вызвано скорее внутрироссийскими, чем международными факторами.

 

В отличие от США, террористическая угроза которым идет извне, поскольку в этой стране нет «благоприятной среды для его возникновения», в России для этого явления существуют внутренние предпосылки. «И это не ислам, как принято считать, а непобедимая коррупция», заявил Геннадий Гудков, заместитель главы комитета по безопасности в Государственной Думе РФ.   

 

Уничтожение в 2006 году чеченского полевого командира Шамиля Басаева «не привело к значительному снижению террора на Северном Кавказе», писала газета «Ведомости». «Ячеистая структура современного терроризма не предполагает какого-либо централизованного руководства», и «глобализация никак не влияет на его формы. Смертницы подорвали себя в московском метро точно так же, как другие женщины камикадзе подорвали себя в израильских автобусах 20 лет тому назад, но при этом они никак не связаны с «Аль-Каидой» и не ставят перед собой глобальных целей», утверждает автор статьи в газете. 

 

Руководство российских спецслужб любит подчеркивать международный фактор в деятельности боевиков, которые орудуют в горах и лесах Северного Кавказа. Национальный антитеррористический комитет (НАК) сообщил, что 3 мая в горной местности Чечни был ликвидирован 34-летний гражданин Турции, воевавший под именем Абдуллы Курда. Как утверждает НАК, данный турок, настоящее имя которого было Догер Севдет, являлся эмиссаром «Аль-Каиды» на Северном Кавказе. Также в ходе контртеррористической операции в апреле был уничтожен подданный Саудовской Аравии, известный под псевдонимом Моганнед. По сообщениям российской прессы, Севдет прибыл в Чечню через Панкисское ущелье (пограничный с Россией район Грузии, населенный чеченцами) в 1999 году.

 

Среди боевиков, действующих на Кавказе, есть иностранцы. И все же в настоящее время международное присутствие ограниченно, считает Черкасов. «Вполне возможно, что боевики получают помощь из-за рубежа, но главным источником доходов является не внешнее финансирование, а вымогательство денег у местных чиновников», указывает эксперт. В силу этого, запланированные российскими властями инвестиции на развитие туризма в этих краях в итоге могут пойти на нужды боевиков, добавляет он.

 

4 мая глава кабинета министров РФ Владимир Путин провел совещание, посвященное программе развития Кавказа до 2025 года. Данный документ призван осуществить стратегию, принятую правительством в сентябре прошлого года. Путин пытается привлечь инвесторов с помощью государственных гарантий, призванных компенсировать риск. В этом году их объем составил 50 миллиардов рублей. Комиссия по развитию Северного Кавказа будет контролировать выполнение 30 инвестиционных проектов общей стоимостью 145 миллиардов рублей, среди которых развитие горнодобывающей промышленности в Дагестане и горного туризма в Чечне. Российский министр регионального развития Виктор Басаргин заверил, что будут созданы 26,000 рабочих мест. На вопрос о том, как повлияет смерть бин Ладена на обстановку на Кавказе, представитель президента в Южном федеральном округе Александр Хлопонин ответил, что «положительно». Если раньше во главу угла ставилась ликвидация главарей боевиков, пояснил он, то сейчас главное не допустить, чтобы молодежь пополняла ряды боевиков, а этого можно добиться, превратив Кавказ в процветающий регион. 

 

Представители силовых структур обычно показывают тела уничтоженных в ходе спецопераций лидеров боевиков, как, например, чеченского лидера Аслана Масхадова (ликвидированного в 2005 году) и полевого командира Шамиля Басаева. Но бывает и так, что якобы «уничтоженный террорист» в действительности жив. Показательным в этом отношении является случай Доку Умарова, о смерти которого сообщалось неоднократно. Последний раз сообщали, что он убит в этом году в Ингушетии, но и эта информация оказалась ложной. Умаров, заявляющий, что он Эмир Кавказа, взял на себя ответственность за теракты в московском метро в марте 2010 года и в аэропорту Домодедово в феврале этого года. В результате этих двух терактов, совершенных смертниками, погибли, соответственно, 40 и 36 человек. Кроме того Умарову инкриминируется подрыв скоростного поезда Санкт-Петербург – Москва в ноябре 2009 года, повлекшего гибель 26 человек.

 

Недавно российские силовые структуры добились определенных успехов в борьбе с террористами на Северном Кавказе. 29 апреля в ходе спецоперации в поселке Прогресс Ставропольского края была уничтожена практически вся верхушка бандподполья Кабардино-Балкарии. Среди уничтоженных боевиков были четыре полевых командира, предположительно подчинявшихся Доке Умарову, которых подозревают в убийстве туристов на Эльбрусе в феврале этого года и в попытке подрыва гидроэлектростанции. Тела боевиков были так изуродованы, что для их опознания пришлось провести анализ ДНК, сообщает газета «Коммерсант».

 

Радикальные боевики исламисты на Кавказе имеют ячеистую, а не иерархическую структуру, утверждает Черкасов. Это, говорит он, очень стабильная и стойкая структура, которая продолжает существовать даже в случае уничтожения одной из ее ячеек. «Смерть бин Ладена не должна серьезным образом на ней отразиться. На Кавказе есть свои сети, свои фанатики, свои идеологи», подчеркивает эксперт, добавляя, что обстановка складывается в зависимости от района. В настоящее время наблюдаются две тенденции: одна более «универсальная», а другая с националистическим уклоном. Для Чечни характерна именно вторая.

 

Чтобы покончить с терроризмом на Северном Кавказе, отмечает Черкасов, необходимо изменить тактику проведения контртеррористических операций таким образом, чтобы общество чувствовало не угрозу, а защиту со стороны государства. Кроме того, надо положить конец систематической безнаказанности силовых ведомств, которые совершают противозаконные действия во время борьбы с терроризмом. Другим необходимым условием нормализации жизни в регионе является отделение антитеррористической борьбы от религиозного конфликта между сторонниками традиционного ислама, проживающими в данной местности (суфитского толка) и исламскими фундаменталистами (салафистами и ваххабитами), обосновавшимися здесь в девяностые годы. По мнению Черкасова, необходимо изолировать непримиримых фундаменталистов и легализовать миролюбивых салафистов.

 

Руководители Ингушетии, Юнус Бек-Евкуров, и Дагестана, Магомедсалам Магомедов, стали проводить в этих северокавказских республиках политику открытости и диалога с населением, говорит Черкасов. Но проблема остается. Согласно данным «Мемориала», в 2010 году на Северном Кавказе погибли 289 сотрудников силовых структур и 551 человек получил ранения. При этом большая часть приходится на Дагестан (159 убитых и 283 раненых). В 2009 году общее число жертв было похожим (273 погибших и 562 раненых), но они по-иному распределялись географически, поскольку Чечня и Ингушетия возглавляли тогда список с 93 и 92 убитыми и 192 и 231 раненым. В относительном выражении самый большой рост наблюдался в Кабардино-Балкарии. В этой республике в 2010 году погибли 32 и были ранены 46 сотрудников правоохранительных органов (в 2009 – 5 погибших и 16 раненых). По сведениям «Мемориала», в Ингушетии бандподполье было обезглавлено и разгромлено в 2010 году. В Чечне силы безопасности используют против боевиков любые методы, включая запугивание и давление на их родственников. Среди радикально настроенных боевиков Чечни и других кавказских экстремистов произошел раскол, поскольку чеченцы, в силу особенностей своего национального самосознания, не признают Доку Умарова и его идею борьбы, не направленную на создание моноэтнического государства.

 

Магомедсалам Магомедов возглавляет Дагестан с февраля 2010 года, однако в течение первого года его президентства обстановка в республике «продолжала ухудшаться», а цифры потерь скорее напоминают военные сводки, говорится в докладе «Мемориала» о положении дел в этой республике. В 2010 году число терактов в отношении сотрудников милиции возросло на 20% в сравнении с 2009 годом, а количество жертв среди них увеличилось вдвое. Боевики убивают людей в кафе, барах, поджигают магазины, торгующие спиртными напитками, устанавливают взрывные устройства в местах отдыха людей, похищают охотников и лесников, вымогают деньги у бизнесменов». В 2010 году «Мемориал» зафиксировал 23 случая похищения людей (четверо из них пропали без вести). В 2009 году было похищено 22 человека, из которых четверо пропали без вести. Силовики применяют жестокие пытки, продолжают убивать людей без суда и следствия, проводят спецоперации, ставящие под угрозу жизнь населения, и даже используют мирных жителей в качестве живого щита, говорится далее в докладе. «Произвол правоохранительных органов наблюдается повсюду», а преступления, совершаемые милиционерами, причем даже те, которые получают сильный общественный резонанс, не расследуются. Более того, следственные органы помогают милиционерам избежать наказания. «Мемориал» отмечает усиление радикальных настроений среди молодежи, которая продолжает уходить в горы и пополнять ряды боевиков. Авторы доклада утверждают, что военные и экономические методы «недостаточны для решения проблемы терроризма и деятельности незаконных вооруженных формирований». Справедливое государство, в котором главенствует закон, - единственный способ не допустить того, чтобы молодежь пополняла ряды террористов, говорится в докладе экспертов «Мемориала».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.