«Мне было очень интересно поработать во Владивостоке», - говорит фотограф Виктория Крейхон. Этот портовый город с 600 000-м населением, расположенный на Дальнем Востоке России во времена холодной войны был закрыт для гостей с Запада. Местная молодежь, узнав, что она из Нью-Йорка, решила, что она сошла с ума.

«Вы приехали оттуда сюда? Зачем?» – недоверчиво спрашивали они. Местные студенты хотят увидеть мир, переехать в западную часть России, Японию, Южную Корею, Соединенные Штаты. Они хотят хорошую работу, дом, семью, и – как подростки во всем мире – айфоны, которые в восточной части России могут стоить в десять раз дороже.

Этот город расположен на пороге оживленной Азии, но обладает, по словам г-жи Крейхон, «отчетливо европейской атмосферой». Японские машины в нем стоят дешево и продаются в изобилии, что приводит к огромным пробкам на местных разбитых дорогах. Дорога в аэропорт – это сплошная грязь и ухабы. Ее приведут в порядок в следующем году, к саммиту Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, – но не раньше. Воздух в городе сильно загрязнен. Хлеб и пирожные очень вкусны. Водопровод и тротуары в плохом состоянии и это вряд ли изменится. Молочные продукты восхитительны.

Старшее поколение много рассказывает о притеснениях советского времени. Моряк мог привести из-за границы только жвачку и две пары джинсов. Художник изучал западное искусство по иностранным маркам.

«Мне уже грустно, когда я думаю об отъезде», - утверждает г-жа Крейхон. Ее шестимесячной фулбрайтовский грант в области фотографии заканчивается во второй половине июля.