Санкт-Петербург — Квартира Натальи Завьяловой, с высокими потолками и большими окнами с видом на церковь, сохраняет ауру благодати, сохранившуюся с дореволюционного прошлого.

Некогда превосходное жилище, оно в течение почти столетия было коммунальной квартирой или «коммуналкой», обеспечивая крышу над головой десятку человек из разных семей.

Ее длинный центральный коридор, тесная ванная комната и общая кухня давно переоборудованы Советами для коммунального использования в попытке стереть классовые различия.

Как и многие тысячи жителей Санкт-Петербурга, 34-летняя Завьялова, кассир супермаркета, спит и живет в комнате площадью 25 квадратных метров со своей 13-летней дочерью Лизой в коммунальной квартире в центре города.

Всего в квартире пять комнат и 10 жителей в возрасте от двух до 80 лет, в том числе водитель автобуса, пенсионер, бухгалтер, работник верфи и медсестра.

На кухне четыре газовые плиты, четыре обеденных стола и четыре холодильника. Каждая семья убирается здесь по очереди согласно графику, который висит в коридоре.

Как и в большинстве коммунальных квартир, ванная и туалет далеки от первозданной чистоты, стены нуждаются в свежей покраске, а потертый паркет сохраняет мало следов своей изначальной элегантности.

Живя в непосредственной близости, некоторые соседи ссорились на протяжении многих лет. Наталья говорит, что она не разговаривает с одной из женщин в течение последних двух лет, несмотря на то, что они пользуются одними и теми же интимные «удобствами».

«В основном все же мы живем весело. Это немного напоминает обретение новой семьи», — говорит она, жители часто собираются вместе для вечеринок и празднования национальных праздников.

В Санкт-Петербурге, где живут пять миллионов человек, все еще более 100 тысяч коммунальных квартир, большинство из которых находятся в историческом центре города, построенном три века назад по распоряжению самодержавного правителя Петра Великого.

Коммунальные квартиры появились в России в первые годы после революции 1917 года, когда власти в спешке переселили городской пролетариат в квартиры представителей бывшего среднего класса и аристократии.

Потерпевших жестокий удар судьбы бывших владельцев, как правило, «уплотняли» в одну комнату их прежней собственности.

В 1920-х годах юморист Михаил Зощенко написал яркие зарисовки об обитателях переполненных квартир, вынужденных спать в ваннах и устраивавших драки из-за швабры.

Квартира Завьяловой расположена в типичном пятиэтажном здании 19 века в месте, которое некогда посещал Достоевский. Этот дом находится в лучшем состоянии, чем многие другие, так как его отремонтировали в 1980-х годах.

Советские власти пытались удовлетворить потребность в новом жилье на фоне быстрой урбанизации, возводя внушительные апартаменты для элиты при Сталине и тесные блочные дома при Хрущеве.

Но дальнейшее существование коммунальных квартир подтверждает провал их планов, особенно в Санкт-Петербурге, где в малоэтажном историческом центре города построили немного современного жилья.

Еще в 1980-е годы почти 40% квартир в центре города, который тогда назывался Ленинградом, по-прежнему были коммунальными.

После распада Советского Союза в 1991 году власти дали каждому жителю единовременное право приватизировать свою комнату и часть общего пространства, чтобы стать домовладельцем.

Многие из этих коммунальных квартир были приобретены, комната за комнатой, богатыми русскими, которые в свою очередь предоставили жителям небольшие частные квартиры в пригороде.

Город по-прежнему предлагает первоочередные права и льготные цены тем, кто давно живет в коммунальной квартире и хочет стать ее собственником. Город поставил целью избавиться от всех коммунальных квартир к 2020 году.

Семья 40-летнего биолога Марины Романовой в настоящее время является единственным владельцем бывшей коммунальной квартиры, где у нее когда-то была одна комната.

«У нас была хорошая ситуация, так как у нас был всего один сосед»,— говорит Романова, которая живет с мужем и ребенком, добавив, что она смогла занять около 2 миллионов рублей (50 тысяч евро) у служащего из мэрии.

Но город по-прежнему является формальным владельцем тысяч огромных 6 – 8 комнатных квартир, которые почти не ремонтировали с 1917 года, чьи жильцы не в состоянии договориться об их продаже.

И многие жители коммунальных квартир жалуются, что они никогда не смогут собрать необходимую сумму, чтобы стать единственными владельцами или купить меньшую квартиру в пригороде.

57-летняя Людмила Александрова, бывший сотрудник милиции, говорит, что у нее нет никакой перспективы вырваться из квартиры возле канала Грибоедова, одном из живописных водных путей города, в которой проживают еще 11 человек.

«У нас нет надежды когда-либо переехать отсюда», — сказала она резко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.