Дурная весть для российских полицейских, изучаемых ныне под микроскопом: с 1-го марта, даты вступления в силу нового закона о полиции, они обязаны пройти проверку на профпригодность. Ее цель – привнести в профессию понятие о нравственности, а заодно на 20% сократить численность сотрудников МВД, составляющую ныне один миллион двести тысяч человек. Процесс «долог и болезнен», как утверждает глава этого ведомства, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев.

И простой регулировщик, и даже министр - все должны пройти через сито переаттестации. Кандидаты проверяются на физическую выносливость, на возможные связи с преступным миром, на знание наставлений МВД, в которых сотрудникам предписывается быть вежливыми, приятно пахнуть и не брать взятки.

Переаттестация включает в себя испытание, внушающее страх: прохождение детектора лжи. В 2010 году МВД приобрело шесть тысяч аппаратов. Трепещите лжецы, выдумщики, грубияны! Кандидат, заподозренный в том, что он что-то скрывает, предстает перед аппаратом, за пультом которого священнодействует психолог. Несколько датчиков, закрепленных на груди, голове и кончиках пальцев, позволят разоблачить притворщиков, которых выдаст простое учащение сердцебиения или усиленное потоотделение кистей рук…

Сколько же лжецов числятся в рядах российской полиции? Власти хранят на сей счет молчание. По имеющимся сведениям, с марта по май около сотни руководителей высшего ранга были отстранены от работы решением аттестационной комиссии, состоящей из сотрудников прокуратуры, ФСБ и администрации президента. Говорят, особенно тяжело это испытание перенесли налоговики: 25% сотрудников этих органов были вынуждены сдать удостоверения. По какой причине? Загадка.

Недавно министр внутренних дел России Рашид Нургалиев признался, что он был «потрясен» сведениями о роскошных объектах недвижимости, приобретенных за границей рядом его коллег. «Мы ничего об этом не знали», - заверил он. Разумеется, при наличии детектора лжи все тайное становится явным.

Аппарат этот, однако же, не всегда непогрешим. Примером тому случай с Артемом Кузнецовым – подполковником милиции, сотрудником следственного управления при МВД. Офицер блестяще прошел проверку, и, тем не менее, он лжет. Для того чтобы в этом убедиться, совершенно не за чем крепить ему на лоб электроды. Достаточно просто сравнить его образ жизни с официальным доходом.

Как, при зарплате в 364 евро в месяц (14 500 рублей), Артем Кузнецов умудрился стать обладателем квартир и земельных участков в Москве общей стоимостью в два миллиона евро (80 миллионов рублей)? Правда, часть этой собственности записана на имя его матери – Лилии Георгиевны, пенсионерки с доходом в 122 евро (4 880 рублей) в месяц. Сам он скромен: у него есть лишь машина, на которой он ездит на работу: Mercedes 200 SLK Kompressor, приобретенный за 55 тысяч евро (2 миллиона 200 тысяч рублей). Его супруга, Инна, разъезжает по магазинам за рулем автомобиля Land Rover за 89 тысяч евро (3 миллиона 560 тысяч рублей).

Как ни странно, от него ничем не отличается его коллега - майор Павел Карпов: сам он ездит на автомобиле Porsche Cayenne (86 тысяч евро (3 миллиона 440 тысяч евро)), а его мать-пенсионерка накупила квартир и земельных участков более чем на миллион евро (40 миллионов рублей). Оба следователя, как это ни удивительно, обогатились в одно и то же время: в конце 2007 года.

Все началось 4 июня 2007 года, когда 25 сотрудников милиции под предводительством подполковника Кузнецова произвели обыск в помещениях трех фирм, принадлежащих фонду Hermitage Capital Management, возглавляемому Уильямом Браудером (William Browder). Этот основатель инвестиционного фонда, стоимость активов которого составляет четыре с половиной миллиарда долларов, был изгнан из России без всяких объяснений в 2005 году.

Ко времени обыска Фонд Hermitage Capital Management давно ушел из российской экономики, но у него остались эти три фирмы, не ведущие никакой хозяйственной деятельности. При проведении обыска милиция изъяла печати и регистрационные документы всех трех компаний. Три месяца спустя представители Hermitage Capital Management констатировали, что компании им больше не принадлежат. Отныне в реестре фирм они фигурировали в качестве собственности некоего Виктора Маркелова, осужденного в 2002 году к двум с половиной годам лишения свободы за убийство.

Но ведь единственный способ сменить собственника фирмы – это располагать печатями и оригиналами свидетельств о собственности. Кто, кроме милиции, мог передать эти документы новому владельцу? Но это еще не все: в декабре 2007 года новый хозяин потребовал от российских налоговых органов возврата переплаченных налогов на сумму в 150 миллионов евро (5,4 миллиарда рублей).

Требование было предъявлено 21 декабря. 24 декабря налоговые органы вынесли положительное решение. 26 декабря деньги были перечислены на два рублевых счета (в российском банке USB и в Intercommerz Bank), затем, после обмена на доллары, переведены в США. Более стремительного возврата переплаченных налогов в истории российской налоговой службы еще не было.

В октябре 2008 года 37-летний юрист фонда Hermitage Capital Management Сергей Магнитский разоблачил аферу и подал в суд. Месяц спустя он был арестован теми самыми людьми, которых он обвинил в мошенничестве, то есть подполковником Кузнецовым и майором Карповым. Проведя год в ужасающих условиях в следственном изоляторе, 16 ноября 2009 года он скончался от почечной недостаточности из-за отсутствия медицинской помощи.

Следователи МВД, ответственные за его содержание под стражей, тут ни при чем. Так постановила прокуратура. Смерть юриста наступила в результате «неоказания помощи больному должностным лицом вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе». По словам официального представителя МДВ Ирины Дудкиной, покойный юрист и был автором «схемы ухода от налогов», которую он сам же разоблачал. Теперь как-то проще понять, почему, по данным, опубликованным ВЦИОМом в 2010 году, 42% россиян мечтают стать чиновниками. То есть лицами богатыми и неприкосновенными.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.