Константин Гаазе – блестящий молодой русский. В свои 30 он является политическим редактором газеты «Московские новости» (Гаазе более не является политическим редактором газеты, но по-прежнему сотрудничает с ней в роли колумниста - прим. ред.), ведущей ежедневной газеты, а ранее был советником министра здравоохранения. Он внутри политической системы, у него должно быть блестящее будущее в условиях растущей российской экономики. Вместо этого Гаазе готовится уехать.

«Я подумываю о том, чтобы уехать в Израиль, - говорит он, - это вопрос экономических возможностей. Система государственного капитализма, которая образовалась здесь, исключает социальный лифт для молодых образованных людей». К сожалению, история Гаазе далеко не уникальна. Все больше и больше молодых образованных россиян говорят о том, чтобы уехать из России, чтобы жить в США, в Европе, в Израиле, в Азии или в Латинской Америке. Мириады причин: будь то сложности с началом бизнеса в России, нехватка политических свобод, слабое образование или просто более выгодная работа за границей. И исход талантов из России набирает силу. «Мы должны работать 10-20 лет, чтобы купить квартиру, или пять лет, чтобы купить машину», - отмечает Гаазе. «Нет шансов на продвижение. Очень сложно начать свой бизнес. Займы стоят от 20% до 30% в год, и система очень зарегулирована. Самая безопасная работа – это работа на правительство. Но я это уже делал и больше этого делать не хочу», - говорит он.

Политический аналитик Дмитрий Орешкин уловил настроение среди представителей среднего класса в своей широко цитируемой статье, опубликованной в независимой «Новой газете» в апреле. Он заявил, что Россия находится посреди новой волны эмиграции, которая способна составить конкуренцию той, что была после прихода большевиков к власти в 1917 году. Что тревожит, по словам г-на Орешкина, так это то, что «самые сильные и наиболее одаренные люди» покидают Россию, потому что они чувствуют, что им нет места в той государственной капиталистической модели, которая была сконструирована премьер-министром Владимиром Путиным в последнее десятилетие. Во время онлайн-опроса, в котором приняли участие 7 237 читателей «Новой газеты», 62,5% респондентов заявили, что они рассматривают вопрос об отъезде из-за несогласия с экономическим и политическим режимом.

Опросы «Левада-центра», независимого центра изучения общественного мнения в Москве, демонстрируют аналогичную тенденцию. Процент респондентов, которые задумываются о том, чтобы жить за границей, вырос с 42% в начале периода президентства Путина до 44% в 2009 году, несмотря на рост стандартов жизни за этот период.

Значительное большинство тех, кто признал, что хочет уехать, составляли граждане в возрасте до 35 лет, живущие в крупных городах, и говорящие на иностранном языке. Составляя лишь небольшой процент от общего населения России, эта демографическая прослойка также представляет собой экономическое, политическое и культурное будущее страны.

«Эмиграция растет», - говорит Глеб Кузнецов, 33-летний политический аналитик и бывший руководитель предвыборной кампании для правящей партии «Единая Россия». «Причина - открытые границы и психологическая усталость, вызванная государством, которая выражается в неверии в то, что система способна измениться и стать более человечной. Никто больше не верит в «блестящее будущее» - ни оппозиция, ни даже люди, работающие на государство».

Кузнецов говорит, что среди молодых представителей российского среднего класса широко распространено мнение, что легче начать бизнес и реализовать свои амбиции за границей. «Мой друг, молодой бизнесмен, продал свой бизнес на российском Дальнем Востоке и переехал в Венесуэлу. По его мнению, там больше возможностей для развития, а система, хотя и не менее коррумпированная, является более предсказуемой и открытой, чем у него на родине», - отмечает он.

Контроль над СМИ


По данным «Левада-центра», хотя наиболее распространенной причиной, которую приводили люди, подумывающие об отъезде в 2002 году, была финансовая, в 2009 году основной причиной для решения об эмиграции называют уже социо-культурную. Некоторые образованные россияне чувствуют себя в отчуждении и отдалении из-за государственного контроля над телевизионными новостями, фильмами и даже поп-музыкой.

Наталья Ростова - 32-летний медиа-корреспондент на портале Slon.ru и уважаемый комментатор по вопросам российских средств массовой информации. Но она тоже подумывает об отъезде из России, после того, как побывала в Калифорнии в прошлом году, изучая там английский. Она говорит: «Государство контролирует телевизионные новости, в которых никогда нет критики Путина или Дмитрия Медведева. Большинство россиян верят, когда телевизор говорит, что Запад наш враг, и что Путин спас Россию от старых олигархов. Они не знают о новых олигархах. Сложно представить себе, как вещи могут измениться».

В то время, как 25-30% населения, которые не являются активными сторонниками «Единой России», воспринимают государственный контроль над средствами массовой информации как омерзительное явление, еще более важной побудительной причиной для отъезда является низкое качество жизни в России.

«Начать бизнес здесь стоит так дорого и требует таких больших усилий, по сравнению с заграницей, - говорит Гаазе. - И семейная жизнь здесь сложнее. Система здравоохранения разрушена. Очень сложно найти место в школе или в детском саду. В Москве люди ждут такого места месяцами».

Состоятельные русские все чаще засматриваются на западное образование для своих детей. «Давать образование своим детям на Западе стало модно, - говорит Даша, которая руководит репетиторским агентством в Лондоне, которое готовит российских детей для западных частных школ. - Сейчас это рассматривается как необходимость. Российская система образования близка к краху. Все продается и покупается, от мест в школах до университетских степеней. Но, в частности, после экономического кризиса 2008-2009 годов, богатые русские считают своей обязанностью дать своим детям возможность жить и работать за границей».

Еще одним отталкивающим моментом для амбициозных молодых русских является ненадежность и незащищенность прав собственности в России. Лондон полон российских представителей бизнеса, которым пришлось в последний момент вскочить на ближайший рейс British Airways, когда они или их политический патрон впали в немилость у государства.

«Отношения между политическим классом и классом предпринимательским остаются непростыми, - говорит Себастьян Лоусон (Sebastian Lawson), московский корпоративный партнер юридической фирмы Freshfields. - Если ты впадаешь в немилость или теряешь свое политическое покровительство, тебе приходится быстро уезжать, и ты рискуешь потерять свой бизнес». Растущая роль государственных банков также увеличивает риск государственного захвата бизнеса, говорит Лоусон. «Экономический кризис привел к большей и более политической роли государственных банков. Они - крупнейшие заимодавцы, и если они решат, что ты нарушил условия кредитного договора, они могут забрать твой бизнес», - уверен он.

Реформирование государства

Кремль, однако, в курсе многочисленных проблем, которые побуждают молодую образованную элиту страны покидать борт корабля. Некоторые реформаторы пытаются создать менее контролируемую государством и более предпринимательскую экономику. Медведев попытался позиционировать себя как представителя образованного среднего класса, и в апреле выступил с речью, в которой подчеркнул прямой курс на модернизацию экономики и уменьшение роли в ней государства. «Что было интересно, так это то, что программа имеет временные рамки, - говорит Маркус Сведберг (Marcus Svedberg), главный экономист в East Capital, старейшем и наиболее успешном фонде управления инвестициями в России. - Он сказал, что хочет сократить количество государственных бюрократов в советах директоров государственных компаний, и уже в течение нескольких дней Игорь Сечин, один из самых влиятельных представителей силовиков (сотрудников служб безопасности) ушел с поста в совете директоров «Роснефти». В России вещи меняются медленно, но я полагаю, что они-таки меняются».

Правительство также создало высококлассную бизнес-школу и дерегулированную экономическую зону под названием «Сколково» для взращивания новых предпринимателей и привлечения обратно тех, кто уже покинул страну. «Я понимаю, что основная цель Сколково - убедить предпринимателей и IT-специалистов не покидать Россию», - говорит Гаазе.

Кто бы ни стал президентом в 2012 году, та же самая небольшая группа политиков и офицеров служб безопасности по-прежнему будет управлять Россией, считают многие молодые образованные россияне, проинтервьюированные Wall Street Journal Europe. «Это главный вызов для правительства, - говорит Кузнецов, - смогут ли люди, которые занимают свои посты десяток лет, открыть доступ для других, или мы будем воспроизводить брежневскую модель геронтократии? К концу следующего президентского срока Путину будет 65, и он будет у власти уже двадцать лет. Все ключевые фигуры режима будут старше пятидесяти. Если ничего не изменится в политике по отношению к персоналу путинской элиты, тогда ближайшим сравнением для России 2018 года станет Тунис или Египет образца года 2011».

Джулиан Эванс – журналист-фрилансер, бывший московский бизнес-корреспондент Times.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.