Москва — Спустя 20 месяцев после смерти 37-летнего юриста в СИЗО, неоднократно, как сообщается, обращавшегося за медицинской помощью, в понедельник власти объявили об открытии уголовных дел в отношении двух бывших тюремных врачей.

Объявление Следственного комитета России последовало после того, как несколько стран пригрозили ввести санкции против чиновников, связанных с делом Магнитского, который оказался вовлеченным в разборку между российскими чиновниками и его работодателем, лондонским инвестиционным фондом Hermitage Capital.

Следственный комитет России назвал имена двух подозреваемых в смерти Магнитского: это врач Лариса Литвинова, которая следила за здоровьем Магнитского в последние недели его жизни, и Дмитрий Кратов, бывший заместитель начальника изолятора по медицинской части.

Литвиновой предъявлено обвинение в причинении смерти по неосторожности вследствие неисполнения профессиональных обязанностей,  что грозит сроком до трех лет лишения свободы, а Кратову предъявлено обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека, что может привести к пяти годам лишения свободы.

Другие лица могут получить обвинения в связи с делом о смерти Магнитского, заявлено в сообщении Следственного комитета.

Семья и бывшие коллеги Магнитского в фонде Hermitage Capital давно утверждают, что официальное следствие должно расширить круг подозреваемых с тюремных сотрудников, включив в него более могущественных фигур, которые приказали его арестовать и держали в СИЗО 11 месяцев. В частности, они требуют следствия в отношении Олега Сильченко, главного следователя по делу против Магнитского. В мае следователи объявили, что Сильченко не совершал никаких правонарушений.

Смерть Магнитского имела удивительный резонанс в Москве, где уважаемая ежедневная газета объявила о том, что «человек, который с юридической точки зрения был невиновным, погиб в тюрьме самым средневековым способом». Министерство внутренних дел России, занимавшееся делом Магнитского, настаивает, что «он никогда не жаловался следователям на состоянии своего здоровья», и что его смерть наступила неожиданно.

Но расследование независимой комиссией привело к отчету, в котором написано, что тюремные врачи находились под давлением со стороны следствия с тем, чтобы не предоставлять Магнитскому лечения, так как они надеялись заставить его дать показания против своего работодателя.

В отчете, выпущенном через несколько недель после смерти Магнитского, Общественная наблюдательная комиссия очень опиралась на допрос Литвиновой. Она заявила, что за день до смерти Магнитского рвало каждые три часа, его живот был вздут, и было необходимо провести обследование - она « подумала, что у него какое-то хроническое заболевание».

Валерий Борщев, глава комиссии, заявил, что Литвинова дала четко понять членам комиссии, что она пыталась добиться разрешения у следователей на лечение Магнитского.

«На тот момент, ее не обвиняли», - заключил он. «Он могла молчать. Ее никто не обвинял. Теперь это вопрос уголовной ответственности, она не должна молчать. По крайней мере, я надеюсь на это».

Кратов был уволен вскоре после смерти Магнитского.

Члены комиссии вспоминают, как случайно натолкнулись на него после того, как отчет был опубликован. Он был в ярости, заявив, что из-за их расследования его не берут на работу в частных клиниках, а также, что ни он, ни его родственники не могут выехать за границу.

Среди санкций, введение которых активно лоббирует фонд Hermitage Capital - отказ в  выдаче американских и европейских виз 60 лицам, связанным с делом Магнитского.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.