Сагра, Россия – Когда Сергей по кличке Цыган решил показать, кто главный в этом крошечном поселке на склоне Уральских гор, он собрал ватагу вооруженных людей и отправился в Сагру ночью по узкой дороге, освещая лес светом фар.

«Они едут нас убивать!» - закричал один из жителей деревни, и парившийся в бане Виктор Городилов быстро накинул какую-то одежду и присоединился к небольшой группе людей с ружьями, вилами, цепями и ножами, которые вышли охранять дорогу. «У нас было всего три ружья, включая мое, - рассказывает 56-летний Городилов. – Но они не ождали сопротивления, и оказались у нас в руках».

Его сын Андрей бросил в нападавших сосновую шишку и крикнул: «Граната!» Прятавшиеся за деревьями женщины выкрикивали ругательства и грозили нападавшим.

Одного налетчика убили, и банда побежала, отстреливаясь на ходу. «Это было как «Великолепная семерка»!» - заявил младший Городилов, вспомнив американский фильм, в котором небольшая группа людей отражает вооруженное нападение.

Произошедшая месяц назад стычка стала кульминацией ссоры между жителями этой крошечной деревушки с населением в 130 человек и непрошеным гостем по имени Сергей Лебедев, который, по словам сагринцев, обосновался в деревне, чтобы заниматься наркоторговлей.

С тех пор Сагра стала символом вооруженного сопротивления насилию в России, где люди начали объединяться в целях самообороны, не видя защиты со стороны полиции. «В нашей стране государство никого не защищает», - говорит Городилов.

Жительница деревни Татьяна Гордеева почти пять минут пыталась убедить полицейского диспетчера на телефоне соединить ее с отделением. По ее словам, помощь пришла лишь спустя два часа после окончания сражения.

«Полиция коррумпирована, ленива или политизирована, и это по всей стране, - говорит ученый секретарь Института философии и права Константин Киселев из Екатеринбурга, который находится в 40 километрах от Сагры. – Поэтому люди должны защищать себя сами. Они не могут рассчитывать на государство и его структуры. Вот почему вся страна превращается в одну большую Сагру».

Доверие к полиции настолько низко, что, согласно недавним опросам, лишь 40% жертв преступлений сообщают о них в правоохранительные органы. Это относится и к грабежам, и к кражам автомобилей, и к карманным кражам, и к более серьезным преступлениям, говорит экономист и профессор Национального исследовательского университета Высшей школы экономики Леонид Косалс.

В декабре символом местного беззакония стала станица Кущевская, где связанная с милицией банда зверски убила семью из 12 человек.

В своем комментарии на политическом вебсайте Politkom.ru вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин сравнил два этих эпизода, написав, что государственные чиновники «доказали свою ненужность».

«Они понимают, что для собственной карьеры безопаснее промолчать, чем совершить ошибку, которая может негативно повлиять на их политическое будущее. В этих условиях общество востребует людей, способных на решительные поступки ради благородных целей, пусть даже и не соответствующие действующему законодательству», - написал он.

К этим силам относятся организации гражданского общества, такие как екатеринбургский фонд «Город без наркотиков», который производит гражданские аресты наркодилеров и помещает в свои реабилитационные центры наркоманов. Фонд таким образом борется с эпидемией наркоторговли, которая разрастается из-за бездействия и коррумпированности полиции.

Признавая наличие проблем в полиции, президент Дмитрий Медведев недавно приказал провести в правоохранительных органах коренную перестройку, основанную на проверках компетентности сотрудников и их поведения. В результате численность полиции может сократиться примерно на 200000 сотрудников, и составить по всей стране чуть больше миллиона человек. В качестве меры борьбы с коррупцией в полиции планируется увеличить денежное довольствие.

Но хотя коррупция, неэффективность и откровенная лень могут быть немаловажными факторами плохого качества работы полиции, более фундаментальные проблемы делают маловероятным проведение коренных реформ, говорит Косалс из Высшей школы экономики. Основная проблема в том, что силы безопасности в России организованы таким образом, чтобы обеспечивать защиту существующего общественного порядка, а не защищать граждан, отмечает он.

«В российской полиции можно найти много мотивированных людей с высокими профессиональными навыками, - подчеркивает Косалс, - но сама система мешает даже таким хорошим полицейским хорошо делать свою работу. Их главная задача состоит в том, чтобы контролировать ситуацию и людей, а не помогать им». В результате, отмечает он, «люди обращаются к соседям, к родственникам и к местным группировкам, решая свои проблемы самостоятельно. Это своеобразный  суд Линча. И в России у нас тысячи таких случаев».

После столкновения в Сагре прошел почти месяц, прежде чем по обвинению в бандитизме и участии в массовых беспорядках были арестованы пятеро участников налета. Еще двоих арестовали позднее. Глава инспекционного комитета Российской Федерации наложил дисциплинарное взыскание на начальника областной полиции за неисполнение служебных обязанностей. Но произошло это лишь потому, что события в Сагре привлекли к себе внимание всей страны, говорит Косалс. В большинстве случаев такие вещи остаются незамеченными. «Это происходит очень часто, - заявляет он. – Это обычная ситуация для многих маленьких деревень и поселков».

По словам сына Городилова Сергея, полиция выжидала неделю, прежде чем обследовать место перестрелки, а затем попыталась спустить все на тормозах, представив столкновение «обычным случаем, как ссора на кухне».

Сагра находится всего в часе езды от города, но она спрятана в березовых лесах, окружена холмами и лугами, и отдалена от государственной власти и помощи. «У нас здесь есть все, что нужно, - говорит Городилов, открывая деревянные ворота и показывая огород и стадо гогочущих гусей. – Мы сами решаем свои проблемы между собой. И мы выручаем друг друга».

Столкновение с бандой Сергея Цыгана стало самым крупным событием в истории этого крохотного поселка, который был основан боле ста лет назад для обслуживания железнодорожной станции, которой уже нет. Поэтому каждый здесь излагает это событие по-своему.

«Когда мне закричали «мама, они приехали нас убивать», я чуть не умерла», - говорит Галина Котельникова, работающая в маленьком деревенском магазине, который вначале был пивным ларьком.

Деревенские жители собрались неподалеку, чтобы вспомнить возбуждение той ночи. 37-летняя Татьяна Гордеева описывает сцену как будто прямо из фильма про Франкенштейна. «Мы схватили топоры и вилы, и побежали на дорогу, - говорит она. – У меня дрожали ноги, но мы защищали деревню, и поэтому не боялись. Страх пришел позже. Пять женщин толкали автомобиль, чтобы перегородить им дорогу». А полиция приехала намного позднее, после четырех утра, рассказывает Гордеева. «Они сделали вид, будто записывают наши слова, но никаких протоколов не было».

Но сейчас, когда к этому проявили интерес средства массовой информации, все знают об этой истории, говорит Городилов. Похоже, что деревенским жителям нравится такая слава. «Пока это не случилось, никто и понятия не имел, что такое Сагра, и не знал о ее существовании», - заявляет он.

В честь этого знаменательного для деревни события даже появилась майка с надписью. «Если государство не может защитить народ, - гласит эта надпись, - оно не имеет права запрещать ему самому защищаться. Сагра 2011».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.