Спустя несколько часов после того, как Андерс Брейвик устроил взрыв и расстрелял в Норвегии людей, российское ультранационалистическое подполье уже гудело, издавая тошнотворные звуки одобрения. На сайте vkontakte.ru, который является  российским ответом Facebook, появилось не менее 10 групп пользователей под такими заголовками как «Брейвик герой белой расы», причем в каждой из групп было по нескольку сотен членов. Одним из почитателей норвежского террориста стал Александр Белов, основатель крайне правого Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), которое в этом году было запрещено российскими властями. «В России тысячи недовольных людей, готовых взяться за оружие и сделать что-то реальное…готовых стать воинами в священной войне», - заявил Белов NEWSWEEK, похвалив Брейвика и назвав его «эффективным менеджером».

Как показала трагедия в Норвегии, сумасшедшие и готовые к насилию люди могут скрываться даже в самых благополучных и процветающих странах. Но раковая опухоль ультранационализма нашла особенно благодатную почву в недовольстве и обидах молодых россиян. Белов утверждает, что предсказывал стране такое будущее еще в августе 1991 года. Тогда находящуюся прямо у Кремля Манежную площадь заполнили россияне, радовавшиеся и торжествовавшие в связи с внезапным крахом советского коммунизма. Для большинства из них тот вечер стал днем рождения российской демократии. Но Белов, который находился там вместе со своим другом, раздавая листовки антисемитской организации «Память», говорит, что увидел там нечто иное. «Мы знали, что эти либералы потерпят неудачу, - заявляет он, - и что их провал поможет нашему подъему, подъему правых сил».

Спустя двадцать лет как минимум половина этих апокалиптических предсказаний сбылась. Российские либералы действительно потерпели неудачу, а Россией сегодня правит авторитарная клика бывших сотрудников КГБ. Белов, наверное, также весьма точно предсказал триумф крайне правых сил. На первый взгляд кажется, что благодаря десятилетию высоких нефтяных цен уровень жизни простых россиян повысился, и в стране появилось некое подобие политической стабильности. Но даже ближайшие союзники Кремля опасаются, что когда цены на нефть со временем упадут, а волна легких денег пойдет на убыль, на поверхность выйдет отвратительная реальность злой фашистской России.

Сигнал тревоги в стране прозвучал в конце прошлого года. На протяжении нескольких страшных часов в декабре месяце казалось, что история совершила на Манежной площади полный виток, когда туда через центр Москвы прорвалась возбужденная толпа молодежи примерно в 5000 человек, которая поднимала в гитлеровском приветствии руки и скандировала «Зиг хайль». Часть этой молодежи была из правого беловского ДПНИ, часть принадлежала к армии фанатов московского футбольного клуба «Спартак», которых возмутила гибель одного из своих членов в ходе ссоры с бандой темнокожих иностранцев. «Россия для русских!» - вопили участники марша, швыряя файеры. Тех омоновцев, которые убегали от толпы слишком медленно, хватали и избивали. Наступил вечер, и бунтовщики спустились в метро, где буйствовали весь вечер, сотнями избивая иностранцев. Они зарезали двух рабочих из Узбекистана. «В следующий раз мы возьмем мавзолей Ленина, - пообещал один член ДПНИ. – И мы выкурим этих предателей из Кремля».

В российской истории масса случаев расистского насилия, от погромов евреев при царском режиме до вспышки крайнего национализма после распада Советского Союза. Но есть основания считать, что бунт на Манежной это знаковое событие, изменившее ситуацию и способное определить политику России на много лет вперед. Бедность и безработица ведут к усилению ксенофобии, которая в российском обществе всегда была близка к поверхности. Хотя с конца 1990-х годов мощный рост цен на нефть и металлы в три раза увеличил российский ВВП, весьма заметное процветание некоторых россиян сделало жизнь лишь еще более горькой и болезненной для тех 30%, которые по-прежнему живут ниже черты бедности. Напряженность усиливается из-за глубокого недоверия на всех уровнях, переходящего в ненависть. Это недоверие и ненависть проявляются в отношении коррумпированной полиции, чиновников и властей в целом. И больше всего недостатки страны возмущают отчужденное поколение молодежи, выросшее в постсоветской России.

Это очень взрывоопасная смесь, вызывающая откровенную тревогу даже у самых стойких сторонников Кремля. «Сегодняшняя обстановка близка к ситуации в Веймарской республике. Государственная идеология полностью отсутствует, в обществе глубокий дисбаланс, налицо общая слабость всех государственных институтов. Наш режим напуган», - говорит депутат Государственной Думы от поддерживаемой Кремлем партии «Единая Россия» Сергей Марков. Марков на протяжении большей части прошедшего десятилетия был одним из ведущих кремлевских идеологов. Поэтому, когда столь приближенный к власти человек начинает говорить о Веймарской республике – неустойчивой немецкой демократии, предшествовавшей приходу к власти Гитлера в 1933 году, это тревожный сигнал. Но на самом деле, Кремль сам способствует укреплению расистского насилия в России, заигрывая с националистической идеологией и с политизированными молодежными группировками. В равной степени понятно, что Кремль, вместо того чтобы уничтожить волну ультранационализма, делает все возможное для кооптирования данного движения.

Российских лидеров напугали демократические протесты во главе с молодежью, которые привели к свержению власти на Украине и в Грузии в 2003-2004 годах. С тех пор Кремль в приоритетном порядке создает свое собственное ручное молодежное движение, которому внушают идеи о величии России, и которое готово по приказу президента провести мобилизацию и выйти на улицы, как было в период «оранжевой революции» в Киеве. Но в процессе этих действий кремлевские политтехнологи невольно воспитали целое поколение, хорошо знакомое с мрачным искусством пробуждения молодежных масс, организации демонстраций, манипулирования прессой и заключения сделок с властями. «Беспокоясь по поводу угрозы с Запада, мы дали полномочия тем молодежным силам, которые выступают против цветных революций, - говорит Марков. – Но мы не ожидали возникновения ‘белой революции’ [то есть, усиления ультранационализма], которая становится реальной угрозой режиму».

Следы видны отчетливо и ясно. NEWSWEEK в ходе журналистского расследования выяснил, что многие из организаторов сегодняшних экстремистских националистических группировок научились своему ремеслу, будучи ‘комиссарами’ прокремлевских молодежных организаций «Наши», «Идущие вместе» и «Молодая гвардия». Вот лишь один пример – 21-летний Сергей Кравцов. Став членом самой крупной кремлевской молодежной организации «Наши», он вырос до должности заместителя руководителя ее идеологического управления. Но в прошлом году он окончил Московский государственный текстильный институт и с изумлением обнаружил, что все текстильные фабрики в регионе закрыты, и надежды на их восстановление в ближайшем будущем нет никакой. Резко отказавшись от членства в «Наших» из-за бесхребетности этой организации, находящейся «под каблуком у Путина», Кравцов вступил в беловское ДПНИ, которое сейчас считает истинным голосом России.

А что касается идеологии, то переход Кравцова в этом плане не был гигантским скачком. Многие положения доктрины «Наших» перекликаются с установками движения Белова. Членов ДПНИ учат, что Запад активно и агрессивно пытается подорвать Россию, и что Россия является  оплотом борьбы против исламского терроризма. По сути дела, пользующиеся поддержкой Кремля молодежные группировки отличаются от ультранационалистов лишь определением того, где находятся опасные для России «чужаки» - внутри страны или за ее пределами. На самом деле, их схожесть с германскими нацистами просто поражает. Возьмите последнее основанное Кремлем движение «Сталь» (это слово вдохновило грузина Иосифа Виссарионовича Джугашвили взять себе партийный псевдоним Сталин). Восемь «заповедей чести» этого движения носят приводящее в замешательство сходство с десятью заповедями национал-социализма Йозефа Геббельса.

В самом начале правления Владимира Путина кремлевские идеологи изобрели схему так называемой «управляемой демократии». Все приемлемые политические организации, от прирученных коммунистов до официально разрешенных либералов, должны были влиться в один большой оркестр под управлением Кремля. Все оказавшиеся внутри оркестра получали думские места, служебные квартиры, непыльную работу, машины с водителями. Тех, кто отказывался играть по правилам, безжалостно подавляли. Эта кампания продолжается по сей день. В начале лета Кремль начал новую игру в поддержку либералов, поставив лояльного олигарха Михаила Прохорова во главе ручной партии либеральной оппозиции «Правое дело».

Российские лидеры приложили такие же усилия, чтобы переманить на свою сторону ультранационалистов. Как говорит Белов, «если Кремль не может уничтожить [ультранационализм], он постарается его возглавить». В марте власти официально предложили свое сотрудничество ультранационалистической партии национал-демократов. Платформа этой партии представляет собой мешанину из направленной против истэблишмента риторики, но ее базовые цели просты и понятны: остановить «исламизацию России», а также прекратить иммиграцию в европейскую часть страны уроженцев Кавказа. Лидер национал-демократов Дмитрий Феоктистов хочет создать «чисто русские в этническом плане районы», чтобы можно было провести сегрегацию народов России, подобно израильским евреям и палестинцам на Западном берегу. «Мы бы согласились на сотрудничество» с Кремлем говорит Феоктистов, назвавший Андерса Брейвика гением после вакханалии в Норвегии.

На прошлой неделе Кремль снова открыл одну из страничек своего старого сценария, позвав домой нынешнего представителя России в НАТО Дмитрия Рогозина, где тот получит новое назначение. Восемь лет тому назад Рогозин создал ручную, официально разрешенную националистическую партию, и теперь Кремль хочет, чтобы он повторил этот трюк. «Идея борьбы за права этнических русских теперь усилится, - прогнозирует Рогозин. – Государство делает явно недостаточно для решения данной проблемы». Он намекает, что возрождаемая им партия «Конгресс русских общин» станет союзницей путинской партии «Единая Россия». Тем временем, отказывающиеся от кремлевского патронажа и контроля группировки, такие как беловское ДПНИ, объявляются вне закона, а их лидеров помещают под надзор.

Государственную политику связей с ультранационалистами создал не кто иной, как сам Путин. Ее принцип таков: относиться к ним с уважением и пытаться переманивать их на свою сторону. После декабрьских волнений на Манежной площади Путин побывал на могиле Егора Свиридова – лидера футбольного фан-клуба, убитого во время ссоры на расовой почве. После этого премьер-министр потребовал ужесточить законы о регистрации иностранцев. Сигнал был очевиден: крутой парень Путин разделяет боль утраты фанатов, и косвенно связывает это убийство с проблемой иммиграции.

Российская правовая система демонстрирует удивительную сдержанность в борьбе с нарушителями закона из числа ультранационалистов. После бунта на Манежной тюремные сроки получили всего три задержанных. Один провел за решеткой три дня. Два других – лидер «Славянской силы» Дмитрий Демушкин и один из руководителей ДПНИ Владимир Тор – получили по 15 суток. В то же время, полиция задержала более 200 темнокожих людей, когда Федеральная миграционная служба приказала усилить преследование «бездельничающих иностранцев». Известный блогер Олег Кашин качает головой, недоумевая по поводу той снисходительности, с какой власти отнеслись к участникам беспорядков на Манежной площади. ««Помягче, помягче» - вот как власти отреагировали на самую крупную акцию протеста за последние годы», - говорит Кашин, так и не оправившийся пока от полученных им в ноябре жестоких побоев, которые предположительно были связаны с его журналистской деятельностью. Неопознанные преступники изувечили его руку, которой он писал, сломали Кашину челюсть и обе ноги. Бандиты даже не подумали о том, чтобы взять его бумажник.

Те лидеры правых, у которых NEWSWEEK взял интервью  в связи с этой историей, наперебой хвастались своими влиятельными друзьями из правоохранительных органов. «У нас есть союзники в армии, в полиции и в ФСБ», - говорит Демушкин из «Славянской силы», известной по своим начальным буквам – СС. Для некоторых головорезов правого толка эта связь является  не просто дружбой. Есть фотографии, на которых видно, как скинхеды помогают полиции во время демонстраций, избивая манифестантов из оппозиции. Есть также намеки и на более зловещие связи. Скинхед по имени Максим Базылев и по кличке Адольф был арестован в марте 2009 года вместе с 12 другими членами ультрарадикального Национал-социалистического общества по обвинению в совершении 27 убийств на почве ненависти. Обнаружилось, что у Базылева на банковском счету более 6 миллионов долларов. Но он не дожил до того дня, когда мог бы рассказать следователям правду о том, откуда он получил деньги. Вскоре после ареста Базылева нашли со вскрытыми венами в камере столичного изолятора временного содержания в штаб-квартире московской полиции.

У полицейских сложные взаимоотношения с ультранационалистами. Бунтовщики с Манежной кричали, что полицейские это «шлюхи» и «суки» правящего режима. А параноидальные антиправительственные высказывания многих ультранационалистов живо напоминает риторику самозваных «партизанских» группировок, которые нападали на полицейских и убивали их на российском Дальнем Востоке и в центральных городах Калуге и Орле. В мае 2010 года шестеро фашистов из деревни под Владивостоком сняли видео в манере мучеников и объявили «вооруженную борьбу против коррумпированных тварей» из полиции. Так называемые «партизаны Приморья» мгновенно стали героями интернета, и их поддержали более 70% респондентов в ходе одного опроса. К осени всех шестерых либо убили, либо посадили в тюрьму.

Ультранационалисты также ведут разговоры о вооруженном конфликте. Прошлой зимой корреспондент NEWSWEEK побывал на тренировке десятка членов «Славянской силы», которая проходила в 40 километрах от Москвы. Все они были в белой маскировочной одежде и в масках. Их инструктором был бывший государственный обвинитель Дмитрий Бахарев, который демонстрировал профессиональные навыки борьбы с ножом, а также меткую стрельбу из автомата Калашникова и пистолета Макарова. «Ваш нож должен находиться в постоянном движении – в лицо, в печень, в шею, - наставлял он обучаемых. – Раз, два, три удара – за всех наших друзей в тюрьме!» Один из членов СС 23-летний Виталий Курылев продемонстрировал свою грудь, на которой была татуировка нацистского лозунга сил СС: «Моя честь – моя преданность». По его словам, он вступил в эту организацию, потому что «агрессивные иммигранты с Северного Кавказа» захватывают его район на севере Москвы. Путин и президент Дмитрий Медведев «вот настоящие фашисты», говорит он. Они «применяют силу против русских патриотов и дружат с Северным Кавказом и с Западом».

Но проблемы усиливаются и на Северном Кавказе, и вокруг него. Все чаще сообщают о боях между коренными жителями этого региона и казаками – потомками беглых русских крепостных, которые получали свободу, а взамен обязывались охранять рубежи страны. Преступления на почве насилия и массовые драки все чаще происходят в южном городе Ставрополе, где за прошедшие полгода в общественных местах два раза взрывались бомбы. «Мы оказались в меньшинстве здесь, в Зеленокумске», - говорит 28-летний Артем Дзыга. Он был одним из восьми русских жителей этого города, которые были обстреляны, когда попытались спасти русскую девушку от преследований группы чеченцев. «Это война против русского народа, и ее поддерживает Москва», - заявляет Дзыга.

Лидер казаков Борис Пронин говорит о том, что они готовы бороться с «Кремлем и его антирусской политикой». Пронин утверждает, что у него под командованием более 100 человек, а в штаб-квартире его группы висят десятки пуленепробиваемых жилетов. На прошедшей недавно в Ставрополе вечерней встрече казачьих националистов и атаманов (командиры полков) каждый участник был вооружен. После полуночной церковной службы Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан обратился к бородатым старейшинам казаков, часть из которых была в мундирах и галифе царской эпохи. «Единственный способ предотвратить войну в Ставропольском крае – это переезд сюда русских людей, - заявил своим слушателям православный священник. - Здесь налицо явный этнический дисбаланс».

Люди из кремлевского окружения говорят, что они полны решимости остановить ультранационалистов. «Мы сделаем все, что в нашей власти, дабы победить эту болезнь нашего общества, - заявил один из главных помощников Путина. – И занимаясь этим, мы не будет позитивно реагировать на критику Запада». На улицах Москвы заметно увеличилось количество полицейских, а Медведев настойчиво называет Россию «нашим многонациональным государством». Но многие обозреватели обеспокоены тем, что устранять нанесенный ущерб уже слишком поздно. Московский режиссер Павел Бардин, чей жесткий фильм о скинхедах «Россия 88» был снят с широкого проката, опасается, что Кремль допустил «ужасную ошибку», флиртуя с национализмом. «Этническое русское население пробудилось и теперь занимается поисками своей идентичности», - говорит он. Проблема в том, что несмотря на весь путинский блеф, российское государство страшно ослаблено. Такие институты демократии как выборы, Дума, пресса, утратили весь свой авторитет, поскольку Кремль постоянно занимается их выхолащиванием. Не остается той политической системы, которая могла бы направить в определенное русло гнев и агрессию той отчужденной молодежи, что показана в «России 88». «Если бы в парламенте появились места у умеренной националистической партии с названием «Россия для русских», то, по крайней мере, их было бы меньше на улицах», - говорит блогер Кашин. Вместо этого Кремль будет продолжать свою давнюю тактику в попытке кооптирования идеологии националистов – явно не замечая того, как сила и власть смещаются вправо. Если Путин не отыщет оптимальный путь, будущее в России будет принадлежать Белову, а не либералам, которые так наивно радовались своей свободе в тот  августовский вечер 20 лет назад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.