Москва – «Мы проснулись в другой стране».

Именно так многие россияне вспоминают утро после поражения неудавшегося переворота российских консерваторов, длившегося с 19 по 21 августа 1991 года. В тот день появилось понимание того, что масштабные демократические перемены пяти лет перестройки при Михаиле Горбачеве получили свое подкрепление, и что страну ждет целый сонм головокружительных новых возможностей.

«У нас были большие надежды, и мы верили, что все скоро будет совсем иначе», - говорит Алексей Макаркин, который вместе с тысячами москвичей в день начала путча бросился на защиту Белого дома, где находился свободно избранный российский парламент.

«Тогда было так много идеализма. Мы думали, что, сокрушив путч, мы сумеем поменять к лучшему все стороны нашей жизни», - вспоминает Макаркин, работающий сегодня заместителем директора московского независимого аналитического Центра политических технологий.

Но вскоре появилось разочарование, и сожаление народа по поводу последовавшего затем распада Советского Союза остается удивительно неизменным на протяжении 20 лет после окончания путча. На прошлой неделе независимый социологический Левада-Центр опубликовал результаты своего опроса, который показал: лишь 27% россиян сегодня считают, что страна после путча пошла по правильному пути развития. 49% заявляют, что Россия выбрала неверное направление.

Постсоветский экономический ураган


Одна из причин сохраняющегося недовольства это воспоминания об экономическом урагане, который пронесся по стране, когда президент Борис Ельцин, ставший единоличным лидером России после ухода Горбачева в отставку в рождественский день 1991 года, окунул государство в программу «шоковой терапии», предназначенную для ликвидации советской экономики с ее централизованным планированием и резкого перехода к рыночной системе.

1 января 1992 года освободили цены на все продукты, кроме основных, и в результате цунами гиперинфляции уничтожило накопления людей. А те новые и удивительно красивые импортные продукты, что заполнили прилавки российских магазинов, были недоступны для большинства. Даже вполне успешные новые коммерческие предприятия вовсе не казались положительным примером из-за широко распространенных криминальных методов работы и зависимости от преступных банд, которые защищали их собственность и продвигали бизнес вперед на новообретенном диком российском рынке.

В ту первую страшную постсоветскую зиму появился один из многих горьких анекдотов. Один россиянин спрашивает другого: «Что такого сумел сделать Ельцин за год, чего нашим советским лидерам не удалось за 70 лет?» Тот отвечает: «При нем коммунизм начал казаться хорошим».

«В советские времена была определенная стабильность и предсказуемость в жизни, которая исчезла в мгновение ока, - говорит аналитик из Московского Карнеги-центра Николай Петров, в первые годы после распада Советского Союза работавший парламентским помощником. – Когда произошла эта революция, она принесла обществу радикальные изменения и породила потерянное поколение людей, которые не смогли приспособиться к новым возможностям».

Даже сегодня, говорит он, «людей, которые могут считать себя победителями, довольно мало. Опросы показывают, что лишь 10% россиян, оглядываясь на итоги путча, считают их большой победой, которой можно гордиться. Но очень многие люди считают себя проигравшими. Они полагают, что у них украли право на заботу со стороны государства. И это относится к огромной массе людей, до сих пор отрицательно оценивающих то, как все получилось».

За десятилетие в 1990-е годы Россия потеряла почти половину ВВП советской эпохи, а немногочисленные прибыльные отрасли советской экономики были проданы на сомнительных аукционах кучке близких к Кремлю людей, которых стали называть олигархами. Страна в то время переживала нескончаемые экономические потрясения, кульминацией которых стал финансовый крах 1998 года, уничтоживший сотни банков вместе со сбережениями людей. А рубль сохранил лишь пятую часть своей покупательной способности.

Кульбиты демократии


Но широко распространенное в России недоверие к демократии объясняется, пожалуй, не только экономическими невзгодами. Проведя два года в ссорах с законно избранным российским парламентом, Ельцин в конце 1993 года приказал распустить его. Когда депутаты отказались и забаррикадировались в Белом доме – точно так же, как двумя годами ранее поступил Ельцин, чтобы разгромить путч ГКЧП – тот направил войска и танки на штурм здания. В результате большое количество людей погибло, а в Белом доме возник пожар.

«После путча 1991 года Ельцин получил от народа невероятный запас доверия, но он умудрился разбазарить его за очень короткое время, - говорит бывший председатель Краснопресненского районного совета Александр Краснов, активно поддерживавший Ельцина в 1991 году. – К 1993 году мне это настолько надоело и опротивело, что я поддержал парламент в его противостоянии с Кремлем. Сейчас мое отношение к 1991 году такое: защищая Ельцина и Белый дом в надежде на то, что он борется за то же, за что и мы, все мы жестоко обманулись».

Разогнав парламент, Ельцин переписал российскую конституцию, передал львиную долю властных полномочий в Кремль и низвел новый законодательный орган - Государственную Думу - до статуса декорации. Его преемник Владимир Путин сумел воспользоваться той же самой конституцией для восстановления целого ряда аспектов авторитарного режима, не изменив в ней ни слова.

Жизнь при Путине


За прошедшее десятилетие под руководством президента, а теперь премьер-министра Путина в стране произошла мощная стабилизация экономики, и жизненный уровень большинства россиян улучшился. Путин укротил олигархов и изгнал их из политики. Он национализировал нефтяные и газовые компании, а также расплатился по огромным государственным долгам, накопившимся в ельцинскую эпоху. Но Путин также заткнул рот средствам массовой информации, надел узду на гражданское общество и расшатал систему демократических выборов.

Наверное, самая большая ирония заключается в том, что Горбачев, отодвинутый 20 лет назад в сторону после провального путча, воспользовался отмечавшейся на прошлой неделе годовщиной ГКЧП, чтобы подвергнуть Путина критике за достижение тех самых целей, которые ставили перед собой заговорщики.

«Путин и его команда за стабильность, но стабильность убивает развитие и ведет к стагнации, - заявил Горбачев в пятницу в интервью Би-би-си. – Существовавшая у нас избирательная система была ничем не примечательна, но они буквально кастрировали ее».

И тем не менее, многие эксперты утверждают, что сегодняшняя Россия существенно отличается от Советского Союза, который после августовского путча попал на свалку истории.

«Вне зависимости от всех этих двойственных результатов я считаю, что нам удалось спасти российскую демократию», защитив в 1991 году Белый дом от путчистов, говорит Макаркин.

«Из этого получилось много того, что сохраняется и сегодня. Это может прозвучать банально, но люди сегодня могут свободно ездить за границу, читать все, что хотят, слушать ту музыку, которая им нравится, покупать недвижимость и радоваться тем многим вещам, которые в СССР были запрещены, - отмечает он. – Люди сегодня просто не понимают, что все могло быть иначе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.