К 2025 году экономически активное население России уменьшится на 10 миллионов человек. С учетом общего старения населения этот головокружительный спад приводит в ужас демографов. И угрожает экономическому развитию страны.  

Вдали от московских витрин, погружение в «глубинку» и действительность отдаленных регионов России выставляет в новом свете все противоречия демографического кризиса в стране. Перед зданием местного роддома (типичное невзрачное строение) мы видим отражение улыбающейся России. Чтобы поздравить свою супругу, счастливый отец развесил между двух деревьев огромный плакат: «Спасибо, Надя!» Такое поведение - вполне обычное дело, тем более что жесткие санитарные нормы запрещают визиты родственников в течение нескольких часов после родов. Немного дальше, среди лабиринта маленьких грязных улочек мы видим плачущую Россию, которая топит горе в алкоголе. Чтобы купить хоть немного хлеба, двое пареньков обращаются к прохожим: «У вас не будет мелочи? Родители снова в запое». Удивляться подобному не приходится, потому что у местного продуктового магазина часто случаются пьяные выходки и семейные ссоры, причиной которых становится все та же водка.   

Высокая смертность


Поволжский город Ульяновск по-своему символизирует две стороны современной России, население которой становится все меньше: со 149 миллионов в 1991 году (после распада СССР) оно сократилось до нынешних 143 миллионов и наверняка уменьшится до 127 миллионов к 2031 году, если верить прогнозу органов официальной статистики. 12 июня этого года, как и в течение шести последних лет, местные власти решили отметить рождение детей, появившихся на свет в этот национальный праздник. В этом году почестей и подарков удостоились 45 детей и их родителей. Тем не менее, несколько недель спустя Ульяновск вновь попал на первые полосы газет, но на этот раз по менее радостной причине: в автомобильной аварии погибли сразу восемь человек. Среди них оказался и шестилетний ребенок. В ГИБДД сразу же сообщили, что наиболее вероятной причиной трагедии был алкоголь.   

«Демографическая проблема в России скорее заключается не в рождаемости, которая соответствует европейскому уровню, а в высокой смертности, особенно среди мужчин, - считает Борис Денисов из Московского государственного университета. - Алкоголь и другие причины смертности в России являются отражением глубинной социальной проблемы: жизнь в стране очень тяжела, многим людям не хочется жить, и они по-своему находят выход». Годовое потребление чистого алкоголя в стране уменьшилось с 18 до 15 литров на человека, но все равно вдвое превышает международные нормы. Ситуация усугубляется тем, что изготовленная в домашних условиях водка может быть опасной для здоровья. В целом каждый год алкоголь уносит от 400 000 до 500 000 жизней. Схожие цифры касаются и табака. Оба эти фактора в совокупности с несбалансированной и слишком жирной пищей, которая вызывает множество сердечно-сосудистых заболеваний, являются главными причинами смертности.  

Кроме того, беспокоят демографов и другие цифры. Так, например, ДТП каждый год уносят около 30 000 жизней. Объясняется это алкоголизмом, а также плохим состоянием дорожной инфраструктуры и несоблюдением правил дорожного движения. Россия занимает одну из верхних строк по числу самоубийств. СПИД также не ослабляет своей смертельной хватки (40% зарегистрированных в Европе случаев приходится на Россию). Прочие тревожные показатели: два миллиона наркоманов и более 30 000 смертей от передозировки каждый год.  

В целом прогресс, конечно, существует. С 2005 года уровень смертности сократился с 16 до 14 случаев на тысячу человек. Однако после такого снижения ситуация застыла на месте. В стране проводятся кампании по предупреждению наркомании и СПИДа. Принимаются меры против алкоголя и табака. «Рекламу очень серьезно ограничили. В области продажи вводится все более жесткий регламент. Но нам нужно пойти еще дальше», - уверена демограф и антитабачный активист Дарья Халтурина. Ряд мер, по ее словам, мог бы быть очень эффективным, однако его реализации предполагает значительные трудности. В частности, это касается борьбы с производством контрафактного алкоголя, ограничения продаж и повышения налогов. Кроме того, необходимо ввести более жесткие правила и меры контроля в табачной торговле… Разумеется, такие решения не встретят понимания в стране, где на курильщиков приходится 40 миллионов человек, то есть почти 40% населения. Тем не менее, в Москве уже открылось несколько кафе и ресторанов для некурящих.  

Влиятельные лобби

«Но главная проблема – это лобби, которые пользуются огромным влиянием. Это касается алкогольной и даже в большей степени табачной промышленности. Им удается подкупить или обойти людей на высших уровнях принятия политических решений», - недовольна Дарья Халтурина. Крупные международные табачные компании обвиняют в попытке найти в России способ скомпенсировать потери на других рынках (прежде всего европейских), где политика в области здравоохранения ощутимо жестче. «Здесь они научились бить по легким целям: мужчинам, слабому звену российского общества. 70% из них – курильщики», - говорит доктор Андрей Демин, еще один видный представитель антитабачного движения.  

Зрелые мужчины в работоспособном возрасте. Именно этот слой общества отличается самой высокой смертностью: только 60% мужчин удается дожить до пенсии. И это напрямую сказывается на экономике: экономически активное население уменьшается в среднем на миллион человек в год. К 2025 году число работоспособных людей в России (сейчас оно оценивается в 75 миллионов) может сократиться на 10 миллионов человек. Такое снижение (оно связано с общим старением населения) ляжет дополнительным грузом на государственные финансы, которые уже два года вновь находятся в красной зоне. «Прежде всего, это угроза для экономического развития», - считает директор московского представительства Standard & Poor's Алексей Новиков. На конференциях и в интервью он часто говорит о нефинансовом аспекте долгосрочного доверия к России. «Через 20 лет стране будет не хватать 18 миллионов работников. Единственное решение – привлечь профессионалов со всего мира и серьезно взяться за проблему ксенофобии в этой стране», - подчеркивает он. 

Особенно проблематичной ситуация выглядит на восток от Урала, где проживают всего 30 миллионов человек, что вдвое меньше населения Франции. «Если мы не будем развивать эти регионы, нам станет труднее держать под контролем территорию. Особенно под давлением Китая, который вкладывает в них деньги, скупает леса и отправляет работников», - предупреждает Марина Катаранова из Экономической экспертной группы. «Увы, несмотря на все эти проблемы, в стране не существует настоящей иммиграционной политики. В значительной мере это объясняется страхом в обществе и отсутствием политической воли властей», - продолжает она. Этот вопрос до сих пор остается запретным. Пусть даже глава Совета безопасности Николай Патрушев недавно обратился с призывом к пересмотру иммиграционной политики. «Страна вступает в наиболее сложный с точки зрения демографической ситуации период», - заявил он.  

Краткая передышка

После тяжелейшего периода демографического спада в 1990-х и начале 2000-х годов (в то время страна ежегодно недосчитывалась по 750 000 человек) у властей все же появилась небольшая передышка: демографические кривые развернулись в нужную сторону. Помимо медленного снижения уровня смертности, показатели рождаемости с 1999 года также пошли вверх с 8,3 до 12,5 новорожденных на тысячу жителей. Кроме того, суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей у одной женщины) увеличился с 1,16 до 1,54. За последние десять лет кризис рождаемости был в значительной степени скомпенсирован ее резким взлетом в 1980-х годах: женщины того поколения, которым сейчас от 20-30 лет, в свою очередь начали рожать детей.  

К тому же такой естественный прирост сопровождался правительственными мерами, который стартовали после обращения Владимира Путина к Федеральному собранию в 2006 году. В этом выступлении президент забил тревогу. Главной среди принятых программ стало выделение 365 000 рублей семье за рождение второго ребенка. Эта федеральная помощь нередко идет в паре с более или менее щедрыми региональными программами. «Эти деньги оказали реальный эффект и отразились на увеличении семей. Всего их получили три миллиона семей, что значительно превзошло изначальный прогноз», - утверждает советник министра здравоохранения София Малявина.

Такое увеличение рождаемости заметно повсюду в городах, как в Москве, так и в регионах: беременные женщины на улицах, маленькие дети в парках, магазины с игрушками и детской одеждой в торговых центрах. «Это отражается также и на поиске работы, - говорит Юлия Никитина из кадрового агентства Boyden. - Как для мужчин, так и для женщин семейные ценности и необходимость сохранить равновесие между профессиональной и личной жизнью сегодня играют куда большую роль, чем десять лет назад, в сумасшедший период становления капитализма». 

Демографов же в первую очередь беспокоит грядущий обратный процесс: падение числа людей в детородном возрасте, которое уходит корнями в «пустые» годы посткоммунистической эры, даст о себе знать в 2010-х и 2020-х годах. Эту тенденцию не удастся скомпенсировать (реальным, но все равно медленным) увеличением ожидаемой продолжительности жизни (63 года для мужчин, 75 для женщин). «В этой связи нам нужны новые меры для повышения рождаемости. К настоящему моменту было очень мало сделано для того, чтобы облегчить жизнь молодым матерям. Нужно больше детских садов, более гибкий трудовой кодекс, создание налоговых льгот для семей», - уверена демограф Дарья Халтурина. 

Вызывает вопросы и система здравоохранения. «Чтобы бороться со смертностью, нужны долгосрочные инвестиции. Затраты на здравоохранение составляют меньше 4% ВВП России против 7-8% в европейских странах», - напоминает экономист Евгений Гонтмахер. «Но для этого требуется изменить менталитет, - говорит доктор Татьяна Колпакова из московского представительства Всемирной организации здравоохранения. - Наследие патерналистской советской системы находит отражение в том, что многие россияне все еще думают, что их здоровье зависит не от них самих, а от врача и системы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.