Вымогательства, взяточничество, подлоги: смерть директора московской школы в изоляторе временного содержания вновь вывела на первый план беды российской системы образования, которая страдает от нехватки средств и повальной коррупции.

В прошлую субботу директор московской школы №1308 48-летний Андрей Кудояров скончался от инфаркта в камере предварительного заключения, где он находился с мая этого года по обвинению в получении взятки в размере 240 000 рублей за зачисление ребенка в его учреждение (его уровень считается выше среднего по российской столице).

За несколько недель до этого директор еще одной государственной школы (она, кстати, расположена на той же улице) Константин Петров, его заместитель и одна из учителей ударились в бега после начала следствия, в котором Петрова обвиняли в расхищении 28 миллионов рублей. 

Для принятия ребенка в школу, обучение в которой, как и во всех государственных школах, в теории бесплатно, Петров брал с родителей по 150 000 рублей. Кроме того, каждый месяц он получал около 10 миллионов рублей от родителей, которые хотели, чтобы их дети продолжали учиться в этом обладающем самым современным спортивным оборудованием учреждении. 

В конце марта директора другой московской школы приговорили к выплате штрафа в 100 000 рублей за вымогательство денег с родителей, которые хотели устроить ребенка в его учреждение.

Кроме того, в ближайшее время начнется судебный процесс по делу директора московского лицея Татьяны Михайловой, которая, как следует из обвинения, требовала от родителей учеников ежемесячных выплат. 

От детских садов до университетов – ежегодный объем рынка взяток в России составляет около 5,5 миллиарда долларов. Такие цифры приводятся в недавнем отчете Министерства внутренних дел, который посвящен коррупции в системе образования.  

В ноябре прошлого года премьер-министр России Владимир Путин напомнил, что государство должно взять на себя все расходы на образование. Тем не менее, этого заявления оказалось явно недостаточно, чтобы положить конец широко распространенной практике «добровольных пожертвований», на которые вынуждены идти стремящиеся устроить ребенка в хорошую школу родители.

Родителей нередко просят дать денег на приобретение нового оборудования, покупку продуктов питания или оплату ремонтных работ в учреждении.

«Все убеждены, что за «хорошее образование» надо платить», - написала во вторник популярная газета «Комсомольская правда».

На самом деле в большинстве случаев «добровольные пожертвования» идут на повышение зарплат учителей, на которые жалеет денег государство, подчеркивает преподаватель Высшей школы экономики Марк Левин. 

Низкие зарплаты учителей (в среднем по 200 евро в месяц) и ограниченное число хороших государственных учреждений представляют собой главную проблему образовательной системы и объясняют нынешние масштабы коррупции.

Тем не менее, многие родители все равно отдают предпочтение государственным школам, так как частные учреждения нередко критикуют за попустительское отношение к ученикам.

Коррупция также коснулась и новой государственной экзаменационной системы ЕГЭ, через которую необходимо пройти, чтобы поступить в университет. Так, в прошлом году в Ростовской области 70 учителей были пойманы с поличным, когда выполняли задания в экзаменационных листах своих учеников. Каждый из них заплатил им по 40 000 рублей. Бывают случаи, когда ученики покупают аттестаты напрямую у экзаменационной комиссии.

Получается, что бесплатное на первый взгляд образование стоит денег: по данным Института развития образования, российские родители тратят на образование собственных детей от 8 000 до 40 000 рублей в год.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.