Все, что Юлия Беляева помнит о той ночи, когда родилась ее дочь, 17 декабря 1998 года, это ругань докторов. «Доктора и медсестры ругали нас за наши крики, они нас обзывали унизительными словами»,- говорит она.

Кто виноват в трагической подмене, которая произошла в роддоме Копейска в ту ночь и которая кажется бесчеловечной даже по меркам российской медицины? Ира родилась в 2:20, 15 минутами раньше Ани. Их матери были еще практически подростками – Беляевой было 18, когда родилась Аня, а биологической матери Иры было всего 16 лет. «Я не исключаю того, что они поменяли наших детей намеренно»,- говорит Беляева – в состоянии раздражения из-за криков женщин. Сегодня убитые горем родители заявляют о своем желании добиться того, чтобы доктора полностью ответили за содеянное и отправились в тюрьму.


Подробности: Две семьи судятся с роддомом, перепутавшим детей

 

Однако история с подменой детей в Сибири открылась двумя годами позже истечения срока давности преступления. Обе матери хотят сохранить дочерей, которых вырастили, поскольку одна семья придерживается христианской веры, а другая – мусульманской. Поэтому сейчас семьи рассчитывают на компенсацию причиненного вреда в размере 330 000 долларов. Слушание по этому делу ожидается на следующей неделе.

В течение 12 лет Беляева не испытывала ни тени сомнения, что ее старшая, горячо любимая дочь Ира ее родной ребенок. Светловолосая, голубоглазая мать думала, что ее темноглазая дочь с иссиня-черными волосами унаследовала эти черты от своей бабушки. У Иры сильный голос и общительный характер матери. Ира криком командовала мальчишками во дворе. Это заставляло молодую маму гордиться своей дочерью: «У нее мои задатки лидера»,- говорит Беляева.

Раскрывшаяся правда полностью перевернула их жизнь. Весной прошлого года ее бывший муж, с которым они уже давно находятся в разводе, отказался платить алименты, утверждая, что Ира не его биологическая дочь, поскольку она совсем на него не похожа. Назначенные судом тесты ДНК подтвердили его подозрения и, более того, доказали, что ни он, ни Юля не были родителями Иры. «Мне показалось, что моя жизнь кончилась, когда я увидела результаты экспертизы ДНК», - рассказала Беляева. Даже сейчас спустя месяцы после этого страшного открытия она неожиданно расплакалась: «Первая паническая мысль была: где мой ребенок? Она вообще жива?»

Были привлечены силы полиции.  В прошлом месяце они нашли настоящую дочь Беляевой, 12-летнюю девочку, блондинку, как и ее мать. Аня воспитывалась в мусульманской семье этнического таджика в тихом пригороде на другом конце Копейска. С первого взгляда на девочку в длинном платье и мусульманском платке на голове Юлия Беляева узнала свою дочь. Лицом девочка была точной копией фотографий матери в подростковом возрасте.

Но вариант обмена теперь уже взрослыми девочками не обсуждался – обе семьи твердо намерены оставить у себя детей, которых они вырастили. «Я счастлива, что мама не отдает меня. Я родилась под счастливой звездой. А теперь у меня есть сестра»,- говорит Ира. Пока родители старались развлечь девочек, водя их в городской зоопарк, покупая им подарки и выполняя все их желания, Ира и Аня успели подружиться. По словам Иры, теперь они с нетерпением ждут, когда снова смогут пойти друг к другу в гости.

Для Беляевой первая радость от новой дружбы с отцом Иры и того, что Аня впервые назвала ее «мамой» быстро сменилась новыми тревогами. По ее словам, образ жизни семьи, в которой ее биологическая дочь Аня росла и воспитывалась в течение 12 лет, сильно отличается от того, чего бы Беляева могла пожелать для своего ребенка. Отец Ани отверг предложение Беляевой записать ее на занятия по современным танцам или отправить обеих девочек в дом отдыха на неделю, потому что, как объяснила Беляева,  «ислам этого не позволяет».

«Теперь я думаю, что лучше было не знать правды,- говорит она.- Все дни превратились в кошмар, потому что ее отец не позволяет сделать ничего из того, о чем я мечтаю для  своей вновь обретенной дочери».

Для биологического отца Иры, Наймата Искандерова, который также сейчас в разводе, новость о том, что его дочь Ира росла все эти годы в русской семье, стала не менее удручающей: «Я уже на грани нервного срыва. Я не могу себе представить, насколько тяжело это должно быть для женщины»,- сообщил он репортерам местного телевидения.

 

Еще по теме: Москва обещает помочь семьям мигрантов

 

Довольно странно, но истории с подменой детей не являются такой уж редкостью для России, и это приводило в ужас молодых родителей в прошлом. Два года назад суд  вынес решение о том, что чеченская и русская матери должны поменяться своими двухлетними сыновьями, которых перепутали в роддоме города Мценска в центральной части России. «Начиная с советских времен, существует «черный рынок», где продажные доктора получают деньги за темные, практически немыслимые преступления», - говорит доктор Ирина Корнеева, работавшая в роддоме в начале своей врачебной карьеры.

В конце сентября  на российском Первом канале сообщили  ужасающую статистику: из 10 000 детей, рожденных в Москве, четверо не являются биологическими детьми своих матерей.

В связи с тем, что этот скандал привлекал все больше внимания в России, акушерке, дежурившей в ту ночь в роддоме, позволили выступить в свою защиту на государственном телевидении. Она заявила, что молодые матери видели своих новорожденных детей сразу после их рождения и должны были заметить подмену позже.

Для большинства провинциальных роддомов мысль о присутствии отца при рождении ребенка недопустима. До того, как скандал с подменой детей потряс Копейск, городской роддом с настороженностью отнесся к соседу Беляевой, Валерию Мыздрикову. Два года назад он стал первым отцом, которого пропустили в родильный зал. «Я настаивал на том, чтобы руководство роддома разрешило мне стать свидетелем рождения и убедиться, что моего ребенка не уронят или нечаянно не поменяют,- сказал Мыздриков. - Теперь я вижу, как Беляева плачет из-за ужасной ошибки работников роддома, и не устаю благодарить свою интуицию».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.