Москва - Женщины любого возраста привыкли приходить в советскую государственную клинику гинеколога Любови Ерофеевой, десятками выстраиваясь в очередь на идущие сплошной чередой аборты. «В те дни было более распространенным взять больничный на несколько дней по причине аборта, чем из-за простуды», - говорит она.

Спустя два десятилетия после краха Советского Союза широкое распространение контрацепции и возрождение религии способствовали уменьшению общего числа абортов, но прерывание беременности остается главным методом контроля рождаемости в России.

Уровень абортов в стране - 1,3 миллиона, или 73 на каждые сто рожденных в 2009 году - самый высокий в мире.

Поддерживаемое Русской православной церковью (РПЦ) влиятельное противоабортное лобби ведет моральный крестовый поход за ужесточение законодательства и изменение общественного отношения к проблеме, которая в значительной мере является наследием советской эпохи.

Подробности: РПЦ и законодатели хотят ограничить аборты

Дополнением к дебатам служат усилия российского правительства, направленные на то, чтобы обратить вспять процесс спада населения, вызванный низким уровнем рождаемости в сочетании с очень высоким уровнем смертности. В условиях, когда русские вымирают примерно в два раза быстрее, чем рождаются, ООН прогнозирует, что к 2050 году население страны уменьшится примерно на одну пятую - до 116 миллионов человек.

Группы, отстаивающие права женщин, возмущены тем, что церковь пытается влиять на российские светские законы, и заявляют, что аборт должен оставаться в качестве возможного выбора женщины. Они признают, что статистика демонстрирует карикатурность здравоохранения, но предполагают, что проблему можно решить лучшим образом при помощи сексуального образования.

В самом центре споров лежат поправки в российское законодательство в области здравоохранения, которые практически гарантированно будут одобрены в нижней палате парламента после того, как они были одобрены в критически важном втором из трех чтений 21 октября.

Подробности: Госдума приняла закон, ограничивающий аборты

Закон ограничит аборты сроком в 12 недель, введет период ожидания в размере до одной недели с момента первоначальных консультаций и потребует от женщин со сроком беременности более шести недель обязательно пройти ультразвуковое исследование и посмотреть на формирующийся плод, услышать биение его сердца, и только после этого на консультации определять, как действовать дальше.

«Нашими двумя основными мотивами являются, во-первых, тот факт, что Россия вымирает, и во-вторых, наша религиозная традиция. Мы не можем забыть о нашей вере, - заявила Reuters Елена Мизулина, председатель внесшего на рассмотрение законопроект комитета Госдумы по делам семьи. - Несмотря на длительный коммунистический период, это рассматривается как убийство, как нарушение десяти заповедей».

Резкий демографический кризис в России, говорит она, только способствует тому, чтобы этот вопрос был решен максимально срочно. «Америке не угрожает вымирание, поэтому она может позволить себе быть более терпимой», - говорит Мизулина.

Сокращение населения

Правительство усиленно работало над культивированием бэби-бума, чествуя большие семьи на пышных кремлевских мероприятиях, предлагая субсидии родителям, у которых больше одного ребенка, и разыгрывая в лотерею автомобили среди женщин, родивших в день национального праздника.


Эксперты говорят, что только миграция может помочь заполнить демографическую черную дыру, но это решение обладает потенциально взрывоопасными побочными эффектами, учитывая этническую напряженность в стране.

Опасения того, что преимущественно мусульманские мигранты из Средней Азии и с Кавказа вытеснят уменьшающееся этнически российское население, очень способствовали усилению голоса Православной церкви в вопросе об абортах, да и в других вопросах после кончины атеистического Советского Союза.

Одной из самых известных личностей, продвигающих позицию церкви по этому вопросу, является набожная российская первая леди Светлана Медведева, чей Фонд социально-культурных инициатив в июле проводил недельную общенациональную кампанию под названием «Подари мне жизнь!»

Подобные инициативы вызвали протесты. Более ста пятидесяти активистов-правозащитников и представителей феминистских групп подписали в прошлом месяце глобальную петицию против подобных мер, в то время как другие устраивали демонстрации в Москве.

На одной из таких демонстраций группа молодых активистов развернула баннеры с лозунгами: «Боритесь с абортами, а не с женщинами», «Мое тело это мое тело», и «Лучше аборт, чем плохие родители».

«Почему священник должен решать, что мне делать со своим телом?», - спрашивает одна молодая 31-летняя феминистка по имени Дина Орлова, возражая против включения священников в экспертный совет, который составлял текст российского законопроекта.

Но церковь заявляет, что русские готовы к большим ограничениям.

«Отношение явно быстро меняется, и это должно найти отражение в политике и в законе», - заявил представитель РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин. Первую победу лагерь тех, кто против абортов, одержал в июле, когда законодатели одобрили закон, согласно которому реклама абортов должна содержать предупреждения о возможных последствиях для здоровья.

Подробности: Россия принимает закон, ограничивающий рекламу абортов

Тем не менее, более жесткие правила – требующие согласия родителей в отношении девушек до 18 лет или одобрения супруга для замужних женщин, а также убирающие государственную поддержку абортов – были исключены из проекта нового закона после того, как опросы показали, что подобные меры непопулярны, говорит Мизулина.

Одним из следующих шагов, сказала она, является запрет прямых продаж в розницу так называемых посткоитальных контрацептивов, которые она назвала «ядом».

Сексуальное образование


В 1920 году Советский Союз был первой страной, легализовавшей аборты, но в попытке увеличить рождаемость диктатор Иосиф Сталин вновь сделал их незаконными в 1936, и они оставались под запретом до 1955 года, и были разрешены только после его смерти.

Женские организации указывают, что при полном запрете растет число смертей от нелегальных абортов.

«Им стоит взглянуть в историю. Если женщина не хочет иметь ребенка, она покончит со своей беременностью при помощи тремпеля», - говорит Ерофеева, которая основала некоммерческую Российскую ассоциацию «Народонаселение и развитие» (РАНиР) в 1990-е годы для продвижения сексуального образования.

«Женщины не обязаны государству, они не должны рожать как машины», - говорит она.

Ее организация привыкла получать государственное финансирование до того, как большая часть программ по планированию семьи была урезана после дефолта России по своим обязательствам в 1998 году.

Сегодня в России нет сексуального образования в школах.

Единственный способ сократить число абортов, говорит Ерофеева, это избавить женщин от «предрассудков» и «суеверий», оставшихся с советских времен, когда презервативы, изготовлявшиеся в странах Восточного блока, были не только дефицитными, но и, как известно, толстыми, неудобными и при этом легко рвущимися, а внутриматочные спирали советского производства часто не срабатывали.

Пациенты и врачи были равным образом скептически настроены по отношению к высокодозированным противозачаточным таблеткам первого поколения, будучи уверенными в том, что гормоны будут причиной всяческих бед и неудобств.

С появлением на рынке современных методов контрацепции в 1990-е годы число абортов упало примерно на треть, но после этого стало снижаться более медленно. Эксперты говорят, что число женщин, использующих таблетки в качестве главной линии обороны против нежелательной беременности, остается низким – ниже 20%.

«В СССР секса не было», - говорит эксперт в области гендерных исследований Ирина Костерина, цитируя чиновницу Коммунистической партии, сомнительный комментарий которой остается известной остротой относительно табу советских времен.

Многие женщины по-прежнему стесняются консультироваться у гинекологов или вообще говорить о сексе, особенно со своими партнерами, о том, как избежать нежелательной беременности или защититься от болезней, передающихся половым путем, говорит она..

«Наша сексуальная революция наступила на тридцать лет позже, чем на Западе, и охватила лишь очень небольшой класс женщин», - говорит Костерина.

Только десять процентов российских женщин, которые делают аборты, прерывают свою первую беременность, говорит она, добавляя, что у большинства уже есть один или два ребенка.


В частной клинике, цветовая гамма которой выдержала в персиковых и сине-зеленых тонах, 27-летняя Ирина подверглась уже второй операции – спустя год с небольшим после первой. Будучи незамужем, имея ипотечный кредит и родителей в далеком провинциальном городе, она, по ее словам, не может позволить себе ребенка.

«Ну и помимо этого, мой бойфренд его не хочет», - говорит она, но признает, что они не используют никакие регулярные формы контрацепции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.