азговоры накануне трехдневных выходных на любом языке одни и те же. В университете, на улице, повсюду люди говорили одинаково: «Помнишь, четвертого праздник!» Они радостно улыбались и вздыхали с облегчением, говоря: «Спать буду до обеда!» или «А я целый день!» В среду мы нашли оправдание (завтра все равно уже четверг), и выпили по лишней кружке пива, отправившись спать позднее. А в четверг к обеду все уже неотрывно смотрели на часы.


Мой друг спросил меня, что я собираюсь делать в праздники. «Если нечего делать, - сказал он, - пойдем с нами на Русский марш». Он объяснил мне суть этой националистической демонстрации. «Короче, - закончил он, - мы хотим сохранить Россию для русских».

 

Я уставилась на него. «Но я же не русская». Он уставился на меня. «Ты что-то хочешь сказать мне? – спросила я. – Зачем мне туда идти?»

Он пожал плечами. «Ну, ты можешь его пофотографировать». У меня не было сомнений в том, что это будет увлекательное культурное зрелище, но я представить себе не могла, что мне, иностранке, делать на марше националистов. Это будет никому не нужная провокация. А поскольку я не принадлежу к здешней культуре, мне будет трудно понять значение этого марша.


Еще по теме: Голос Навального заглох на фоне националистического марша

 

Вообще-то на Камчатке и раньше возникали проблемы иммиграции. Не далее как в июне губернатор края объявил о планах создания города, предназначенного специально для мигрантов, который, по его словам, «не будет никаким гетто». Но вопрос этот кажется отнюдь не актуальным. Согласно переписи 2002 года, русские составляют подавляющее большинство населения Камчатки, а самыми значительными меньшинствами считаются коренная народность коряки и украинцы. Когда я своими чужеземными глазами смотрю на людей, идущих по тротуару, мне кажется, что статистика довольно точно отражает действительность: 9 из 10 прохожих кажутся мне русскими.

Наступил день 4 ноября – ясный и холодный. Туземный народ отмечал в центре города праздник морского зверя-нерпы «Хололо». Жители Петропавловска, как аборигены, так и пришлые, выстраивались в очередь за хлипкими пластиковыми стаканами с розовым чаем на шиповнике. В этих местах сейчас темнеет рано. Я встретилась с другом, пригласившим меня на марш, и мы немного поболтали в сумерках раннего вечера. «В прошлом году у нас поменяли часовой пояс, так что теперь мы опережаем Москву не на девять, а на восемь часов, - сказал он. – Они хотели перевести время назад еще на час, но 3000 человек вышли на демонстрацию протеста. Мы целый день стояли под дождем и скандировали. Местная власть к нам прислушалась».

 

Еще по теме: 4 ноября - красно-коричневый день календаря

 

«Три тысячи человек!» - воскликнула я.

«У меня и фотографии есть, - сказал он. – Я и сам не ожидал, что будет так много».

Кстати, о протестах, спросила я. Как прошел Русский марш?

Он рассмеялся. «Я поехал туда на автобусе, чтобы посмотреть, как все будет. Там стояло 10 человек, 10 парней с двумя флагами, без мегафона, без всего. … Я просто проехал на автобусе мимо. Поехал домой и вздремнул вместо этого марша».

Я тоже начала смеяться. Ничего не могла с собой поделать. «А на демонстрацию против смены часового пояса вышло 3000 человек!»

«Конечно, - сказал мой друг. – Это же вопрос нашей повседневной жизни. А национализм, наверное, не так важен для такого большого количества людей. А вот солнце важно для всех». Город вокруг нас пах выхлопными газами и ухой, вода в заливе была зеркальной, а на открытой сцене плясало несколько  коряков. Было 5 часов вечера, и на улице почти стемнело. Праздник прошел хорошо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.