Москва — Его часто называют банановым королем. Однако фруктовый магнат Владимир Кехман, шокировавший на прошлой неделе балетный мир, убедив двух крупнейших звезд балета уйти из знаменитого Большого театра в его намного менее прославленный петербургский Михайловский театр, считает этот титул недооценкой. «Я был настоящим банановым императором», - говорит он.

Такой же недооценкой, по словам Кехмана, были сообщения о том, что он потратил на реконструкцию и восстановление дореволюционного архитектурного великолепия принадлежащего государству Михайловского театра, генеральным директором которого он был назначен четыре года назад, 20 миллионов долларов из собственных денег. «Я пожертвовал 40 миллионов долларов, а не 20», - подчеркивает он.

Однако, что явно никто больше не будет преуменьшать – это амбиции г-на Кехмана, который хочет ввести Михайловский в число первоклассных мировых балетных сцен.

В прошлый понедельник, в начале недели, на которой только что открывшийся Большой театр планировал сконцентрироваться на своей премьере «Спящей красавицы», две крупнейшие звезды – Наталья Осипова и Иван Васильев - объявили о своем уходе. Подобный шаг — покинуть одну из знаменитейших балетных сцен, причем не ради одной из известных западных трупп, а ради менее известного российского театра,— это нечто практически неслыханное в балетном мире.


Подробнее: Побег из Большого: чемоданное настроение?

 

Это было огромным достижением «бананового короля», связанная с искусством деятельность которого до того, как он стал генеральным директором Михайловского театра, сводилась к владению открытым им в Санкт-Петербурге джаз-клубом (по его словам, до этого ему негде было слушать любимую музыку) и игре на кларнете в детстве в родной Самаре – расположенном примерно в 700 милях к юго-востоку от Москвы городе в котором его дядя, как он вспоминает, считался лучшим настройщиком фортепьяно.

Его дерзкая вылазка устроила переполох в российских театральных кругах. «Премьеры такого ранга не уходили из Большого никогда, - пишет балетный критик газеты «Коммерсант» Татьяна Кузнецова. - Сбегали за границу — это да. Но то было в советские времена, а в новейшей России в Большой артисты только приходят».

Теперь все изменилось.

В прошлом году г-н Кехман пригласил модного испанского хореографа Начо Дуато (Nacho Duato) занять должность художественного руководителя балета Михайловского театра. С учетом существующего в России почтения к классическому танцу это само по себе было смелым шагом, испытывающим границы на прочность.

В возрасте 43 лет г-н Кехман отказался от повседневных обязанностей основного владельца крупнейшей в России фруктовой компании, чтобы сконцентрироваться на Михайловском театре. «У меня теперь новая профессия, и эта профессия дала мне новую жизнь», - говорит он.

Новая жизнь г-на Кехмана также воплощает собой новую — и, по мнению недоброжелателей, потенциально опасную— роль, которую начинают играть в России богатые покровители искусств. Постсоветские гиганты бизнеса взрослеют и начинают добиваться культурного влияния.

В отличие от тех сверхбогатых россиян, которые покупают профессиональные спортивные команды или спонсируют галереи и выставки, г-н Кехман использовал свое богатство и свои политические связи, чтобы устроить встряску двум культурным институтам, входящим в число наиболее уважаемых в стране. В 2007 году он добился поста генерального директора Михайловского театра. Существуют предположения, что его конечной целью может быть контроль над Большим театром.

Не успел улечься шум, вызванный дезертирством г-жи Осиповой и г-на Васильева, как г-н Кехман публично заявил, что он собирается скоро переманить к себе Дэвида Холберга (David Hallberg), только этой осенью ставшего первым американским танцовщиком, который заключил постоянный контракт с Большим театром. По словам г-на Холберга, подтолкнуло его на это, в частности, желание танцевать с г-жой Осиповой.

Г-жа Осипова и г-н Васильев, супружеская пара, подставились под обвинения в том, что они продались в буквальном смысле — погубили свои балетные карьеры из финансовых соображений.

 

Еще по теме: Шокирующая революция в Большом театре

 

По словам г-на Кехмана, договоренность включает в себя не только более высокую оплату за каждое представление, но и просторную квартиру в Москве, в которой, как заявили г-жа Осипова и г-н Васильев, они продолжат постоянно жить. «Я всегда предлагаю рыночную цену», - утверждает он.

Г-н Кехман с характерной для делового мира жесткостью подчеркнул, что танцовщики смогут жить в квартире с самого начала, но владельцами ее станут не раньше, чем истечет пятилетний срок их контракта с Михайловским театром.

Агент пары Сергей Данилян, также представляющий испанского хореографа г-на Дуато, признал, что платить г-же Осипово и г-ну Васильеву будут больше, чем в Большом. Он заметил, что предпочел бы, чтобы г-н Кехман не обсуждал договоренности о квартире публично, но добавил, что генеральный директор Михайловского театра всегда придерживался собственного стиля поведения и не был склонен осторожничать.

Когда четыре года назад г-н Данилян впервые встретился с г-ном Кехманом в Линкольн-центре, тот наглядно демонстрировал этот стиль. По словам г-на Даниляна, тогда он выглядел явно богатым человеком, во многом живущим в своем мире и мало знающим об искусстве. При этом он общался со звездами и старался вызвать у них интерес к Михайловскому театру.

С тех пор, как утверждает г-н Данилян, г-н Кехман всерьез занялся своим образованием. Он посещал представления и встречался с артистами и театральными администраторами со всего мира.

«Г-н Кехман мог бы купить очередную яхту или очередную виллу на юге Франции, но решил помочь театру в своем родном городе, - подчеркнул г-н Данилян. – Он решил потратить деньги на театральное искусство. Это действительно нечто новое».

Впрочем, эта новая тенденция не всем нравится. Недоброжелатели считают, что г-н Кехман вносит в мир искусства хаос и, возможно, разрушает карьеры артистов.

Уход супругов, без всякого сомнения, уязвил руководство Большого театра, тем более что г-жа Осипова и г-н Васильев буквально воплощают в себе стиль труппы. Это сказочные танцовщики, способные совершать высокие прыжки и стремительные движения и готовые жертвовать академическим совершенством, чтобы потрясти аудиторию.

Генеральный директор Большого Анатолий Иксанов назвал их уход «атакой на театр». Сами танцовщики в своих интервью утверждают, что они руководствовались соображениями искусства и хотели добиться большей свободы.

 

Г-н Дуато, хореограф Михайловского театра, уверен, что они ее получат. «Я хочу помочь  Наталье и Ивану открыть новую грань их искусства, что-то кроме того основного репертуара, который они исполняют, - сообщил он по электронной почте, - Русские танцовщики – лучшие в мире, и мне жалко, что сейчас их ценят только за классику».

По словам г-на Кехмана, он впервые сделал свое предложение г-же Осиповой и г-ну Васильеву примерно полтора года назад. Он добавил, что был уверен в своих шансах убедить г-на Васильева.

«Было вполне очевидно, что Иван застрял на своих героических ролях и что ему нужно куда-то уходить», - заявил г-н Кехман. Г-жу Осипову Большой театр, по его словам, заставил уйти тем, что фокусировался на других балеринах и плохо выстраивал свое расписание, что мешало ей планировать выступления за рубежом. Например, заметил он, г-жа Осипова не получила роль в «Спящей красавице», премьера которой состоялась в пятницу.

Тот факт, что г-н Кехман, титан жесткого бизнеса, теперь может комментировать ситуацию вокруг ведущих балетных танцоров мира, выглядит примечательно. Г-н Кехман заработал миллионы на импорте и хранении фруктов. (В одном из контейнеров бананов из Эквадора однажды было также обнаружено большое количество кокаина, однако его компания заявила, что ей принадлежали только фрукты, а не сам контейнер, и никаких обвинений в итоге выдвинуто не было.)

Генеральным директором Михайловского театра его назначила в 2007 году губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, сейчас занимающая пост председателя Совета Федерации – верхней палаты российского парламента.

Так как г-н Кехман мало что знал об управлении театром, он поступил на продюсерский факультет Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства и почти сразу же вступил в конфликт с артистами Михайловского. Оперная труппа даже написала открытое письмо с жалобами на него президенту Дмитрию Медведеву.

Один дирижер рассказывал, что г-н Кехман в антракте между актами «Лебединого озера» приказал ему внести изменения, так как счел, что лебеди плывут слишком медленно и печально. По словам дирижера, он ответил: «Вы не должны вмешиваться. Вы – дилетант».

Оперная звезда Елена Образцова покинула пост художественного руководителя Михайловского театра из-за разногласий с г-ном Кехманом в первые годы его руководства, однако продолжает оставаться его советником. В своем интервью она заявила, что начала им восхищаться, так как он оживил театр – как архитектурно, так и программно.

 

Еще по теме: Русский балет на подъеме

 

«Он был как ребенок с новой игрушкой, - рассказывает она о начале его деятельности. – Он делал много глупостей – давал советы музыкантам, дирижеру. Но я должна сказать, что он с тех пор потрясающе вырос».

«Благодаря его усилиям, - добавила она, - у театра появился новый дух».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.