Религиозное обновление в России сопряжено с углублением духовности в обществе, где более 70 лет царила «идеологическая монополия атеизма». 

Впечатляющее возрождение русского православия через 20 лет после падения коммунизма – не пустая видимость. Судьба Храма Христа Спасителя в Москве – возможно, самая символичная иллюстрация этого феномена: взорванный при Сталине в 1931 году храм был восстановлен в первоначальном виде в период с 1995 по 2000 годы, став символом духовного обновления страны. «Советские власти задались целью уничтожить религию, стремясь искоренить веру в общественной системе», - считает председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Выступление перед студентами парижского Института политических исследований во время поездки в Москву, к которой смог присоединиться и корреспондент La Croix).


По мнению этого высокого православного чина, именно «отказ от идеологической монополии атеизма» сделал возможным такое возвращение церкви в общественное пространство. За два десятилетия в одной только России число приходов увеличилось вчетверо, а количество монастырей – в 45 раз. Московский патриархат сегодня говорит о 150 миллионов прихожан в более 60 странах, о более 30 тысячах священников и монахах и о таком же количестве приходов, а также о 800 монастырях. Не считая сотни благотворительных начинаний и религиозных учреждений. Как пишет Антуан Аржаковский, основатель Института экуменических исследований во Львове (Украина), подобное возрождение происходит на территории всего постсоветского пространства.

Еще по теме: православные храмы завоевывают Москву


Украина «покрылась церквями, монастырями и храмами». Католическая церковь в этой стране тоже насчитывает шесть миллионов прихожан, тогда как 25 лет назад официальная статистика свидетельствовала о том, что активно посещают церкви лишь несколько сотен тысяч человек. «Протестантские мегаобщины», по его же данным, тоже участвуют в этом явлении. В Белоруссии создано большое число православных семинарий и, если верить Аржаковскому, эти учебные заведения очень высокого уровня «ни в коей мере не страдают от недостатка желающих в них учиться».

«Отличительная черта»


Говорит ли все это о том, что вера на востоке возвращает свои позиции? «Большинство людей воспринимают православие как отличительную черту постсоветского мира, который ищет себя»,- подчеркивает историк Антуан Нивьер (Antoine Nivière), член парижской информационной службы Service orthodoxe de presse (SOP). По его мнению, даже если церковь вернула себе положение в обществе, она, однако, не должна «становиться отголоском государства». Действительность такова, что «не так легко избавиться от идеологии, царившей в стране в течение десятилетий», полагает Антуан Аржаковский. Он напоминает, что православная церковь пережила «гигантскую» волну крещений в начале 1990-х годов. «Между тем она не была готова излагать основы веры на современном языке или перевести на живой и поэтический русский язык древнеславянские литургические тексты», - подчеркивает он.

Еще по теме: русский православный винегрет в Париже

Кроме того, в середине 1990-х Русской православной церкви пришлось столкнуться с тем, что в ее лоне возникли весьма разнородные направления, что заставило ее укрепиться институционально, чтобы «ее не разорвали на части модернисты и традиционалисты, патриоты и экуменисты». Возможно,  эта потребность в новом углублении как-то отразится в проекте нового катехизиса, о котором несколько недель назад заявила РПЦ. «Антропологическое изменение»,  которое повлек за собой этот возврат к вере, вполне реально, считает Антуан Аржаковский: «Русские, украинцы, белорусы сегодня знают, что история мира – это не диалектический материализм и борьба классов». Очевидно, еще встречается «религиозность, проистекающая из патологической привязанности к «каноническому правилу», признает он, однако «ее трудно сделать общим явлением».