Ярославль — Юрий Федотов хорошо помнит тот день, когда он впервые увидел в деле профессиональную хоккейную команду этого города. Это было 2 декабря 1986 года – именно тогда возникли отношения любви и веры, которые, по его словам, выдержали испытание временем и, на самом деле, помогли ему перенести политические и экономические потрясения в его стране за последние два десятилетия.

 

Хотя в этом месяце он отметил 25-летие той игры, Федотов говорит, что он, скорее всего, никогда не пойдет на игру.

 

«Я начинал смотреть хоккей по черно-белому телевизору, мой лучший друг стал игроком, а потом и я сам, — сказал 39-летний Федотов, агент по недвижимости, глядя на покрытую льдом Волгу. — И я знаю теперь, что я больше не смогу вернуться на эту арену, кто бы там ни играл».

 

Около трех месяцев прошло с тех пор, как в авиакатастрофе погибли игроки, тренеры и обслуживающий персонал хоккейного клуба «Локомотив-Ярославль». Катастрофа опустошила этот город, где, несмотря на обилие древних православных храмов, хоккейная арена уже давно казалась главным местом поклонения.

 

То, что связывает жителей Ярославля с «Локомотивом», трудно переоценить. Многие из 37 игроков и тренеров, погибших в аварии, были местными мальчишками, которые начинали обучение в школах хоккейного клуба в возрасте 5 – 6 лет. Они были соседями и друзьями, которых жители могли встретить на рынке или в кино. Они иногда забегали на местные любительские матчи покататься с менее талантливыми, но не менее преданными игре «бойцами выходного дня».

 

Лучшим другом Федотова был Иван Ткаченко, знаменитый правый крайний нападающий погибшей команды. Отец двоих дочерей и ожидавший сына, 31-летний Ткаченко любил приглашать друзей на шашлыки в летнее время и много тратил на благотворительную помощь детям.

 

В течение следующих девяти месяцев хоккейный клуб «Локомотив» будет подбирать замену команде, ставшей такой же неотъемлемой частью этого тысячелетнего города, как и древний Кремль. Владельцы клуба пообещали, что команда будет готова к сентябрю, началу следующего сезона российской Континентальной хоккейной лиги (КХЛ).

 

Но для этого города возрождение потребует большего, чем подписание новых контрактов и раздачи маек. Любая новая команда должна быть, как говорят здесь, «своей».

 

«Мы можем выписывать игроков из других команд со всей России, но они не наши, и не скоро станут ими, — сказал Дмитрий Лысиков, другой пожизненный фанат, играющий в любительской лиге с Федотовым. — Многое было сделано за последние 20 лет. Среднюю команду сделали одной из лучших. Это сейчас разрушено, и потребуется много времени на восстановление».

 

В эмоциональном смятении после сентябрьской авиакатастрофы руководители команды столкнулись с трудным выбором. Некоторые из них, включая верхушку руководства КХЛ, хотели вывести «Локомотив» на лед в текущем сезоне, используя заимствованных игроков из других клубов КХЛ. От добровольцев не было отбоя, но руководство Локомотива решило, что такой вариант был бы неприемлем для их поклонников и станет ударом по памяти о погибшей команде.

 

Клуб выпал из сезона КХЛ этого года и сделал то, что многие посчитали рискованным, но необходимым решением. Решено, что новая команда будет создана из юниоров «Локомотива», 18-22-летних ребят, которым еще не хватает опыта, но их так любят в Ярославле и их команду ласково называют «Локо».

 

Работа по формированию из них профессиональной команды была поручена Петру Воробьеву, тренеру-ветерану, известному своей способностью растить молодые таланты. Воробьев привел команду ярославских профессионалов к первой победе на чемпионате российской Межнациональной хоккейной лиги в 1997 году, когда клуб был еще известен под своим советским названием «Торпедо».

 

«Президент и другие руководители нашего клуба подошли к этому разумно и, возможно, благородно и честно, и, в конечном счете, приняли правильное решение, на мой взгляд, — сказал Воробьев. — Они рассмотрели вопрос и приняли решение не создавать команду на могилах людей, которые только что погибли. Они решили не торопиться, чтобы позволить телам остыть в своих могилах и возрождать команду постепенно на основе молодежной сборной».

 

У клуба на это будет меньше года. «Локомотив» сыграл свою первую домашнюю игру сезона 7 октября – ровно через месяц после аварии. Стадион был полон, и чувствовалось большое напряжение. Команда проиграла «Белым медведям» из Челябинска со счетом 3:2.

 

С тех пор состояние команды улучшилось. Она поднялась на вершину Волжской конференции в молодежной хоккейной лиге (МХЛ). А на этой неделе перешла в Высшую хоккейную лигу (ВХЛ) – профессиональную лигу, российский эквивалент Американской хоккейной лиги. Подготовка команды явно улучшилась: она выиграла свою первую игру в ВХЛ в понедельник, победив «Нефтяник-Альметьевск» со счетом 5:1.

 

«Локомотиву», однако, пришлось набирать игроков из других команд, чтобы пополнить свои ряды. Тренер Воробьев сказал, что он намерен укрепить команду за счет игроков второго эшелона из других клубов, которые, по его оценке, смогут легко вписаться в атмосферу «Локомотива». В конечном счете, войдя в следующий сезон в качестве команды КХЛ, он начнет делать то, что и другие сильные конкуренты по лиге: приглашать иностранцев, чего болельщики ожидают с некоторым трепетом. Воробьев говорит, что такой шаг неизбежен, и он не означает отказа от плана сохранения как можно более тесных связей команды с Ярославлем.

 

Но Воробьева больше всего согревает надежда на то, что лучшие члены нынешней команды — не менее 10 игроков — в конечном счете, смогут стать основой воссозданного состава «Локомотива».

В их числе и капитан команды Максим Зюзякин, 20-летний форвард, который играет в клубе с 2005 года. Своими светлыми волосами и пронзительно голубыми глазами он напоминает популярного крайнего правого нападающего Ткаченко.

 

Они должны были лететь вместе в тот роковой для «Локомотива» сентябрьский день, так как Зюзякин был в списке кандидатов в основной состав команды этого сезона. Но в последний момент его вычеркнули из состава и сняли с полета.

 

Зюзякин стал своеобразным символом возрождения «Локомотива», и эту ответственность, как он говорит, он принимает с благодарностью.

 

«Мы должны работать, мы должны играть в полную силу, — сказал он в интервью РИА Новости в октябре, — и не думать больше ни о чем другом, поскольку от нас ждут очень многого. Мы сейчас единственная хоккейная команда в Ярославле».

 

После крушения «Локомотив» стал объектом поклонения для многих горожан, жаждущих возвращения хоккея.

 

Холодным вечером прошлого месяца сотни фанатов заполонили обледенелые тротуары по пути к местной хоккейной «Арене-2000», завешенной красно-бело-синими цветами «Локомотива».

 

Внутри пахло попкорном и русскими пирожками с мясом, которые дополняли атмосферу карнавала. Пожилые мужчины потягивали перед игрой пиво, и долговязые подростки в шарфах «Локомотива» заигрывали со своими одноклассницами, на которых были ярко-розовые шарфики с надписью «девчонки Локо».

 

Когда «Локомотив» вышел на лед, приветствие переполненной арены было оглушительным.

 

«Мы полностью поддерживаем все, что они делают сейчас, — сказал 39-летний Андрей Большаков, который сказал, что он всю жизнь является их болельщиком. — Мы рады, что они сделали ставку на молодых игроков, на наших игроков. Самое главное – преемственность. Душа команды должна продолжать жить. Это лучшая память по нашим ребятам, и за это команда должна играть и сражаться».

 

Другие болельщики признают, что путь будет долгим и трудным, но они готовы одолеть его вместе с командой. Несмотря на упорную борьбу, «Локомотив» пропустил серию бросков и потерял первоначальное лидерство, но фанаты подбадривали его бурей оваций по мере того, как часы отсчитывали приближение поражения.

 

Не все, конечно, довольны темпами возрождения. Другие не готовы вообще что-то делать. Некоторые твердолобые фанаты возражают, что «Локомотиву» не по силам задача конкурировать профессионально, а другие боятся, что команду наводнят приезжие.

 

«Лично я потерял интерес, — говорит агент по недвижимости Федотов, играющий в хоккей ради удовольствия. — Я вижу - люди хотят, чтобы хоккей вернулся в город. Но, к сожалению, очень много людей, желающих возродить хоккей быстро и любой ценой. Я не думаю, что эти люди по-настоящему понимают, что такое команда».

 

Игроки признают, что ощущают давление со стороны болельщиков и СМИ, – и те и другие обрушили на них непривычно много внимания после аварии.

 

«Нам надо лучше следовать указаниям нашего тренера, — сказал 18-летний коренной ярославец Даниил Романцев после проигрыша в прошлом месяце. — Есть определенный груз ответственности. Важно побеждать и показывать результаты».

 

Около «Арены-2000» висит большой баннер с фотографиями игроков погибшей команды и словами «Наша команда – навсегда», написанными большими черными буквами. Это один из немногих внешних признаков горя, оставшихся на арене, где вскоре после аварии десятки тысяч приняли участие в общественной панихиде по команде.

 

Письма с выражением соболезнований и газетные вырезки, оставшиеся от тех дней после аварии на внешних стенах арены, начинают желтеть и портиться от снега. Раздевалки «Локомотива» пустые – там проходит капитальный ремонт, «чтобы начать новую жизнь», сказал Владимир Малков, уроженец Ярославля, который работал с командой на протяжении более 20 лет. Он теперь ее пресс-атташе и неофициальный историк.

 

«Если мы будем продолжать жить в нашей памяти, жить на кладбище, мы никогда не пойдем вперед, — сказал Малков, подавляя слезы. — Нам нужно двигаться вперед, сохраняя память о них в наших сердцах».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.