«Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации – русский народ, русская культура. [...] Наша идентичность зависит от преобладания русской культуры». Эти слова написаны Владимиром Путиным в его статье «Россия: национальный вопрос», ставшей частью его кампании в борьбе за президентское кресло.

Таким образом, Путин опровергает то, что мы утверждали не так давно, а именно, что вопрос культуры превратился для политиков в дело малоприятное и неудобное. Лидер партии «Единая Россия» вовсю включился в обсуждение идей, хотя и использует при этом не совсем правильные доводы.

Так о чем же идет речь в этой статье? О том, что Россия должна быть более русской, подчеркивать свою самобытность, не смешивать свой образ с образом  Запада и с этой целью использовать испытанные национальные ценности, такие как литература.

Если перевести вопрос в практическую плоскость, то Путин предлагает ввести отечественный «культурный канон», список из 100 произведений русской литературы, которые должны прочитать и знать все выпускники средних школ, «точно так же как в некоторых американских университетах существуют свои каноны западной литературы»

Но какой это будет канон? Политика Путина и его партии неоднократно подвергалась осуждению за ущемление свободы слова. Это осуждение высказывали не только журналисты, но также и писатели (например, Борис Акунин и Эдуард Лимонов). В России существует мрачная традиция политического давления власти на культуру. О личных литературных пристрастиях Путина известно лишь то, что его любимым писателем является Михаил Пришвин. А кто он, Михаил Пришвин? Журналист/писатель сталинской эпохи, который, согласно газете  New York Daily News, описывал, в основном, «незатейливые красоты русской природы».