Российская полиция пригрозила начать посмертное уголовное преследование юриста Сергея Магнитского, который умер в заключении, будучи арестованным по обвинению в уклонении от уплаты налогов после того, как обвинил в коррупции чиновников из МВД, полицейских и прочих людей. Его родственникам намекнули, что преследование будет прекращено, если они откажутся от попыток добиться его оправдания и привлечения к ответственности виновных в гибели Магнитского.

В то утро все пошло как-то не так в зале заседаний московского суда. В тусклой комнате царило мрачное настроение. Председательствовавший судья начинал демонстрировать первые признаки раздражения. К своим обязанностям он относился серьезно, а обвиняемый явно насмехался над судопроизводством, умерев не ко времени.

Судья Х был от природы благонамеренным человеком, однако с неприязнью относился к мертвым людям, которые были обязаны предстать перед судом. Он задумался: а не наказать ли образцово обвиняемого в назидание другим, чтобы они не умирали, когда им предъявляют серьезные обвинения?

Еще хуже было другое. Обвиняемый был не только мертв, он отказался прийти в суд. Конечно, плохо представать перед судом в мертвом виде, но совершенно непростительно пропускать слушания. В клетке для подсудимых возле пустого стула стояли два охранника - на тот случай, если обвиняемый попытается бежать.

Судья Х сверился с часами. Он подумал об эксгумации обвиняемого, но понял, что на это уйдет много времени, а он обещал прийти на спонтанный митинг в поддержку Путина, назначенный на 4 часа дня в другом конце города. Однако у него были указания обеспечить процесс в строгом соответствии с нормами отправления правосудия. За этим делом наблюдал весь мир, и руководство сказало ему не допускать ничего такого, что могло бы поставить под сомнение добропорядочность российской юстиции.

Обвиняемый усугубил положение, настояв на том, чтобы за него выступал представитель, и отказавшись признавать себя виновным. Судья Х уже изучил обстоятельства дела. Выдвинутые обвинения действительно были серьезными. Он не только уклонялся от уплаты налогов, он самым оскорбительным образом умер, умер от сильной боли, находясь в изоляторе в ожидании суда. Это можно было расценить не иначе как явную попытку опорочить доброе имя трудолюбивых чиновников и полицейских

Он опять спросил, признает ли обвиняемый себя виновным. Снова молчание. Неужели обвиняемый не подумал о последствиях обвинительного приговора? Его могут лишить гражданства, его могут отправить в изгнание, и он будет вынужден умирать где-то на чужбине. А может, обвиняемый не признает себя виновным, потому что невменяем? Нет, скорее всего, это американские хозяева обвиняемого научили его тянуть время. Он попытался получить наводящую информацию, чтобы найти ключ к разгадке, но не нашел ничего, потому что этот негодяй отсутствовал. Он посоветовался с коллегами по судейскому корпусу и объявил о своем намерении внести официальное заявление о невиновности в отсутствие обвиняемого, а потом продолжить рассмотрение дела.

Обвинитель изложил свои доводы и улики, а затем сразу вызвал обвиняемого, который даже не стал утруждать себя заявлением о том, что не отмывал деньги и не порочил добрые имена усердных полицейских, налоговиков и прочих порядочных людей в попытке скрыть свои собственные грязные делишки.

А способен ли этот человек самостоятельно выступать в свою защиту? Судья Х понял, на что рассчитывает обвиняемый. Ладно, государству придется назначить ему адвоката. Он объявил перерыв и позвонил знакомому адвокату Иванову, объяснив особенности дела. Адвокат согласился взяться за это дело, но при условии, что все удастся закончить сразу после обеда, так как в 4 часа он должен быть в промзоне, где состоится спонтанный митинг в поддержку Путина.

Поскольку сам обвиняемый в суд не явился, адвокат Иванов вызвал медиума, чтобы связаться с духом обвиняемого. В зале суда задернули шторы, выключили свет, а чиновники взялись за руки. Но все равно понадобилось немало времени, чтобы отыскать обвиняемого. Наконец его нашли, и судья Х предупредил, что тот уже несколько раз проявлял неуважение к суду. Обвиняемый - через медиума - попросил прощения и твердо пообещал содействовать суду. Медиум проинформировал суд, что обвиняемый хочет изменить заявление оснований защиты против иска. Он хочет признать свою вину и извиниться перед теми прекрасными чиновниками, чьи имена пытался опорочить.

Судья Х улыбнулся и согласился выслушать заявление обвиняемого. Часто на это уходит много времени, но медиуму надо было уйти пораньше, чтобы успеть на спонтанный митинг в защиту Путина в Парке Победы. Медиум радостно сообщил суду, что обвиняемый выступать с заявлением не будет и готов выслушать приговор. Судья вздохнул с облегчением. Вынесение приговора можно было перенести на другой день, однако в таких обстоятельствах он был склонен проявить снисходительность. Добропорядочность российского правосудия восторжествовала. Он посмотрел на часы: перед митингом можно еще успеть перекусить.