Умерла Марина Евгеньевна Салье. Двадцать первого марта 2012 года обширный инфаркт окончил ее земную жизнь в возрасте 78 лет. И хотя при ее состоянии здоровья это было ожидаемо, эта новость застала меня врасплох.


И буквально в ту же минуту меня ошарашила новость из совершенно другой среды – чешской. Но эта новость была из той же серии. Агентство ABL делает бизнес на записях подслушанных разговоров, которые агентство, очевидно, купило на основании тендера у Информационной службы безопасности (BIS). И в этот раз из богатого архива ABL решило обнародовать записи разговоров экс-мэра Праги Павла Бэма (Pavеl Bém) и лоббиста Романа Яноушека (Roman Janoušеk). Да. Наконец-то, любовь и правда побеждают. Вот это день!

Салье у нас знали немногие. Для меня она была центральной фигурой русского диссидентства, одной из самых смелых людей, которых я когда-либо встречала. В 90-е годы я иногда разговаривала с ней о болезненном перерождении тоталитаризма в демократию, и мой скептицизм ей всегда удавалось побороть зарядом иллюзий и надежд. Только вот ее смерть, парадоксально случившаяся именно сейчас, лишила меня последней иллюзии о добре, которое в сказках всегда должно побеждать. Но мне совсем не хочется сдаваться.

Глядя на ее уставшее лицо незадолго до смерти и на сияющую улыбку бывшего пражского мэра в красной куртке и с чешским флагом на вершине Эвереста, я говорю себе, что Марина Евгеньевна была готова принять и бросить гораздо больший вызов, чем банда убогих чешских закомплексованных мужичков, которые набились на политические должности и которые хотят «бороться до последнего вздоха» за свои незаслуженные дивиденды. Салье не боялась уличить и самого Путина. Собственно… она очень боялась. Но все равно уличала его.

Читайте также: Смерть Марины Салье: страна лишилась видного борца за гражданское общество

Мрина родилась в хорошей семье петербургских интеллектуалов, которые воспитали ее и сделали порядочным человеком. Самая неудачная предпосылка для политической карьеры. Марина получила геологическое образование. Только в 80-е годы, когда в СССР пришел к власти Михаил Горбачев и родились перестройка и гласность, Салье вместе с друзьями стала организовывать первые демократические движения.

Ее называли «бабушкой российской демократии». Но мне она никогда не казалась бабушкой. Даже в последнее время, когда она тяжело дышала и говорила о смерти. «Они меня убьют, правда», — констатировала она в одном из своих недавних интервью так, будто спрашивала дорогу. Главный редактор местной газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг только улыбнулся. Куда там, я не поддаюсь конспиративным теориям, хотя журналисты к ним имеют исключительную склонность. Салье умерла естественной смертью. Несмотря на то, что у очень многих были причины заткнуть ей рот.

Репутация честной, мужественной и принципиальной женщины в 1992 году привела Салье на должность главы депутатской группы, которая расследовала деятельность Комитета по внешним связям при мэре Санкт-Петербурга. Она не подозревала, на какой тонкий лед она вступила. И кто станет ее главным противником до конца жизни. Владимир Владимирович Путин, тогда «просто» старательный бюрократ, а также офицер КГБ с контактами за границей, со связями с коллегами из силовых структур и с невероятными способностями к конспирации.



Огромный дефицит продуктов в начале 90-х годов угрожал зарождавшейся демократии. На прилавках Петербурга не было ничего. Даже рыбных консервов и куска сала. Ничего. Надо было срочно убедить общественность в жизнеспособности новой, свободной России. Надо было накормить народ. Казалось, что к фанатам либеральных реформ относится и Путин. Точнее, тогда никто о его взглядах не думал, они никого не интересовали, имя Путина знали только в мэрии. Для граждан он был неизвестной серой мышью.

Однако, по мнению Салье, он лишил граждан примерно 100 миллионов долларов. Своей подписью он разрешал бартерную торговлю, когда неизвестные, наскоро созданные фирмы получали лицензии, позволявшие обменивать на продукты российское сырье: нефть, древесину, металлы. Без единой копейки или доллара. И хотя по закону Путин не имел права на выдачу таких лицензий, его подписи стоят на целом ряде документов. На других – подпись его подчиненного Оникина.


Также по теме: Марина Салье не окончила роман

Ну и что, в кризис на отчаянную попытку помочь, выходящую за рамки писаных правил, можно закрыть глаза. Только вот Салье выяснила, что фирмы сырье вывезли, а продукты взамен этого сырья не поставили. И никто этому не удивлялся, никто ничего не контролировал. Если бы во главе петербургской мэрии сидел наш пан Бэм с советником Яноушеком, они бы в те лихие времена выгодно продали бы и «Аврору».

«Путин однажды высказался по этому вопросу. Он сказал, что не выдавал никаких лицензий и что некоторые фирмы действительно не выполнили то, что обещали, — Салье горько улыбалась, когда объясняла суть дела. — Только вот они у меня здесь в папках. Лицензии с его подписями. Да-да, не выдавал. Не выдавал…». Папки она очень хорошо спрятала. Об их содержимом Салье говорила открыто, призывала действовать, данные появились в российской и в мировой прессе.

Как так получилось, что это не пошатнуло позиции Путина? Причин сразу несколько. В 90-е годы он был слишком малозначительным. К тому же 100 миллионов долларов в свете масштабного разворовывания советского богатства не были такой большой суммой. Помимо этого, он привлек своих знакомых из КГБ, и проблемы замяли. Когда он стал президентом, он сразу же взял СМИ под контроль. Пока интернет не получил широкого распространения, Путин был неприкосновенным. Он накормил общественность другими темами. Он пугал людей террористами и экспансией США. О каком-то старом грешке молодого, неопытного разведчика забыли.

Салье в 1993 году предложила немедленно уволить мошенника Путина и передать его суду. Она получила поддержку городского совета, нашла союзников в администрации президента Ельцина. Начальник Контрольного управления Кремля Юрий Болдырев издал приказ, чтобы Путина не назначали ни на какие должности вплоть до выяснения дела. Потом Болдырева сняли с его поста, и он замолчал. И хотя тогда Путин был господином Никто, он сумел себя защитить. Не зря же он был выдающимся учеником в школе КГБ.

Читайте также: Кака Собчак и Путин ходили на ковер

Мэр Петербурга Анатолий Собчак (отец известной сегодня телезвезды и активистки оппозиции Ксении Собчак), человек, которого считают основоположником демократии в России, по непонятным причинам остановил расследование. Разочаровавшаяся Салье в 1993 году сложила депутатский мандат. Через три года Путин поднимается по карьерной лестнице и переезжает в Москву. Сначала он получил работу в администрации президента, потом оказался во главе своей любимой ФСБ (ранее КГБ) и завершил 90-е годы председателем правительства. А оттуда уже вела дорога в Кремль.

Тридцать первого декабря 1999 года смертельно больной президент Ельцин передал жезл наследнику Путину. Салье начала бояться. Тем не менее, она написала пророческую статью: «В.В.Путин – президент коррумпированной олигархии». Она первой заявила: «Путин – это надолго».

Уже никто не узнает, что произошло на самом деле. Говорят, ей пришла мафиозная телеграмма с текстом: «Желаю тебе крепкого здоровья, и а также возможности им пользоваться», подпись – Путин. Она сама опровергала это. Тем не менее, Марина исчезает из общественной жизни. Она переезжает в далёкую деревню Ладино. Она закрылась в полуразвалившемся доме вместе со своей сестрой, и многие годы о них никто ничего не слышал. С уверенностью можно утверждать только то, что обличающие материалы она спрятала в неизвестном месте.

Причину, по которой Салье, этот яростный борец за справедливость, ушла в уединение, уже, наверное, никто не узнает. Возможно, что-то может объяснить ее последняя попытка расследовать дело «Бартер Путина». В 2003 году Марина встретилась с демократическим депутатом Сергеем Юшенковым в его московском офисе. «Там я увидела человека, которого уже больше никогда не хотела встретить, нигде, ни при каких обстоятельствах», — сказала она спустя несколько лет. Имя того человека она унесла с собой на тот свет.

Также по теме: Кто убил депутата Юшенкова?

Вскоре Юшенков был убит. В 2007 году загадочной смертью умер и Юрий Гладков, когда-то коллега Салье по рабочей группе по расследованию деятельности Комитета мэрии Петербурга по внешним связям. В 58 лет он стал жертвой до сих пор неизвестного яда. По словам Салье, даже мэр Собчак умер неестественной смертью. Для нее он был свидетелем и соучастником. Она считает, что Собчак покрывал Путина, потому что и его совесть не была совершенно чиста. И Собчак, как многие участники той истории, свою тайну унес с собой в могилу. «Его надо эксгумировать», — незадолго до собственной смерти призывала Салье.

Она боялась, что пришла ее очередь? Из-за этого отъезд в деревню и демонстративное молчание? Она нарушила его только осенью прошлого года. Перед парламентскими выборами она призывала голосовать за кого угодно, только не за партию Путина «Единая Россия». Она начала писать блог, поддалась вирусу социальных сетей, писала книгу, которую уже не успела закончить. Четвертого февраля она еще была на антиправительственном митинге в Петербурге. Она обещала, что никогда не позволит забыть о деле Путина конца 90-х годов.

«Я буду бороться до конца», — сказала Салье, слова которой в эти дни практически цитировал Павел Бэм. Ей удалось совершить смелый поступок и через несколько дней после собственной смерти. Документы, обличающие Путина в финансовых махинациях и мошенничестве, по сравнению с которыми мошенничество с Opencard – просто детский лепет, появились в интернете. Это 250 страниц. Они размещены на страничке Салье в Facebook.

Я просматриваю их каждый день перед сном. И удивляюсь чешским новостям. Главную роль в них играет наш маленький, самоуверенный и наглый бывший бюрократ мэрии Бэм, который бьет себя в выпяченную грудь и кричит, что он никакого закона не нарушал. И Путин, наверное, «чист», его дело закрыто за давностью. Он тоже бывший мэрский чиновник с сильно выпяченной грудью. Я стараюсь не поддаться безнадежности. Эти 250 страниц посмертного послания Салье – моя ежедневная попытка вернуть иллюзии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.