В прошлом месяце Financial Times писала о том, что поддерживаемая Goldman Sachs геологоразведочная компания Cobalt International Energy предоставила акции своего проекта трем высокопоставленным ангольским чиновникам, положение которых позволяло им помочь ей получить права на бурение на морском месторождении мирового класса. Через три месяце Cobalt, штаб-квартира которой находится в Хьюстоне, обнаружила нефть в скважине под названием Cameia-1. Сейчас власти США расследуют деятельность фирмы.

В последнее время Ангола привлекает к себе много внимания в связи с темой коррупции. Британская НПО Global Witness сообщила в своем докладе о 550 миллионах долларов, которые перевели в качестве «социальных выплат» государственной нефтяной компании Sonangal Cobalt, BP «и частное ангольско-гонконгское совместное предприятие».

Между тем, это – лишь обычные методы работы нефтяного бизнеса «на фронтире». Сегодня в The New Republic как раз вышла моя статья об этом вопросе. Скажем в декабре 2010 года, Halliburton заплатила 35 миллионов Нигерии, чтобы урегулировать судебный спор и закрыть дело о взятках, связанных с крупным проектом в области сжиженного природного газа, к которому был причастен бывший вице-премьер Дик Чейни (Dick Cheney). Впрочем, так ведет себя не только нефтяной бизнес – сейчас на слуху статья в New York Times, в которой в масштабной даче взяток в Мексике обвиняется Wal-Mart.

Этот феномен привлек мое внимание в 1990-х годах, когда я работал на Каспийском море. В те времена нефтяники пугающе бледнели при упоминании некоторых известных посредников, передававших взятки высокопоставленным азербайджанским чиновникам. В Казахстане у многих подкашивались ноги и начинал дрожать голос, когда звучало имя Джеймса Гиффена (James Giffen) – нью-йоркского адвоката, которому позднее были предъявлены обвинения в том, что через него иностранные нефтяные компании осуществляли выплаты президенту Нурсултану Назарбаеву. Два года назад федеральный суд в Нью-Йорке оправдал Гиффена. Тот не опровергал факт причастности к взяточничеству, но заявлял, что он невиновен, так как с самого начала служил родине, передавая инсайдерскую информацию американской разведке.

Сейчас многое изменилось. Я беседовал с Джозефом Ковингтоном (Joseph Covington), вашингтонским адвокатом, в 1980-х годах возглавлявшим отдел по борьбе с взятками за рубежом в Министерстве юстиции США. По его словам, в последние годы американские предприниматели стали меньше бояться Закона о коррупционных практиках за рубежом, запрещающего подкупать в интересах бизнеса иностранных чиновников. В свое время бизнесмены, которых я наблюдал на Каспии, сами сообщали о взяточничестве и оплачивали широкомасштабные внутренние расследования, чтобы избежать обвинений. Так до сих пор часто бывает, но после того, как Гиффен продемонстрировал, что деньги и смекалка позволяют обойти пугающий закон, мы все чаще видим, что руководители компаний предпочитают бороться.

Ковингтон заметил, что он советует своим клиентам полностью соблюдать законодательство, но при этом не признаваться, если выяснится, что кто-то в их организации все же нарушил Закон о коррупционных практиках за рубежом.

Во-первых, по его словам, дача взяток за рубежом в последнее время не считается в деловых кругах таким тяжким грехом, как раньше, «так как в последние пять-десять лет подобные проблемы были выявлены у целого множества компаний».

Во-вторых, как считает Ковингтон, Министерство юстиции зря назначает нарушителям огромные штрафы независимо от того, признались они или нет - и приложили ли усилия, чтобы исправить положение дел. «Я не рекомендую признаваться, потому что просто не вижу в этом преимуществ, - заявил Ковингтон. – Нужно при этом учитывать высокий риск того, что все в любом случае вскроется и вызовет расследование, а также некоторые другие факторы и рассматривать все вместе. Я изменил свою позицию, потому что изменилась политика правоохранительных органов».

Таким образом, взяточничество никуда не денется, причем зачастую инициатива по-прежнему будет исходить не от местных, а от иностранцев, борющихся за нефть и другие ценные активы и возможности. Таковы реалии во многих местах, в которых на выплаты смотрят не как на взятки, а как на компенсацию за возможность осуществить сделку. Если западные власти хотят это ограничить, им следовало бы меньше карать тех, кто признается сам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.