Махачкала. – Ночь. На проспекте Акушинского, одной из главных трасс Махачкалы, стоят импровизированные баррикады.
Деревянные ящики, выставленные на дороге, никому не дают проехать. Разворачиваться вынуждена и полицейская машина. Мимо пробегают небольшие группы людей. Только по российскому федеральному телеканалу мы узнаем, что происходит в городе.

Силовики окружили дом, где должен скрываться исламистский террорист, который имел отношение к кровавому взрыву, произошедшему в начале мая. Тогда погибли 14 человек. Антитеррористическая операция продолжалась до утра, боевик был застрелен. Это - официальная версия.

На следующий день местные журналисты писали, что баррикады из ящиков поставили местные жители – в знак протеста против операции.
Через Twitter и Facebook были мобилизованы несколько сотен человек. Они хотели обратить внимание на то, что, на их взгляд, операция была незаконной. Подозреваемый отрицал свою причастность к взрывам и, якобы, хотел сдаться полиции.

Эта история – только один из образов Дагестана. Северокавказская республика на побережье Каспийского моря уже несколько лет пользуется репутацией самого опасного региона России.

Однако обычный гость Дагестана едва ли заметит какую-то опасность. О террористах он может узнать только из новостей по телевизору.

Читайте также: Путевые заметки из Дагестана

Не опасаясь за жизнь

Несмотря на трехзначное число погибших в результате столкновений исламистских боевиков и федеральных сил в прошлом году, в Дагестане не введено чрезвычайное положение. В Махачкале полицейские стоят только у зданий, имеющих особое значение, и на контрольных постах.

В Кизляре, недалеко от границы с Чечней, ситуация - практически такая же.

Город с населением почти 50 тысяч человек – типичный региональный центр России. В отличие от Махачкалы, в Кизляре преобладают одноэтажные кирпичные дома. В центре города среди зеленых крон деревьев блестят золотые купола православного храма.

Однако кое-что европейца все же неприятно удивит: в город можно проехать только через контрольно-пропускной пункт, закрытый мешками с песком. Но проезжающие машины полицейские досматривают кое-как.

На пыльных кизлярских улицах о том, что в этом регионе набирают террористов, совершающих теракты по всей России, говорит только то, что вместо обычных прохожих здесь встречаются полицейские с автоматами Калашникова на плече.

Также по теме: Дагестан - горячая точка Северного Кавказа

Религиозный компромисс

Ислам в Дагестане – основная религия, и ее влияние в регионе велико. Поэтому в начале 1990-х годов здесь закрыли большинство ликероводочных заводов. Закрыли и скотобойни, где животных убивали не по исламским обычаям. Здесь едва ли можно увидеть типичную для Москвы картину: человек идет по улице с пивом в руке. Однако, это не означает, что в республике действует шариат. В отличие от соседней Чечни, здесь о шариате практически не говорят. Большинство местных девушек одеваются, как европейки, и никакая полиция нравов их за это не преследует.

«Одно время была такая мода: некоторые ортодоксальные верующие ходили в никабах. Это было ужасно. Это - не наша культура. Когда я видела кого-то в никабе в автобусе, я выходила из этого автобуса. Я боялась, что на этой женщине могла быть бомба», - говорит жительница Махачкалы Надя. Ей - около 40 лет.

Читайте также: Дагестан - нефтедоллары и терроризм

Коротко с президентом

«Я - сторонник справедливого сосуществования российской государственности, культуры и дагестанской культуры, традиций и исламской духовности. Все должно быть соразмерно. Если брать в расчет только дагестанские традиции и ислам, это будет путь к сепаратизму, который я считаю тупиковым», - объясняет президент Дагестана Магомедсалам Магомедов.

«Взаимное недовольство не должно перерасти в вооруженный конфликт. Невозможно внушать кому-то свою точку зрения с оружием в руках», - утверждает глава северокавказской республики.

«Мы никого не преследуем за взгляды и не проклинаем. Но если кто-то пытается навязывать остальным свой образ жизни и свою точку зрения с автоматом в руках, это - уже преступление», - говорит Магомедов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.