ГУЛАГ вмонтирован в российскую пенитенциарную систему, а представители российских властей действую как опытные пропагандисты. Создают общественное мнение, ссылаясь на якобы существующее общественное мнение. Так известная российская правозащитница Оксана Челышева прокомментировала ситуацию, связанную предстоящим показом на российском телеканале киноленты «Служу Советскому союзу», которую, по заявлениям министра культуры этой страны, демонстрировать не надо.

По словам правозащитницы, сейчас в России невозможен критический взгляд на зверства НКВД-КГБ, события советского периода истории, а школьники даже не представляют, кто такой Варлам Шаламов. Упомянутый фильм рассказывает именно об этом.

На этой неделе в России разразился очередной скандал, связанный с иным взглядом на события Великой отечественной войны и советской истории в целом, роли НКВД и т.д. Министр культуры России Владимир Мединский высказался против показа киноленты «Служу советскому союзу», заявив, что «демонстрация этой спорной киноленты в прайм-тайм 22 июня (в этот день фашистская Германия напала на СССР) – это вызов».

«Показ именно в этот день, в День памяти и скорби, фильма, где нет положительных героев, носящих советскую военную форму – а их просто там нет, на мой взгляд, неуместен», - заявил министр. Его заявления сразу же вызвали в вызвали бурю в российской блогосфере. Министр свою позицию аргументирует множеством писем от якобы возмущенной общественности.

Несмотря на комментарии В.Мединского о том, что «каждый телеканал имеет полное право на свободу слова, у нас (в России – прим. Delfi) нет цензуры и, Бог даст, никогда не будет», блогеры и комментаторы отмечают, что ситуация в России сейчас хуже, чем при Леониде Брежневе. Кроме того, звучали мнения, что режиссер картины «покусился на святое: на НКВД, на саму концепцию государства, охраняющего свою безопасность от нас с вами», этим, якобы, и вызвана реакция министра.

При этом спора о художественной ценности фильма как токового нет, хотя вопросов тут возникаем немало: в фильме группа уголовников и политзаключенных практически без труда одолевает солдат элитного немецкого подразделения «Эдельвейс», немецкий десант несет с собой секретные документы с планами военной операции (чего в действительности практически не бывает), шаблонные диалоги и т.д. Но, вероятно, не художественные достоинства или недостатки в данном случае играют определяющую роль.

Негодование у части общества вызывает то, что российские власти в очередной раз пытаются корректировать что, когда и какого содержания ленты стоит показывать россиянам по телевизионным каналам.

За комментарием сложившейся ситуации Delfi обратился к известной российской правозащитнице Оксане Челышевой.

- В России постоянно встает вопрос о «правильной» или «неправильной» трактовке исторических событий, связанных с советским периодом, особенно периода ВОВ и деятельность. НКВД-КГБ. Причем это оценка публично корректируется властями. По Вашему мнению, о чем это говорит?

- Попытки исторической ревизии – реальность, присущая не только современной России. Это черта всех систем власти, которые до сих пор не уверены в крепости своих позиций, а потому нуждаются в определенной исторической базе.

Господин Мединский ныне министр культуры, а посему его позиция уже по факту не является частной. С другой стороны, он пытается укрепить свои заявление ссылками на некие 2000 писем от «возмущенной общественности». Будучи профессиональным пропагандистом, В.Мединский понимает, что ссылка на уже существующее общественное мнение – самое эффективное средство создания общественного мнения. Нет особого смысла выяснять, что не удовлетворяет министра культуры в данном произведении. Не случайно, что одновременно с попыткой снять фильма с показа, В.Мединский пытается закрыть «Спокойной ночи, малыши», ссылаясь, что некие православные воспринимают Хрюшу и Степашку как «проявление зоофилии», а сама программа является «советским атавизмом».

- Фильм рассказывает об уголовниках, лагере, политзеках и НКВД. Политзеки вместе с уголовниками дают отпор немцам, но в конце фильма их расстреливает НКВД. Фильм покажут по ТВ. Что не удовлетворяет министра культуры, по Вашему мнению? Можно ли считать, что его устами (пока президент в разъездах) высказывается официальная точка зрения?

- А зачем разгоняют мирных обывателей, которые, вдруг проснувшись от многолетней спячки, надели белые ленточки и вышли на улицы, осознав, что политика уже давно вторглась в их уютные квартиры? Ведь эти разгоны все более активно радикализируют протест... Зачем отправляют за решетку девушек из Pussy Riot, что вызывает волну возмущения даже среди тех, кто все еще пытается «найти возможности позитивного диалога» с властью? На последний суд по мере пресечения пришла даже Чулпан Хаматова. Видимо, дело в том, что настолько велика пропасть между реальностью и тем, какой рисуют ее для себя власть предержащие, что они банально не отдают себе отчет в последствиях своих действий.

- Зачем министру говорить о фильме, если после его высказываний его картину обязательно посмотрит гораздо большее число россиян?

- ГУЛАГ жив, он вмонтирован в российскую пенитенциарную систему. Несмотря на существование музея в Перми. Один лагерь превращен в музей, а многие другие функционируют, как и раньше. Один из моих друзей Максим Громов отбывал свой срок за мирный протест 2005 года в мордовском лагере, который ранее именовался ДубравЛаг. Внимание этой проблеме уделяется не властью, а, например, правозащитным центром «Мемориал» или тем же Максимом Громовым, который стал одним из создателей общественной организации «Союз заключенных» и организатором общественной компании «Дети политзаключенных», в рамках которой такие люди как Леонид Парфенов, Лия Ахеджакова или Юрий Шевчук участвуют в фотосессиях с детьми Таисии Осиповой, внуком Алексея Пичугина, Каспером – самым юным участником преследуемой «Войны» или сыном Руслана Хубаева.

- По вашей практике, вообще период репрессий, использования заключенных в годы войны в качестве пушечного мяса, зверства НКВД – насколько все это занимает российские власти? Уделяют ли они этому внимание или им удобнее упрекать прибалтов в фашизме?

- Что касается критики российского официоза ситуации в странах Балтии, осмелюсь поделиться своим наблюдением, что очень часто риторика двух сторон на самом деле подпитывает агрессивность этого дискурса. У меня нет сомнений, что «Советская история», выпущенная на экраны благодаря заботе некоторых депутатов Европарламента, является пропагандой такого же грубого уровня как и то, чем занимался В.Мединский или Александр Дюков.

- Наличие дискуссии говорит о том, что вопросы, связанные с этим периодом истории еще далеки от разрешения. Возможен ли сейчас честный и критический диалог в нынешних российских условиях? Включены ли писатели вроде Варлама Шаламова в школьный курс?

- В России, которую стережет эта власть, подобный дискурс невозможен. В.Шаламова в курсе школьной программы нет. Перед тем как отправить вам ответ на этот вопрос, я задала его нескольким знакомым выпускникам школ. Получила ответы: «Это кто-то из периода «Серебряного века?», «А что он написал?», «Это один из славянофилов?»... Поверьте, молодые люди, которым я задала этот вопрос, относятся к числу думающих и весьма образованных. Пришлось рассказать о том, кто такой В.Шаламов. Получила обещание прочитать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.