Статья Анны Немцовой: В путинской России у стен по-прежнему есть уши


Анна Немцова недавно опубликовала в The Daily Beast одну из самых странных и сбивающих с толку статей на моей памяти. Фактически, она доказывает, что российские работодатели следят за своими сотрудниками, потому что КГБ - по-прежнему в силе, а Путин - плохой, или что-то в этом духе.

«Однако сейчас многие россияне из среднего класса по-прежнему боятся, что у стен есть уши. Сменились лишь предполагаемые организаторы слежки. Как показывает недавнее исследование московского кадрового агентства HeadHunter, больше половины россиян с зарплатой более 6600 долларов в месяц— то есть, с приличным доходом —опасаются, что работодатели читают их электронную почту, чаты Google, сообщения в Facebook и личные записи в Twitter. Чем богаче и выше по положению сотрудник, утверждает агентство, тем чаще он (или она) считает, что его (или ее) начальство занимается слежкой.

Из более чем 7 000 опрошенных, 12% полагают, что работодатель читал их личные блоги, в которых могли присутствовать негативные комментарии о руководстве. Почти 50% сообщают, что им делали выговоры за поиск в интернете лучшей работы в рабочее время. Более 60% из тех, кто считает, что за ними следили, утверждают, что их вызывали “на ковер” для неприятного разговора, а 8% признают, что их увольняли в результате ненадлежащего, по мнению работодателей, поведения за компьютером…

Трудно сказать, насколько часто российские работодатели шпионят за своими сотрудниками. Во многом ощущение слежки может быть результатом длинной и мучительной истории, связанной с КГБ».

Читайте также: В защиту старшего брата - да здравствует слежка


Во-первых, заявление Немцовой о том, что 6000 долларов в месяц – это «приличный доход среднего класса», просто смешно. Если она, действительно, считает, что столько получает «средний класс», она крайне плохо разбирается практически во всем, что связано с экономикой. Медианная зарплата в Соединенных Штатах в 2010 году составляла около 26 500 долларов – то есть, меньше 30 000 долларов в год! Россия, безусловно, намного беднее Америки, и зарплаты в ней намного ниже. Хотя я сочувствую москвичам с их абсурдно раздутыми ценами на недвижимость и в целом высокой стоимостью жизни, доход, превышающий 70 000 долларов год, крайне высок по любым стандартам и многократно превосходит медианную российскую зарплату. Люди, которые зарабатывают 70 000 долларов в год, конечно, не живут в олигархической роскоши, но они - никакой не «средний класс» - если не определять этот класс в явно внеэкономических категориях (в этом случае следовало бы придумать другое название – скажем, «креативный класс» или антипутинский класс»).

Однако, больше всего меня в статье Немцовой заинтересовало то, что она даже не упомянула о том, что в демократических и либеральных западных странах работодатели регулярно шпионят за своими сотрудниками, причем делать это им почти ничто юридически не препятствует. Похоже, она не знает, что поведение, о котором она пишет, встречается в Соединенных Штатах абсолютно повсеместно и нередко освещается в СМИ. В сущности, то обстоятельство, что российские работодатели уделяют все больше внимания слежке за своими зарплатными рабами, говорит не столько о том, что отсталая Россия увязла в советском прошлом, сколько о том, что она все сильнее напоминает западные страны.



Чтобы показать, насколько нелепо со стороны Немцовой было не провести вполне очевидную параллель с Соединенными Штатами, я решил на скорую руку выбрать несколько наиболее вопиющих примеров работодательской слежки в стране, в истории которой не было ни Ленина, ни КГБ, ни этого гнусного, отвратительного Владимира Путина:

Также по теме: Мнимый приказ ФСБ о слежке и уничтожении людей за рубежом

Вот статья о частных детективах, которых нанимали, чтобы выслеживать сотрудников, неправомерно использовавших больничные.

Вот статья с крайне неприятной статистикой: почти две трети американских компаний активно отслеживают, на какие сайты заходят их сотрудники, 52% просматривают электронную почту, а примерно каждая пятая часть следит за мгновенными сообщениями

Вот статья из Economist о стремительном росте рынка программного обеспечения для контроля безопасности и сбора данных.

Вот статья Американской ассоциации менеджмента, по данным которой 45% американских работодателей отслеживают просматриваемый интернет-контент, частотность нажатия клавиш и время, которое сотрудники проводят за клавиатурой.

Вот судебное дело из Нью-Йорка – суд оправдал работодателя, тайно получившего доступ к личной электронной почте работника с помощью предварительно установленной программы по отслеживанию нажатия клавиш.

Вот руководство по слежке за сотрудниками.

Вот статья Американской ассоциации юристов, в которой доказывается, что «контроль над использованием сотрудниками интернета и электронной почты – это необходимый инструмент, помогающий избегать исков».

Читайте также: Тотальная слежка

Ну и на всякий случай – вдруг кто-то еще не понял - вот статья юриста из Национального управления по трудовым отношениям, в которой напрямую говорится: «Личное использование работником системы электронной почты работодателя или доступа к интернету не защищено законом».

Американские работники, если они не входят в быстро сокращающееся число членов профсоюзов, почти лишены прав в вопросах пользования интернетом и практически полностью оставлены на милость работодателя. В других западных странах ситуация не столь экстремальная, но практика слежения за сотрудниками для России явно не уникальна.

Замечу, что все это не оправдывает то, как российские работодатели обходятся со своими работниками – если американцы так поступают, это не означает, что так и следует. Однако все это показывает - и, по-моему, вполне убедительно, - что практика, которую Немцова описывает как странную, нелепую и чужую, характерную сугубо для России («Люди там шпионят друг за другом!»), на деле банальна и обыкновенна. Есть ли у слежки за сотрудниками в России свои уникальные особенности? Я уверен, что есть. Немцова, например, предполагает, что российские работодатели предпочитают использовать не частных детективов, а коррумпированных полицейских. Из ее статьи можно также сделать вывод о том, что, в отличие от Америки, слежка становится более, а не менее вероятной по мере восхождения по социально-экономической лестнице.

Однако суть дела остается простой – и российские, и американские работники имеют очень мало прав и практически никаких прав на «конфиденциальность», когда речь идет об использовании интернета на рабочем месте. Это - важно, и об этом нужно говорить, но явно не в стиле: «Посмотрите на этих тупых, отсталых русских! У них работодатели используют шпионские программы!»