По меньшей мере 172 человека погибли в ужасном наводнении на юге России.  Окончательное количество жертв, скорее всего, будет гораздо выше. Ливневые дожди и переполненные горные реки привели к образованию стены воды, которая накрыла собой город Крымск и поселения вокруг него, снося все на своем пути: легкие конструкции оказались уничтоженными, вода перевернула и перетащила машины, и теперь этот город с населением в 60 тысяч человек полон грязи и обломков. Как и во времена других трагедий – от аварии подлодки «Курск» в 2000-м году, захвата боевиками школы в Северной Осетии в 2004-м и до лесных пожаров в центральной России два года назад – спасательная операция была проведена кое-как, а высшие чины стремятся уйти от ответственности. Скорбь населения теперь смешана с глубоким недоверием к правительству.

Летние наводнения довольно типичны для этого региона, тем не менее, власти не были подготовлены и не имели необходимого оборудования. Они располагали, по меньшей мере, тремя часами для того, чтобы объявить о чрезвычайной ситуации: чиновники узнали о неминуемой катастрофе около 10 вечера, а вода не начинала резкий подъем до часа ночи. Но за это время никаких предупреждений не было.

Во время встречи с потрясенной и разъяренной толпой оставшихся в живых людей губернатор региона Александр Ткачев заявил: «А что вы думаете, дорогие мои, если бы и сегодня... в 22 часа с перерывом до часу ночи - что, нужно было каждого обойти? Это невозможно. Какими силами?» А вскоре после этого бездушного комментария он уволил подчиненного чиновника за то, что тот не предупредил людей.

Атмосфера недоверия  - это то, что особенно поражает журналистов, освещающих события, будь то местные репортеры или журналисты, приехавшие вместе с волонтерами из Москвы и других мест, которые поспешили в регион для того, чтобы своей работой компенсировать неэффективность государства.

Люди, пережившие наводнение, настроены скептически. «Я не встречал ни одного человека, который поверил бы в официальную версию» того, что вызвало наводнение, написал Олег Кашин, один из лучших московских журналистов и популярный блогер. Согласно официальной версии, наводнение было гигантским природным катаклизмом. Эту версию поддерживают несколько независимых экспертов, но яростно отрицают местные жители. В первые дни после наводнения большинство из них верили в то, что истинной причиной стал спуск воды из переполненного водохранилища. В своем радиовыступлении Кашин говорил об отсутствии доверия правительству как о факте жизни в России: «Это ведь началось не в субботу, когда затопило Крымск. Эта ситуация складывалась годами, шаг за шагом, эпизод за эпизодом. Крымск, я думаю, быстро приведут в порядок, выплатят компенсации, похоронят погибших. Но на кризис доверия это никак не повлияет, согласитесь».

Подписчики Кашина в Facebook  горячо его поддержали: «О каком доверии вообще идет речь? Кому верить?  Все оставшиеся – лишь некомпетентные марионетки. Что они могут сделать для людей?» - написал один пользователь. «Доверие? Мы говорим о преступлении, совершенном правительством», - написал другой.

Кашин принадлежит к тем москвичам, которые вышли на улицы в декабре, движимые полнейшим недоверием: они протестовали против фальсификации результатов выборов и правления Путина, которое основывается на лжи, манипуляциях, беззаконии и превышении полномочий со стороны чиновников. С тех пор Москва стала ареной для митингов  и маршей против Путина, автомобильных протестов, массовых «прогулок «и уличных лагерей в стиле Occupy. Самым распространённым призывом стал лозунг «Россия без Путина», а российский сегмент всемирной паутины и социальных сетей полны гнева против нынешнего президента.

Сначала правительство продемонстрировало некоторую сдержанность; по всей видимости, Путин не хотел враждовать с населением перед мартовскими президентскими выборами. Но после его победы на выборах, прошедших практически без конкуренции, Кремль перешел к стратегии усиливающегося закручивания гаек. Произошло несколько увольнений в неправительственных СМИ, а та толика смелости, что существовала на парочке телевизионных шоу, почти исчезла. Один за другим были введены несколько ограничительных законов. В их число входят новые ограничения на проведение уличных протестов и возвращение уголовной ответственности за клевету, что может использоваться для борьбы со СМИ. Еще один законопроект нацелен на введение цензуры в интернете. Станислав Козловский , глава российской Википедии, прекратившей работу во вторник на один день в знак протеста, заявил, что закон создаст «технологическую базу» для введения российской версии китайской цензуры. Несмотря на предупреждения экспертов, Государственная Дума быстро приняла закон лишь с незначительными поправками.

Другая законодательная инициатива направлена на то, чтобы дискредитировать НКО, получающие финансирование из-за рубежа. Согласно закону, данные НКО будут обязаны называться «иностранными агентами», что укладывается в традиционную картину правительственной риторики относительно оппонентов режима, которых якобы вдохновляют, спонсируют и всячески поддерживают дьявольские силы из-за границы.

Во время обращения к российским дипломатам в понедельник Путин говорил о Западе в своем обычно неприязненном, однако не конкретном стиле. Он обвинил Запад в «односторонних действиях вопреки нормам международного права» своими так называемыми «операциями по оказанию гуманитарной помощи» и «вмешательством во внутренние конфликты».  Заговорив о конфликте в Сирии, он настаивал на том, что «российская внешняя политика была и останется независимой». Он предупредил дипломатов об угрозах национальным интересам России и сказал, что «они должны быть готовы ко всему, даже к самым нежелательным сценариям», если это будет касаться российских интересов, и подчеркнул важность «заблаговременных действий».

Массовый протест в начале мая завершился столкновениями с полицией. После этого полиция задерживала молодых людей на улицах и в кафе, пытаясь, по всей видимости, не допустить никаких массовых сборов. Задержанные были вскоре отпущены, но чуть позже 12 человек были арестованы по обвинениям, связанным с событиями шестого мая, которые полицейские теперь относят к категории «массовых беспорядков». Это - серьезное нарушение, влекущее за собой наказание в виде нескольких лет лишения свободы. На прошлой неделе им еще на четыре месяца продлили сроки предварительного заключения под стражей. Как сообщается, по меньшей мере, 160 следователей были привлечены к работе над этим делом.

Находящиеся под следствием люди не являются известными фигурами -  это простые участники митинга, в котором принимали участие, как минимум, 50 тысяч человек. Теперь на них оказывают давление с тем, чтобы они назвали имена организаторов «массовых беспорядков» - в первую очередь, имя Алексея Навального, юриста, очень популярного блогера, борца с коррупцией и эффективного организатора протестов.

Навальный уникален тем, что смог добиться популярности и доверия сначала через деятельность в интернете, а потом и своим смелым и уверенным поведением во времена массовых митингов. Он уже отсидел два краткосрочных заключения - в декабре и мае - и продемонстрировал непоколебимое неповиновение, в то время как на нем сконцентрировалась вся правительственная кампания. Несколько недель назад в квартире Навального и нескольких других известных активистов были проведены жесткие обыски: полиция изъяла все компьютеры и другие электронные устройства, а также личные документы оппозиционеров. В настоящий момент Навальному угрожают два других дела: обвинения по обоим выглядят смехотворными и необоснованными, но в путинской России судебные решения принимаются в зависимости от желания власть имущих, а не на основе свидетельств или фактов.

В последние дни появляется много плохих новостей, люди постоянно ими делятся, и за информацией становится все сложнее уследить. Социальная сеть Facebook заполнена яростью и неверием – те, кому еще нет 30-ти, не помнят советские репрессии против диссидентов. И, конечно же, страх пытаются «засмеять» горькими шутками. В преддверии идентификации НКО, к которой принуждает новый закон, Елена Панфилова, директор российского отделения Transparency International, опубликовала свою фотографию в майке с надписью «Я борюсь с коррупцией. Иностранный агент», а слово агент написано жирным шрифтом.

Усиливаются опасения, что осенью правительство устроит показательный процесс по «беспорядкам» шестого мая, в котором Навальный будет представлен главным бунтовщиком. Однако наводнение сильно отвлекло внимание от ситуации. Катастрофа в Крымске вызвала беспрецедентную волну волонтерской помощи. Сообщество протестующих в Москве и другие группы - из столицы и регионов - быстро занялись сбором помощи, отправляя ее  в специально нанятых грузовиках и помогая пережившим катастрофу жителям Крымска. Пока правительство теряет авторитет, гражданское общество формирует доверие к себе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.