Страшный холод? Ничего подобного. Ни о каком другом регионе мира не существует так много ложных клише, как о Сибири.

Предрассудок номер один: все россияне похожи на Владимира Путина — они расчетливы и беспринципны, и лучше держаться от них подальше. Предрассудок номер два: Сибирь скудна, там десять месяцев в году холодно, а в оставшиеся два еще холоднее. Долой подобные клише! Лучше самому составить себе представление и совершить путешествие по таким сибирским местам, как Хакасия, Тува и Красноярск. Там можно познакомиться с совершенно другой Россией — свободной от стереотипов, обладающей нетронутой природой и богатой на сюрпризы.

Тува: верблюды и северные олени

Шлагбаум, который по-русски тоже называется шлагбаумом, только пишется кириллицей, поднимать не торопятся. Ах, вот что, господа пожаловали из Германии? Минуточку, говорит таможенник, есть одна проблема...

Въезд в Республику Тыва — иногда дело непростое. Судя по всему, еще не до всех контрольно-пропускных пунктов дошли сведения о том, что является реальностью уже с середины 90-х годов: состоявшееся за полвека до этого объявление Тувой войны Германии можно считать утратившим свою силу. Быстрее, судя по всему, не получилось. В советское время после Второй мировой войны, а также в смутный период распада СССР другие вещи были важнее. «Вы же понимаете, как это происходит», — говорит Шолбан Кара-оол на прекрасном немецком, когда он на следующий день узнает о проблемах, возникших у путешественников со въездом. Свои слова он приправляет улыбкой, которая означает одновременно и извинение, и веселость.

Кара-оол обладает официальным титулом президента Тувы. Это кое-что говорит об особом статусе автономной республики в составе Российской Федерации. Тувинцы всегда гордились своей экзотикой и прежде всего самостоятельностью. Лишь в октябре 1944 года Тува вступила в состав СССР, но уже 22 апреля 1941 года она одной из первых стран объявила войну Германии вслед за ее нападением на Советский Союз. После окончания войны определенные права Тувы были сохранены — как и контрольно-пропускные пункты на дороге, ведущей из Абакана, расположенного в Хакасской Республике — через южную часть гигантской Красноярской области, — в Кызыл, столицу Тувы. Кызыл на местном языке означает «красный», и советского прошлого в облике города трудно не заметить, как трудно не заметить и монгольскую кровь среди населения. Это бедный город с населением 100 тысяч человек, и у его жителей не так много собственности. Но, тем не менее, они выглядят счастливыми и даже довольными, когда жарким сибирским летним днем предпочитают остудиться в фонтане на площади Ленина.

Жаркие сибирские летние дни? Это лишь один из фактов, которые явно противоречат господствующим представлениям в удаленной на шесть тысяч километров Германии. Это не пустынная и убогая, а обладающая уникальной природой часть Сибири, в которой летом так же жарко, как в Европе, — как на юге Испании или на некоторых греческих островах. Однако Кызыл находится на одной широте не с Андалузией, Сицилией и Критом, а с Дрезденом, Кельном и Калгари. Когда температура достигает 40 градусов по Цельсию, желанную тень отбрасывает обязательная статуя Ленина. В комбинации с задним фоном все это создает довольно забавную картину: на видимой вдалеке священной горе Догээ сверкает выложенная из крашеного камня буддийская мантра: «Ом мани падме хум». Ширина ее составляет 120 метров, а высота 20 метров — это самая большая мантра в мире.

В паре кварталов от площади Ленина стоит обелиск, перед ним — расположенный на постаменте глобус. Здесь у места слияния впечатляющего Большого Енисея и не менее величественного Малого Енисея надпись на русском, тувинском и английском языке рассказывает о том, что британский путешественник Александр Дуглас Каррутерс (Alexander Douglas Carruthers) установил в последние годы XIX века: именно здесь находится Центр Азии — до сих пор его предположение никто не смог опровергнуть. И где же еще этот центр может находиться?

Говорят, что в год Туву посещают не более сотни иностранных туристов. С одной стороны, это понятно — путь не самый близкий даже для некоторых россиян. Москва в семи часах полета, ее с Тувой разделяют четыре часовых пояса. Поэтому Тува — настоящая терра инкогнита, и не случайно эту республику рекламируют именно с помощью этих слов. С другой стороны — подобная поездка вполне себя оправдывает. Сразу за пределами Кызыла путешественник сталкивается с экзотикой Тувы, он попадает в ее бескрайние и совершенно уникальные степи, где вместе с северными оленями обитают верблюды. В 45 километрах к западу от столицы в 2011 году был открыт центр Алдын-Булак, где представлена история и культуры Тувы, а также можно увидеть великолепно оснащенные юрты, которые одновременно напоминают о жизни скифов, загадочного кочевого народа. Вечером исполнители тувинского необыкновенно сложного горлового пения приводят себя и публику в состояние, близкое к трансу.

Хакасия — соляные озера и звезды

В целях развития туризма Тува объединила свои усилия с двумя граничащими с ней регионами, у которых ситуация в этом отношении еще сложней. Один из них — Хакасия, о которой один посетитель из Санкт-Петербурга, по его словам, знает только по анекдотам, которые рассказывают у него дома. А что в таком случае должны сказать гости из Германии? В соответствии со статистическими данными 2012 года, лишь менее 2% туристов оказались не из самой Хакассии и не из близлежащих регионов, то есть не из Красноярского края, не из Кемерово, Новосибирска, Иркутска, Томска или Тувы; они были преимущественно из Монголии и Китая. А что можно сделать для того, чтобы привлечь западных туристов? Вот каким вопросом задается Елена Егорова, заместитель министра по туризму Хакасии. Может быть, нужно построить еще пару горнолыжных подъемников в горах Алтая или в расположенных к западу Саянах, где высота гор достигает трех тысяч метров? Путешественники не советуют этого делать — если житель Западной Европы мечтает об условиях, предлагаемых в Альпах, то он во время отпуска и поедет в Альпы, и не захочет вместо этого много часов лететь на восток. Приезжающий сюда турист ищет не подъемники и не варианты отдыха после катания на горных лыжах, а хочет увидеть нетронутую природу со степями и лесами, бурными реками и многочисленными внутренними озерами — нередко с высоким содержанием соли.

К этому можно добавить голубое небо, которое ночью становится столь светлым от света звезд, что люди, живущие в условиях светового загрязнения, уже почти успели от этого отвыкнуть. А как раз нечто подобное можно увидеть в Казановке, в окруженном горами и рекой заповеднике с деревянными юртами, стоящими на в полном смысле слова зеленых лугах. Казановку смело можно назвать музеем естествознания. «Что это за странный запах», — спрашивает одна китайская туристка, глубоко вдыхая слегка отдающий коровьим пометом свежий воздух.

Красноярск: в ссылке, как Ленин

Он твердо стоит и смотрит на деревню, которая когда-то была его деревней, на старые дороги и примерно на 30 покосившихся от ветра деревянных домов. А когда встает солнце, его характерный профиль с высоким лбом, а также гневным и решительным взглядом ласкает идущий с востока нежный свет. В селе Шушенском, расположенном на юге огромного и преимущественного безлюдного региона, Владимир Ильич Ленин с 1897 года по 1900 годы находился в своей второй политической ссылке.

Почти 500 километров отделяют Шушенское от Красноярска — станции на Транссибирской железнодорожной магистрали и столицы второго по площади из более 80 регионов, входящих в состав России. Он простирается от Саянских гор на юге до полуострова Таймыр, на котором расположена упирающаяся в Северный Ледовитый океан самая северная точка материковой суши нашей планеты. Площадь края составляет 2,4 миллиона квадратных километров, что почти в семь раз больше по территории, чем Германия. Однако здесь, в Германии, на один квадратный километр приходятся 226 жителей, тогда как там — 1,2 человека, и этот показатель в определенной степени еще искажается городом Красноярском, население которого почти достигает отметки в один миллион и составляет около трети населения всего региона. В советское время Красноярск из-за своего расположения имел особое стратегическое значение — он больше других крупных городов удален от границы по всем сторонам горизонта.

Оказавшись в Шушенском, в глухой провинции, Ленин, привыкший к жизни в Петербурге, в культурном центре, испытывал безутешную тоску. Однако его оптимизм относительно возможности когда-нибудь создать в России марксистскую партию позволил ему не утратить надежды. Его последователи выразили Ленину благодарность, когда по случаю его 100-летнего юбилея потратили немалые средства и превратили это село в музей под открытым небом. До этого таковыми уже считались два дома, в которых жил Ленин — сначала один, а затем со ставшей в 1898 году его женой Надеждой Крупской. Сегодня поселок Шушенское, затерянный в бескрайних просторах Сибири, посещают революционные лидеры, а также люди, которые еще только хотят таковыми стать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.