После атак 11 сентября мир столкнулся с новыми угрозами. Те силы, что еще до недавнего времени были союзниками и друзьями Запада в плане нейтрализации советских войск в Афганистане, неожиданным образом превратились в его злейшего врага, обрушившего за считанные часы символ западного капитализма и милитаризма. Вслед за этим с нападением сначала на Афганистан, а потом на Ирак начался новый этап военных кампаний и затяжных войн на Ближнем Востоке и Центральной Азии. Прошло несколько лет, средства массовой информации утратили интерес к подробностям этих военных операций. Вместо этого пристальное внимание стали уделять обещаниям западных политиков о выводе их войск из стран региона. Так продолжалось до тех пор, пока с началом гражданской войны в Сирии и возвращением боевиков террористической группировки «Исламское государство» история неожиданно вновь не ожила у нас на глазах.

Свидетельства о невероятных зверствах и обстоятельствах быстрых побед террористов настолько шокировали наблюдателей, что какое-то время они просто пытались осознать, что происходит. Только потом некоторые аналитики приступили к оценке последствий активности боевиков для Запада и богатого нефтью Ближнего Востока. Однако среди экспертов находилось немного тех, которые оторвали свой взгляд с западной части Европы и обратили его на восток, в том числе на Россию, наученную горьким опытом.

Горькие воспоминания о прошлом и суть проблемы

Столкновение России с мусульманскими сообществами началось задолго до появления исламского фундаментализма, когда еще царское правительство инициировало военную кампанию на Южном Кавказе с целью завоевания территории каждарского Ирана в Азербайджане, а также укрепления собственных позиций в мусульманских регионах, в частности в Дагестане. В результате этих военных походов Россия стала первой западной страной, против которой был объявлен джихад, после чего она оказалась втянута в череду войн с мусульманскими армиями из числа иранцев и кавказских народов. Русским удалось выйти из этого противостояния победителями. Из-за этого среди местного населения Кавказа впервые появились русофобские настроения. После падения царизма в России и установления коммунистической власти прошлое так и осталось в народной памяти, а после сталинской депортации татарского населения Украины в центральные и восточные регионы России и гибели в ходе этого переселения тысяч депортируемых начался еще один этап противостояния Москвы с мусульманскими народами, вновь породивший чувство ненависти к столичным властям.

Однако это стало лишь отправной точкой превращения России в потенциальную цель для атак группировок исламского фундаментализма. В 1979 году решение Брежнева о начале нападения на Афганистан на деле привело к тому, что Россия превратилась в самую первую мишень для атак международного исламского джихада. Из кругов, которые сформировались рядом с мусульманскими общинами, в Афганистан прибыли боевики, чтобы изгнать из страны солдат Красной Армии. Их появление привело к всплеску фундаментализма.

В результате внутри самой России риск развития фундаменталистского ислама оказался настолько серьезным, что малейший повод мог запустить процесс его масштабного шествия по всей стране. Падение советской власти и образование независимых республик привели к еще более катастрофическим последствиям, превратив в настоящий ад все постсоветское пространство, начиная с Чечни и заканчивая Москвой.

После краха советского режима и начала турбулентности, вызванной политикой постоянно нетрезвого президента Ельцина, мусульманские регионы России, такие как Чечня, Дагестан, Ингушетия и другие, стали добиваться независимости. Постепенно в этом поле стали преобладать насильственные методы, затем последовал целый ряд террористических атак на российские военные пункты и даже гражданские объекты, включая школы, детские сады, станции метро и, в конце концов, столичный театральный центр.

С приходом к власти Владимира Путина с его политикой «железного кулака», задействовавшей весь потенциал военно-воздушных сил России, с анархией постепенно было покончено, и ситуация в стране стабилизировалась. Однако население Северного Кавказа еще долго будет помнить о потрясениях, которые ему нанес «железный кулак» Путина.

Россия в 2015 году

В 2015 году ситуация в стране кардинальным образом изменилась. Вспоминая Россию царских времен и советский период этой страны, можно смело утверждать, что спустя много лет перед нашими глазами появилась страна, которая намерена добиться своего былого величия. Современную Россию можно назвать Россией путинской эпохи. Российский президент закрепил политический фундамент своей страны и прилагает усилия для того, чтобы за счет увеличения роли Москвы в мировой и межрегиональной политике вновь превратить свое государство в еще один центр силы глобального масштаба.

Действующие факторы


Говоря о стремлении Путина вернуть России все то, чего она когда-то лишилась, необходимо иметь в виду тот факт, что перед ним и его страной стоит весьма непростая задача. Дело в том, что, помимо существующих преград из-за разногласий с Западом, существует вероятность возвращения в Россию новой волны фундаментализма, разросшегося на фоне волнений и мятежей в арабских странах. Для оценки этой возможности необходимо проанализировать усиливающие ее факторы. Ниже мы рассмотрим некоторые из них.

1. Волнения на Ближнем Востоке


Если считать фундаментализм результатом действия целого комплекса факторов, то основными из них являются разногласия на религиозной почве, экономические трудности, политические кризисы и анархия. В настоящее время все эти факторы налицо в странах Ближнего Востока — после произошедших в них арабских революций. Падение режима «Братьев-мусульман» в Египте, разрушительная война в Сирии, жесткая конфронтация в рамках одного народа и отсутствие политических путей решения кризисов предоставили лидерам террористических группировок отличную возможность посредством своих пропагандистских каналов, вещающих на суннитскую общину, продемонстрировать, что путем голосования урегулировать имеющиеся трудности нельзя, поможет лишь насилие.

Эта цепь событий на деле привела к появлению новой серии кошмарных теорий для формирования в суннитском обществе очередной волны фундаменталистской идеологии. Данная тенденция проявилась внутри самих террористических группировок, таких как ИГИЛ. Террористы, набирающие последователей со всех уголков мира, стали идеологически обосновывать требование об уничтожении человеческой цивилизации и создании нового общества, построенного на систематическом терроре.

Пропагандисты и теоретики фундаментализма, конечно же, не обойдут стороной такую желанную цель, как Россия. Учитывая тот горький опыт, о котором мы уже упоминали в своей статье, они таким образом получат колоссальные возможности по привлечению к себе новых членов.

2. Российские граждане в рядах террористов

Итак, Россия представляет собой желанную цель для нового поколения фундаменталистов. Они уже начали борьбу с ней, настроили соответствующим образом свой аппарат пропаганды. К настоящему времени среди всех игиловских боевиков из числа представителей европейских народов россияне занимают первое место. Граждане России участвуют в боевых операциях этой группировки в самых разных званиях, начиная с простого рядового и заканчивая командиром. С каждым днем они становятся более опытными и еще больше верят в свои идеи. Одновременно с этим они все больше думают о том, что если сейчас они воюют за тысячу километров от родного дома, то в ближайшем будущем у них появится возможность воевать за установление исламского халифата уже на своей собственной родине. Некоторое время тому назад на территории России существовал так называемый исламский халифат Кавказа, а его руководитель даже определял собственных наместников и играл определенную роль в мировом халифате лидера ИГИЛ Абу Бекра Бекра Аль-Багдади.

3. Соседи России

Государства, которые сейчас являются соседями России, в советское время находились под контролем Москвы, поэтому еще относительно недавно у всех этих стран было общее прошлое. Южные соседи России и государства Центральной Азии с мусульманским населением уже сейчас превратились в базу для обучения групп фундаменталистов. В настоящее время в некоторых республиках, например в Таджикистане и Узбекистане, фундаменталисты-сунниты вполне активны, и сейчас сотни граждан этих стран сражаются на стороне «Исламского государства». Некоторые из них в надежде на лучшую жизнь в халифате Аль-Багдади даже привезли туда свои семьи. Если пополнение рядов ИГИЛ будет продолжаться столь же интенсивно, то со временем сторонники фундаментализма придут к мысли, что вместо переезда с семьей на такое протяженное расстояние гораздо лучше установить игиловский халифат на своей собственной земле. Подобное мировоззрение фундаменталистских партий, таких как «Тахрик», доказывает, что его сторонники вновь готовы вернуться к своим разрушительным методам.

Вместе с тем дело не только в том, что южные соседи России и государства Центральной Азии столкнулись с серьезными угрозами для своей безопасности. Не следует забывать, что в настоящее время все эти страны находятся в орбите влияния России, которая является для них важнейшим и самым крупным партнером во всех сферах государственной жизни. Кроме того, в случае утраты доверия со стороны Москвы многие местные лидеры будут вынуждены подать в отставку. По этой причине Россия располагает большой властью и влиянием в этих регионах, которые, по всей видимости, играют роль ее пояса безопасности, так что фундаментализм, перед тем как проникнуть на российскую территорию, в первую очередь получит отпор именно там. Одновременно с этим с возникновением угроз в этом поясе у Москвы не будут связаны руки, поэтому в зоне безопасности России фундаменталистские группировки не будут чувствовать себя столь же вольготно, как в Ираке и Сирии.

4. Настроения в мусульманском обществе

Переход Москвы к активным действиям на международной арене привел к росту ее влияния в мире, однако и здесь были свои издержки. В частности речь идет об арабских странах Ближнего Востока. Например, российская поддержка алавитского президента Сирии Башара Асада, за которого также выступают Иран и ливанская «Хезболла», помощь в борьбе с ИГИЛ шиитскому правительству Ирака с его важнейшей ударной силой в лице шиитских формирований «Аль-Хашд Аш-Шааби», а также традиционная близость Москвы с Тегераном, известного как центр шиитского мира, позволяет сделать вывод о том, что в суннитско-шиитской конфронтации Ближнего Востока Россия находится в стане шиитов или их союзников. Данное обстоятельство обусловило положение, в котором Россия еще больше вызывает отвращение у суннитских группировок фундаменталистов, таких как ИГИЛ, «Аль-Каида» и «Талибан», которые стремятся к ослаблению и ограничению шиитов.

Как говорится, от любви до ненависти один шаг. В необычной для себя ситуации Россия обрела новых союзников. Фактически близость России к шиитской оси создала условия для того, чтобы шиитские группировки и прочие сообщества стали смотреть на Москву как на своего партнера и относиться к строящим перед ней угрозам как к своим собственным. В конечном счете все это приведет к тому, что в своей борьбе с суннитским фундаментализмом Кремль найдет для себя убежденных и умудренных опытом сторонников.

5. Конфликт с Западом

Недавние противоречия России с Западом, в частности из-за Украины, привели к тому, что в мире вновь сложилась такая же ситуация, как в годы холодной войны, когда противники использовали любую возможность, чтобы ослабить друг друга. Между тем некоторые наблюдатели предполагают, что для нейтрализации России Запад может в очередной раз прибегнуть к помощи фундаменталистских группировок, как уже было в период существования СССР. Тогда, вооружив талибов и прочих исламских фундаменталистов, западные страны фактически блокировали действия сороковой советской армии в Афганистане, хотя, по всей видимости, в той ситуации более уместно было бы говорить о теории заговора. В целом же опыт поддержки фундаменталистских группировок научил Запад тому, что их практически невозможно контролировать, а их действия — невозможно прогнозировать. С другой стороны, ни для кого не секрет, что хотя Россия, конечно, отлично годится на роль врага фундаменталистов, на эту роль подходят и западные страны, которые оккупировали Афганистан и Ирак и поддерживают Израиль.

6. Внутренняя стратегия Путина

Еще одним фактором является внутренняя политика президента Путина и та стратегия, которую он избрал в качестве своей дорожной карты. Сейчас это единственный фактор, который не носит разрушительный характер. Принимая во внимание, что последствия реакции «железного кулака» Путина на чеченский кризис до сих пор дают о себе знать, не следует забывать о том, что российский лидер уже долгие годы умело создает прочные отношения с мусульманским меньшинством своей страны.

Предоставив автономию национальным меньшинствам и выделив их регионам значительный бюджет на строительство жилищной сферы, Путин не только запретил деятельность русских расистских организаций, которые придерживались крайне исламофобских взглядов, но на фоне роста доверия к власти смог поставить во главе администрации национальных регионов своих политических союзников. Благодаря этому крупнейший мусульманский лидер России Рамзан Кадыров стал самым убежденным сторонником Путина и его политической системы. Опираясь на его поддержку, российский президент создал огромную армию из молодого поколения чеченцев, которые превратились в надежный щит центральной власти. Путин непременно воспользуется этим щитом в случае возвращения фундаменталистов в Россию. Следует учитывать и тот факт, что это молодое поколение чеченцев связано с фундаменталистами родственными узами, поэтому Россия без всяких для себя потерь сможет измотать своих врагов в борьбе с их братьями по крови, а затем окончательно их уничтожить.

Выводы

Подводя итог всем перечисленным факторам, можно сделать вывод, что проблема «очередного появления фундаментализма» на внутренних территориях Российской Федерации имеет две стороны. С одной стороны, сложившаяся ситуация пугает своими последствиями, а с другой — надежда все же есть. Риски связаны с постоянно растущей волной фундаментализма и повальным увлечением им некоторой части российских граждан. Постепенно эта волна достигнет территорий, находящихся под контролем Кремля.

Однако, как уже было сказано, это еще не все, и надежда на удачный исход все же существует. Дело в том, что в настоящий момент у фундаментализма есть более важные цели, которые он обязан осуществить, поэтому война с Россией пока не является для него первоочередной задачей. Сейчас фундаменталисты озабочены борьбой с Америкой, Израилем, странами Западной Европы и, что самое главное, созданием собственного халифата на Ближнем Востоке.

Помимо этого, Россия со своей внутренней стратегией, которую проводит Путин в последние годы, возвела против суннитского фундаментализма человеческую стену и заслонилась щитом из собственных мусульман-суннитов. Все эти люди прекрасно знают, как именно бороться с группировками исламских фундаменталистов и как противостоять их методам.

Конечно, до сих пор остается неясным, как именно будет развиваться ситуация на самом деле. Вместе с тем необходимо помнить, что в нынешних условиях все определят тактика российского правительства и новая политика Путина. Будущее покажет, насколько успешно российский президент будет балансировать между национальным единством своего народа и наметившимися националистическими тенденциями, а также то, начнется ли в России национальный раскол, как это было в первые годы после распада Советского Союза.