Продолжающийся уже долгое время обмен заявлениями, кажется, никогда не закончится: как только руководство какого-нибудь района демонтирует на своей территории (в рамках полномочий, которыми обладают в этой сфере местные власти) какой-нибудь монумент или знак памяти Красной Армии, российское Министерство иностранных дел сразу же выражает огромное возмущение по поводу того, что это идет вразрез с двусторонним договором между нашими странами от февраля 1994 года. К этому добавляются обвинения в цинизме, варварстве и неблагодарности поляков по отношению к освобождавшим их страну героям-красноармейцам. Польские власти заявляют в ответ, что все делается как раз в рамках упомянутого соглашения 20-летней давности.

Сейчас МИД РФ вручил польскому послу в Москве Катажине Пелчинской-Наленч (Katarzyna Pełczyńskiej-Nałęcz) ноту протеста по поводу демонтажа памятника в городе Мелец. Это была созданная в 1963 году довольно крупная фигура, представляющая советского солдата, который держит в одной руке ребенка, а в другой меч (практически точная копия монумента, возведенного в 50-е годы прошлого века в столице ГДР).

На пресс-конференции глава Мелецкого округа Збигнев Тымула (Zbigniew Tymuła) объяснил, что памятник был демонтирован в соответствии с законом и процедурами, которые работают в нашей стране, и будет перемещен в музей ПНР в городе Руда-Шленска.

«Вся операция прошла достойно. Мы долго дискутировали на тему этого памятника. Решение о переносе было приятно советом района единогласно. Потом мы получили все необходимые законодательные акты, юристы занимались этой темой очень долго», — сказал он (все цитаты из сообщения Польского агентства печати PAP).

Он также сообщил журналистам, что перед пресс-конференцией разговаривал с генеральным консулом России в Польше, который хотел узнать, как выглядела операция по демонтажу памятника. После краткой беседы он понял, что принятое решение было верным из соображений безопасности: памятник стоял на бетонном постаменте и не был закреплен, а весит он две тонны. «Могла произойти трагедия», ¬ объяснил Тымула. «Он подчеркнул, что жители Мелеца неоднократно устраивали пикеты, требуя переноса монумента в другое место. Под петицией было собрано несколько тысяч подписей», — сообщало PAP.

Посол Катажина Пелчинска-Наленч отреагировала на резкие, а одновременно безосновательные обвинения российского МИД: «Мы считаем, что соглашение, существующее между Польшей и Россией, относится к кладбищам и местам захоронения российских и советских солдат. Так называемые символические памятники, где никто не захоронен, находятся в ведении местных властей и в соответствии с определенными процедурами их демонтировать можно. Действие международных договоров, в том числе двусторонних соглашений между Россией и Польшей, на них не распространяются».

Посол, конечно, права, но готов спорить на любые деньги, что при демонтаже очередного советского реликта в нашей стране Москва будет вести себя точно так же, пытаясь убедить весь мир, что Польша нарушает межгосударственные договоры. Достаточно вспомнить о ее гневной реакции на недавний демонтаж монументов Красной армии в Катовицах, Лиманове и Новом-Сонче, а также памятника генералу Черняховскому в Пененжно. Каждый раз со стороны нашего МИД следовал решительный ответ (и спокойное напоминание, чего касается, а чего не касается упоминающееся соглашение), а по последнему случаю с особенно резкой реакций выступил бывший глава ведомства Гжегож Схетына (Grzegorz Schetyna).

Что же, пусть россияне регулярно на нас обижаются и поднимают дипломатический шум, а мы будем заниматься своим делом и систематично очищать польское общественное пространство от всего, что напоминаем о трагическом периоде полувекового порабощения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.