Речь идет о документах, которые были украдены дважды. В 1939 году большая часть архива польских спецслужб, которая по неизвестным причинам не была уничтожена, попала к немцам. Это была катастрофа разведки, потому что гестапо могло выявить и уничтожить польских агентов. В 1945 году польские документы, которые пережившие войну, были захвачены Красной армией и НКВД. Польская Народная Республика вернула себе лишь наименее ценную часть этих бумаг. Другую часть наши историки скопировали в 1990-е годы, прежде чем перед ними закрылись российские архивы. Остальные документы остаются под замком в Москве.

«Без этих документов невозможно написать полную историю польской разведки во Второй Польской республике», — говорит Владислав Булгак (Władysław Bułhak), сотрудник Института национальной памяти (IPN), который занимается изучением истории польских секретных служб. Немецким историкам, которые ищут в российских архивах свои документы, удалось обнаружить 18 польских папок. «В большую часть за последние 50 лет никто не заглядывал», — говорит сотрудник Германского исторического института в Москве Маттиас Уль (Matthias Uhl). Его исследовательская группа систематизировала эти документы и вместе с другими разместила в интернете.

«Это первый за 20 лет след архивных материалов польских спецслужб», — отмечает директор Центрального военного архива Анджей Чеслав Жак (Andrzej Czesław Żak). Польские исследователи ничего об этих документах не знали.

«Председатель заседания — агент Льва Троцкого, у него есть все полномочия», — так агент польской разведки описывал встречу коммунистов Польши, Украины и Балканских стран в Вене в начале 20-х годов (точной даты на документах нет). На заседании обсуждались причины провала коммунистической революции в Закарпатской Руси. Из документов следует, что в неудачах участники встречи взаимно обвиняли друг друга.

«Прошу сделать по 18 копий каждого из прилагающихся 30 снимков», — гласил лаконичный приказ Центрального отдела следственной службы (подразделение довоенной полиции, которое занималось, в частности, важнейшими расследованиями в стране) от 13 апреля 1939 года. В ответ от подчиненных поступил список из 30 фамилий с датами рождения и три листа формата A4 с наклеенными фотографиями: «Список русских коммунистических агентов, делегированных Коминтерном в Западную Европу» (фамилии агентов написаны в немецкой транскрипции).

Еще один документ: карта-схема связей между Москвой, европейскими столицами и менее крупными городами. Это созданная польской разведкой в 1921 году «Схема сети коммунистической пропаганды».

Другая схема изображает структуру «большевистских подразделений в Берлине» того времени. На сложном графике изображены ячейки немецкой коммунистической партии и дипломатических представительств Советской России.

«Мы предполагаем, что в российских архивах остается еще тысяча папок с документами польской разведки и архивами других польских довоенных институтов. А также бумаги Царства Польского, которые россияне вывезли из Варшавы во время Первой мировой войны», — говорит Анджей Жак. Владислав Булгак добавляет, что по закону эти документы должны вернуться в Польшу.

Однако Россия отказывается, хотя она вернула те архивы, которые немцы вывезли из Франции, Голландии или Бельгии.

В 2012 году казалось, что проблему удастся решить. Главный российский архивист Андрей Артизов, приезжавший в Польшу, говорил о перспективе возвращения архивов. Но из этого ничего не вышло. Российскую делегацию интересовали советские документы, которые попали в наши руки в ходе польско-большевистской войны. Россияне недоумевали, каким чудом поляки не вернули их в советское время, однако обмениваться материалами не захотели. «Мы постоянно требуем вернуть наши архивы, но в России этим управляет политика», — говорит Жак.

Немецкие историки не исключают публикации новых материалов. «Конечно, то, что мы нашли не повлияет на нашу оценку Второй мировой войны, но эти документы дополняют наши прежние знания», — говорит Маттиас Уль, который занимается исследованиями в архивах российского министерства обороны.

До 2018 года немецкие и российские историки собираются отсканировать и систематизировать более 2,5 миллионов немецких документов, которые в 1945 году россияне вывезли из архивов Третьего рейха. Сканы (в большом разрешении) размещают в интернете.

Благодаря этому нам удалось узнать о содержании 18 томов материалов разведки и полиции Второй Польской республики. Все они касаются наблюдения польскими спецслужбами за коммунистами и борьбе с ними. «Сточки зрения советской стороны эта информация могла представлять особую ценность, Благодаря ней они могли поймать польских агентов, которые пережили войну, или мстить их семьям», — отмечает Анджей Жак.

Таким же образом польскими материалами пользовались немцы. Документы Второго отдела Генерального штаба, то есть разведки, перевезли в Гданьск, где их изучало гестапо. Потом часть попала в Потсдам, где они после бомбардировки сгорели с местным военным архивом. Уцелевшие в войну документы были вывезены в Москву. Польша безуспешно много лет подряд требовала их возвращения.

Польские архивы — это только одно из направлений поисков в российских архивах. Немецких историков гораздо больше интересуют находки, связанные с вермахтом. Уль и его соратники обнаружили, например, стенограмму полуторачасового разговора, а, вернее, выговора, который Гитлер устроил начальнику штаба верховного командования вермахта фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю (Wilhelm Keitel) 18 сентября 1942 года в Виннице, где во время крупнейших успехов на восточном фронте находился диктатор. Из стенограммы следует, что Гитлер буквально смешал офицеров вермахта с грязью. Он обвинял их в том, что они «полностью провалились», «командуют, как слабаки» и не могут отличить «идет ли в атаку 100 человек, шесть батальонов или две дивизии», практически говоря о неподчинении генералов. «Я каждый день произношу целую лекцию. Все без толку. Мои приказы игнорируются», — гремел Гитлер, добавляя, что он просто боится оставить генералов одних, «потому что тогда может произойти нечто ужасающее». Генерала Альфреда Йодля (Alfred Jodl), начальника Штаба оперативного руководства, который пытался спорить, Гитлер обвинил в недоброжелательном отношении. Он собирался заменить его генералом Фридрихом Паулюсом (Friedrich Paulus), 6-ая армия которого в тот момент постепенно занимала Сталинград. Гитлер не предвидел, что в ноябре советские войска перейдут в наступление и окружат армию Паулюса, который 31 января 1943 года сдастся и попадет в плен.

О том, как Гитлер высказывался о своих генералах, мы знаем по воспоминаниям немецких военных, но историки до сих пор были уверены, что все стенограммы подобных разговоров были уничтожены. Пока Маттиас Уль не обнаружил документ в российском архиве. «У нас есть еще некоторое количество любопытных находок», — рассказал ученый Gazeta Wyborcza.

В немецких документах, систематизация которых продолжается, есть немало польских следов. Российские архивы скрывают неизвестные ранее документы подразделений, которые принимали участие в нападении на Польшу в 1939 году. Есть документы, связанные с оккупацией, в частности, описывающие деятельность у нас немецкого аппарата террора. Маттиас Уль заявляет, что ученые будут публиковать их в интернете.

С точки зрения историков самую большую ценность будут представлять документы гестапо, если их удастся найти.

«Сейчас в нашем распоряжении есть только очень разрозненный набор материалов. Возможно, найдутся также документы военных округов в Гданьске, Познани, Вроцлаве?» — размышляет профессор Силезского университета историк Рышард Качмарек (Ryszard Kaczmarek).

Все отсканированные документы можно увидеть в интернет-архиве Германского исторического института.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.