В последний раз, когда я интересовался демографической обстановкой в России, ситуация выглядела не лучшим образом. Смертность пугающим образом росла: смертей от рака, а также от заболеваний сердца и легких стало в годовом исчислении на 3% больше. Хотя рождаемость уменьшилась не сильно, в целом положение дел выглядело тревожно — на фоне рецессии в экономике казалось, что ряд долгосрочных и не решавшихся проблем со здоровьем населения продолжит нарастать.

Даже у нас, в США, сейчас принято считать, что рецессии в целом плохо сказываются на демографической динамике. По официальной статистике, «великая рецессия» явно отрицательно сказалась на рождаемости, причем этот эффект пережил саму рецессию. Новая (безусловно, по-своему, спорная!) работа Энгуса Дитона (Angus Deaton) и Энн Кейс (Anne Case) также предполагает, что глубинные экономические проблемы сильно бьют по здоровью белых из рабочего класса. В общем, даже в богатых и демократических странах сильные изменения экономической ситуации могут заметно влиять на рождаемость и смертность.

С учетом всего этого можно было бы ожидать, что демографическая обстановка в России продолжит ухудшаться. По данным Росстата, в третьем квартале российская экономика выросла в квартальном исчислении, однако в годовом исчислении она сократилась. Сейчас она на 4% с лишним меньше, чем год назад. Даже если экономика в целом уже прекратила падать, ущерб, который был нанесен кошелькам россиян, от этого не уменьшился. Реальная зарплата снизилась приблизительно на 11%, безработица растет, инфляция превышает 10%. Снижающиеся заработки, усиливающаяся инфляция и растущая безработица обычно не способствуют демографической стабильности.

Однако последние данные Росстата показывают, что ужасные показатели начала года вполне могли быть статистической флуктуацией. За первые десять месяцев 2015 года смертность статистически значимым образом не изменилась. Общее количество смертей выросло на 2500 или примерно на 0,15%. Снижение рождаемости на 0,7% несколько смущает, однако не предполагает таких потерь населения, как в «переходный период» 1990-х годов.

Напротив, с учетом продолжающегося старения россиян (которое, при прочих равных, должно было бы повышать общий коэффициент смертности), похоже, ожидаемая продолжительность жизни в России в 2015 году установит новый рекорд.

Разумеется, интерпретировать эти данные можно по-разному. Лично я не уверен, как следует понимать (временную?) стабильность российских демографических тенденций на фоне сильного ухудшения экономической обстановки. Все может измениться в любой момент, и нельзя исключать, что уже в начале 2016 года показатели будут совсем другими.

Тем не менее, вполне очевидно, что сейчас российское население устойчивее к колебаниям экономики, чем в 1990-х. Тогда резкий постдефолтный экономический спад заставил смертность подскочить примерно на 8% и обрушил рождаемость. Сейчас ничего подобного не происходит: демографическая ситуация в России практически не изменилась с 2014 года и по-прежнему лучше, чем была когда-либо со времен распада Советского Союза.

Возможно, Россия и входит в «демографическое пике», однако, судя по статистическим данным, она еще в него не вошла.