В некоторых уголках интернета современный миф прославляет идею о том, что Бен Рич (Ben Rich), бывший генеральный директор фирмы Skunk Works — легендарного и сверхсекретного подразделения компании Lockheed Martin, занимающегося разработкой летательных аппаратов — завершил в 1993 году презентацию в Калифорнийском университете города Лос-Анджелеса поразительной фразой: «Сегодня у нас уже есть технологии, позволяющие отправить инопланетян домой».

Наше отношение к научному и технологическому прогрессу уже давно находится под влиянием научной фантастики. Научная фантастика представляет собой испытательный полигон для будущих концепций в различных областях, начиная с биологического и механического инжиниринга и кончая политическими, социальными и этическими вопросами. Подобные концепции часто соединяют в себе оптимистические и пессимистические элементы. Они используют возможности таких жанров как утопия и антиутопия, восходящих к Платону к его рассказу об Атлантиде. Когда первый фильм из сериала «Звездные войны» вышел на экраны в 1977 году, он был воспринят как эскапистская фантазия, как «космическая опера», предлагающая «чистое развлечение», как того и добивался Джордж Лукас.

Но когда, наконец, на следующей неделе состоится премьера фильма «Пробуждение Силы» (The Force Awakens), его будут смотреть представители совершенно другого поколения, которое Базз Олдрин (Buzz Aldrin) называет #Поколением Марса, поколения, которое привыкло к интерактивным объектам, способным отвечать. В настоящее время мы подстраиваемся под мир, в котором то, что раньше считалось научной фантастикой, часто приобретает черты научного факта. Можно сказать, что альтернативная реальность, представленная в фильме «Звездные войны», в настоящее время находится значительно ближе к нам.

Многое изменилось с момента премьерного показа фильма «Звездные войны» в 1977 году и даже после премьеры предыдущей серии в 2005 году. И поэтому картина «Пробуждение силы» представляет собой мощную продолжающуюся сагу, рассказывающую о противостоянии добра и зла, в фильме присутствует волнующее утопическое будущее, которое совершенно по-иному обращается к аудитории XXI века. И в этом качестве новая лента может помочь укрепить возрожденную веру в модернизм для XXI века.

Великий нарратив


В начале XX столетия модернизм включал в себя науку и технологию в качестве движущей силы социального и культурного развития. Вместе с этой концепцией существовала вера в «великий нарратив» прогресса: мы знали, что мы делали, а наука и технология были частью движения по направлению к целям, вдохновленным утопиями. Западные культуры покоились на глубоко укоренившейся вере в науку и технологии, способствующие движению вперед человеческого рода. Популярный визуальный язык научной фантастики, которая рассматривает технологии и науку как средство, помогающее создавать вымышленные миры (или конструировать кошмары собственного происхождения), также, в основном, находил свое место в рамках модернизма.

Однако ближе к середине столетия, после создания и использования атомной бомбы, вера во всеобщий прогресс пошатнулась. А в культурном отношении модернизм уступил место постмодернизму, а также представлению о том, что человеческий род не имеет понятия о том, куда мы движемся.

Слова, визуализированные такими авторами как Джеймс Баллард (J G Ballard), Уильям Берроуз (William Burroughs), Филип Дик (Philip K Dick) и Уильям Гибсон (William Gibson) — список может быть продолжен — являются противоречивыми и сложными. Такие футуристические фильмы как «Бегущий по лезвию» (1982), «Матрица» (1999), «Район № 9» (2009), «Равновесие» (2002) и франшиза «Безумный Макс» (начиная с 1979 года по настоящее время) изображают постапокалиптические или поврежденные общества, где существование сведено до уровня выживания. Возможно, наиболее запоминающиеся концепции подобного будущего представлены в романе «Дорога» (The Road) Кормака Маккарти (Cormac McCarthy), который вышел в 2006 году, а в 2009 по его сюжету был снят и фильм с характерным мрачным и натуралистичным изображением знакомого, но разрушенного мира начала XXI столетия.

Однако фильм «Пробуждение Силы» выходит на экраны в то время, когда культурная вера в «великий нарратив», движимый конструкторскими инновациями, судя по всему, возвращается. Хотя безопасное и устойчивое будущее для планеты Земля и человеческого рода отнюдь не гарантировано, определенные обнадеживающие концепции будущего, сформулированные в начале XX столетия, сегодня составляют все увеличивающуюся и знакомую часть науки и технологий, которые нас окружают.

Продвижение вперед в области инженерной мысли и компьютерных технологий предоставляет нам встраиваемые технологии, беспроводную глобальную связь, архитектурные чудеса и контуры городских пейзажей, которые выглядят как сцены из научно-фантастических фильмов. Мы являемся свидетелями феноменального развития в области робототехники, а также попыток создания искусственного интеллекта. Биология и медицина продолжают изучение генетических материалов, и они продвинулись так далеко, что мы уже сегодня обсуждаем вопрос о том, не будут ли определенные «бионические» возможности превосходить естественные человеческие границы.

Недавнее открытие планеты Kepler 452b, получившей название «Земля 2.0», является лишь одним примером из целого потока футуристических медийных сообщений. Мы сегодня говорим о полетах в космос как о туризме; частные средства вкладываются в работы по поиску «внеземной» жизни и исследование космического пространства; вновь появилась политическая воля в отношении национальных и международных космических программ; дискуссии и сообщения о жизни на других планетах, а также о миграции человечества в направлении звезд. Все это сопровождается поразительными фотографиями и научными данными, в которых проводится сравнение нашей галактики с тем, что, возможно, находится за ее пределами.

Будущее, которое вселяет надежду


Некоторые из числа будущих технологий уже существуют — в том числе представленные в фильме «Особое мнение» (Minority Report) Спилберга (в его основе лежит сюжет короткого рассказа Филипа Дика, опубликованного в 1956 году). Речь в данном случае идет об интерактивных стеклянных экранах и индикаторных панелях. Физические явления, показанные в таких научно-фантастических фильмах как «Интерстеллар» Кристофера Нолана (Christopher Nolan) и «Гравитация» Альфонсо Куарона (Alfonso Cuarón) могут быть использованы как вдохновляющий учебный материал.

© Lucasfilm Ltd. (2015)
Кадр из фильма «Звездные войны: Пробуждение силы»


Не многие люди, на самом деле, ожидают обнаружить социализированную вселенную инопланетных существ, космические федерации и межгалактические военные зоны. Тем не менее, картина «Звездные войны: Пробуждение Силы» представляет собой типичный пример эмоционального возбуждения и амбиций, которые ассоциируются с растущим потенциалом будущих космических путешествий. Следующую серию «Звездных войн» будут смотреть представители поколения, для которых космические корабли и световые мечи уже не выходят за пределы их воображения. Поэтому картина «Звездные войны» встраивается в культурный нарратив относительно жизни среди звезд и веры в технологический прогресс человечества. Это уже не просто эскапистская фантазия, и не мечты. Однако в этой истории есть и темная сторона.

Предложение огульных культурных заявлений относительно возрождения модернистской веры в прогресс является поверхностным наблюдением на фоне весьма реальных современных угроз. Широко распространенные экономические и социальные трудности, угроза глобального потепления и деструктивная геополитическая ситуация сегодня являются определяющими характеристиками начала XXI века. Хотя великий нарратив прогресса, возможно, вновь стал утверждаться в западной культуре, существует вероятность того, что эта возобновленная и вселяющая надежду концепция будущего, на самом деле, родилась, скорее, из пессимизма, а не из оптимизма. Возможно, нам нужно подобного рода возрождение великого нарратива и перспективы будущего выживания среди звезд, и связано это с существованием коллективного страха по поводу того, что мы разрушаем ту планету, которая у нас уже есть.The Conversation

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.