Обер-бургомистру Дрездена Дирку Хильберту приходится нелегко. В интервью радио rbb он отметил: «Pegida вредит Дрездену». По его словам, об этом свидетельствует тот факт, что многие туристы отказались посетить город. Неуютно себя чувствуют прежде всего иностранцы, которые здесь осели, например, ученые. Впрочем, все, кто знаком с ситуацией, понимают, что ответственность за вред несет не только Pegida.

Говорят, что сам Хильберт в течение нескольких месяцев отклоняет «внутренние» советы по поводу того, как можно справиться с ксенофобским движением в соответствии с правовыми нормами, действующими в сфере общественного порядка. Речь не идет о том, чтобы ограничить право на демонстрации. Но многие с непониманием отнеслись к тому, что 9 ноября, в годовщину «Хрустальной ночи» (9 ноября 1938 года — ночь инициированных нацистами погромов в Германии — прим. пер.), сторонники Pegida получили возможность пройтись маршем по Театральной площади — примечательному району города.

Лидер движения Pegida Татьяна Фестерлинг (Tatjana Festerling) недавно заявила о том, что необходимо покончить с «культом вины». Имеется в виду переосмысление того, что связано с национал-социализмом. «Культ вины» — лозунг Национал-демократической партии Германии (НДПГ).

Правосудие считает преступниками противников Pegida


Саксонское правосудие — за исключением городских властей — занималось постоянной криминализацией тех, кто чинил препятствия здешним праворадикальным силам, с одобрения земельных властей под руководством Станислава Тиллиха (ХДС) (Stanislaw Tillich). Не случайно то, что в Дрездене свирепствует Pegida, а беженцы, находящиеся в городе и его окрестностях, подвержены наибольшей опасности по сравнению с другими территориями Германии. В Саксонии, по крайней мере в консервативном спектре общества, заметен сильный крен «вправо».

Если бы в Свободном государстве жил такой либерально настроенный христианский демократ, как председатель правления партии ХДС земли Северный Рейн-Вестфалия Армин Лашет (Armin Laschet), то ему волей-неволей пришлось бы задуматься о выходе из партии. Неонацисты пользуются полной свободой и практически действуют по своему усмотрению.

Никакого заметного протеста

Но что, собственно, происходит с самими жителями Дрездена? Какого-либо заметного протеста против отряда, который сформировался под руководством подражателя Гитлера Лутца Бахмана (Lutz Bachmann), нигде не заметно. Средний класс хранит полное молчание. Местные деятели искусств пассивны. Зато должен приехать эстрадный певец Роланд Кайзер (Roland Kaiser) из Мюнстера, чтобы демонстрировать мужество. Хотя в городе проживают 500 тысяч человек, лишь малая их часть сопротивляется тому, что Pegida берет их в заложники.

Горько осознавать, что такое выпало на долю Дрездена. Ведь у города есть все возможности, чтобы стать примером не только для Восточной Германии, но и для Германии в целом. Но в ближайшем будущем ничего не получится. Если только не появится более решительный обер-бургомистр, который скажет: «До этой черты, а дальше — ни шагу!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.