Об операции было объявлено сразу после январских терактов в Париже около редакции журнала Charlie Hebdo и кошерного супермаркета. 10 тысяч солдат были тогда мобилизованы, чтобы патрулировать улицы Парижа и других крупных городов Франции.

Тогда еще никто не предполагал, что операция по охране французских улиц будет продлена на год. А после ужасных ноябрьских событий операция Sentinelle была усилена. Французы особо не задумываются о том, как живется и работается французским военным в условиях чрезвычайного положения. А самим военным вообще не присуще жаловаться на жизнь. Но между тем в армии начинает чувствоваться усталость.

Об этом говорят некоторые из солдат, патрулирующих Парижский регион. Они согласились на условиях анонимности рассказать о своем быте французской радиостанции «Франс Инфо». Прежде всего, уставшие и приунывшие военные решились поделиться своими жилищными проблемами, с которыми столкнулись во время размещения в Париже и столичном регионе. С момента объявления о начале выполнения операции Sentinelle военным пришлось в срочном порядке размещаться в старых казармах, которые несколько лет назад были закрыты по причине массовых сокращений в армии.

Вот что рассказывает Ксавье, расквартированный в Париже солдат: «Я встречал совсем непригодные для жилья условия. Даже бомжей и беженцев туда не селят. Там бегают крысы, протекает потолок, помещения расположены рядом с мусорными баками, откуда постоянно идет вонь. Не всегда в казармах есть душ. Когда мы выполняем операции за границей, нас совсем не удивляют такие спартанские условия жизни, но во Франции это просто удручает».
Матрацы, расстеленные прямо на полу в неотапливаемых помещениях с плесенью на стенах, отсутствие душа и туалета. Как рассказывают солдаты, патрулирующие 11-й округ Парижа, около тридцати из них пришлось записаться в частный и не очень дешевый парижский спортклуб, чтобы иметь ежедневный доступ к душам. За свой счет, разумеется. В то же время усиленные бригады полицейских и жандармов, которые также прибыли из других регионов в Париж для патрулирования, расселяются в отелях за счет профильных министерств.


При этом военным приходится работать в сумасшедшем ритме. Часы патрулирования длятся с 5 утра до 11 вечера, сокращены отпуска и упразднены увольнительные, почти полностью отсутствуют тренировки и учения, а вместо них — боевые задания. К этому стоит добавить психологическое напряжение, тянущееся уже год.

Через год после начала операции военным хочется получить хоть немного признания со стороны населения. Особенно сейчас, когда усталость военных чувствуется сильнее. Об этом говорит Франсис — один из командующих бригадой, патрулирующей улицы столицы. Он вспоминает о том, как его встречали парижане в январе прошлого года. «По утрам, когда мы прибывали на место патрулирования, стоило нашему автобусу остановиться у обочины дороги, буквально на две минуты, нам тут же подносили кофе, горячий шоколад или круассан. Нас тогда это очень впечатляло. В первые недели нас поддерживали и нам сопереживали», — рассказывает Франсис.

Сейчас он служит на юге Франции, под Марселем. Но неоднократно возвращался в Париж для продолжения миссии. Помогли бы ему сейчас улыбки на лицах прохожих и слова поддержки? «Конечно. Когда ты в пятый или шестой раз за год участвуешь в операции Sentinelle в Париже, то выполнять эту миссию становится все сложнее, особенно когда видишь равнодушие людей».

Равнодушие — это только малая часть проблемы. Изменения в отношении к военным людей Франсис подкрепляет другими фактами. «Со мной служат молодые люди разных национальностей. Некоторые из них — мусульмане. И их несколько раз оскорбляли, прямо во время патрулирования. Например, им говорили: "Что вы делаете перед синагогой? Не вам ее охранять". Ну, и так далее, в таком духе».

На этом фоне все больше солдат решают оставить службу в армии. Об этом рассказывает Ксавье: «В армии сейчас очень многие покидают службу. И одновременно, после терактов, появилась целая волна молодежи, которая хочет служить в армии. Сейчас все они активно записываются в армию, но я боюсь, что очень скоро они будут сильно разочарованы».

Командование французской армии в курсе положения дел. Недаром Пьер де Вилье (Pierre de Villiers), начальник генштаба французской армии, недавно предупреждал политиков о том, что моральный дух французской армии сейчас «неустойчивый». Чтобы подкрепить его, командование не скупится на заверения.

Полковник Бенуа Брюлон (Benoît Brulon), официальный представитель операции Sentinelle в Иль-де-Франс поспешил обнадежить, что скоро жилищные условия солдат, расквартированных в Парижском регионе, будут улучшены: «Мы делаем все необходимое, чтобы улучшить условия проведения операции. В особенности это касается жилищных условий. С того момента, как мы поняли, что операция продолжается на неопределенный, длительный срок, мы провели целый ряд мер по строительству новых казарм, по ремонту уже существующих. Сейчас все эти меры только начинают внедряться, есть уже конкретные результаты. Солдаты, которые возвращаются на новую миссию в Иль-де-Франс, уже сами заметили изменения к лучшему».

В ближайшие месяцы ситуация должна улучшиться. Президент Франсуа Олланд пообещал пополнить армию 11 тысячами солдат. Это позволит ускорить ротацию, и военные смогут, наконец-то, отдохнуть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.