Почти три тысячи курдов вынуждены согревать себя у костров, на открытом воздухе в лагерях для беженцев. Здесь же они готовят бобы, кипятят молоко, жарят яичницу. Спальные места представляют собой пару брошенных на пол влажных одеял, так как постоянно идут проливные дожди. На весь лагерь имеется всего 20 пластиковых туалетных кабин с остатками фекалий на унитазах. Такую картину можно наблюдать в каждом из шести лагерей для беженцев, расположенных на севере Франции. Я побывала в одном из них, который находится в Гранд-Сенте (Grande-Synthe), пригороде Дюнкерка.

«Условия здесь ужасные, царит полная антисанитария», — рассказывает заместитель французского отделения благотворительной организации «Врачи без границ» Андре Жинк (André Jincq). В приграничном с Бельгией французском городке Гранд-Сент проживают 22 тысячи жителей. Начиная с прошлого лета, здесь нашли себе приют иракские и иранские курды, езиды и небольшая группа вьетнамцев. Всех их объединяет единственная надежда — как можно быстрее выбраться из этого грязного ада, пересечь Ла-Манш, и, наконец-то, добраться до долгожданной Великобритании.

«В Англии хорошо. Если ты знаешь язык, то без труда найдешь работу и жилье», — мечтательно говорит езид Араш Фарамарзи, которому удалось бежать из иранского Курдистана вместе с двумя братьями, невесткой и племянниками. Им повезло, они все вместе живут в сарайчике, построенном бельгийскими волонтерами, и даже спят на кроватях.

«Посмотрите, какой вид на природу открывается из окошка нашего жилища», — шутит Фарамарзи.

Перед тем как угостить нас чаем и бутербродом с сыром, он тщательно вытирает руки одноразовым детским полотенцем. У него нет денег, чтобы продолжать путь и, сидя на полу, он с горечью замечает, что слишком надолго задержался во Франции.

«У меня нет денег. Я хочу, чтобы со мной поехали моя жена и дочка», — всхлипывает мужчина и добавляет, что он не понимает языка, на котором говорят в Бельгии и Голландии.
Ему кажется, что надо потерпеть еще немножко, и перед ним откроются все дороги.

В свою очередь Брахим, 28-летний компьютерный инженер из иракского Курдистана заявил, что находится в ужасной ситуации. Он с семьей был вынужден бежать из Мосула, когда к нему подошли боевики из «Исламского государства».

«Сейчас наша семья оказалась разделенной. Одна из сестер осталась в Турции, другая — в Германии, где они попросили убежища», — рассказывает Брахим, ловко перепрыгивая через деревянные паллеты, которые в лагере заменяют тротуар. Высокий, темный и чисто одетый мужчина выглядит диссонансом на фоне утопающего в грязи лагеря мигрантов. По его словам, добраться до Франции им помогли албанские мафиози, и он им за это очень благодарен. А схема проста. 


«Представители мафиозных структур контактируют с нами. Иногда они приезжают прямо в лагерь, который находится под охраной местных полицейских. Здесь они формируют группы в составе от 10 до 15 человек. Затем они заранее сообщают нам, время и место где мы должны быть ночью на автостраде, откуда нас забирает фура. Цена вопроса — четыре тысячи евро с взрослого человека. За ребенка надо заплатить половину», — рассказал Брахим.

Обычно водитель фуры не заморачивается над тем, что он везет. Мигранты для него — такой же груз, как и любой другой. В пути им запрещено разговаривать и принимать пищу. Оплата может быть произведена наличными или, например, переводом через Western Union.


«А что будет, если не заплатишь?», — спрашиваю собеседника.

«Не волнуйся, они знают, как тебя достать. У них есть специальные люди для выбивания долгов», — отвечает Брахим, поглядывая по сторонам.


Другой мой собеседник, пожелавший не называть свое имя, поведал, что он будет платить наличными. У него для этого есть 35 тысяч евро, которые он носит всегда с собой в пластиковом пакете. На вопрос, не боится ли он, что их могут отобрать, незнакомец, улыбаясь, отвечает: «Нет, не боюсь, мы все здесь находимся в одинаковом положении. Мы у своих не крадем».

В таком положении находятся сотни семей беженцев, живущие в лагерях мигрантов. Каждую ночь, начиная с девяти вечера до пяти часов утра, группа мигрантов отправляется на автостраду, чтобы испытать свою судьбу.

«С каждым днем становится все труднее и труднее. Власти усиливают контроль за мигрантами», — рассказывает молодой человек из Киркука. По его словам, полиция стала применять служебных собак для охраны лагерей беженцев.

«На днях мой знакомый ночью попытался покинуть лагерь, теперь вот "отдыхает" на нарах в полицейском участке в Лилле, — с улыбкой рассказал юноша. — Но мы не сдаемся и будем пытаться снова, я не знаю только когда».

Волонтеры из благотворительной организации «Врачи без границ» отмечают, что лагеря для беженцев похожи на свалки под открытым небом. В ближайшее время местные власти обещают установить 500 палаток, чтобы мигранты смогли пережить холодную зиму.

«Человеку трудно жить в таких условиях. Даже скотину держат в лучших условиях, чем нас», — замечает 21-летний Али из Ирана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.