Папа обездоленных, брошенных и бедных. Конечно, все это о папе Бергольо, однако было бы поверхностно судить о понтифике Бергольо «только» в этом ракурсе. Элементы мозаики, сложенные папой в области межрелигиозного диалога, приобретают все большее значение, а в некоторых случаях даже удивляют. После синагоги папа в скором времени может посетить большую мечеть в Риме, это будет первый визит понтифика в храм, построенный архитектором Поло Портогези (Polo Portoghesi). Эти сведения не были пока официально подтверждены Ватиканом, однако имам Яхья Паллавичини (Yahya Pallavicini), вице-президент Исламского сообщества Италии, сообщил, что такого рода вопрос действительно обсуждается. Этот жест может быть совершен в рамках проведения юбилея милосердия, и тогда он будет иметь особое значение, так как превратит Рим в столицу мирного сосуществования трех великих монотеистических религий, город, в котором межрелигиозный диалог возможен и реализуется на практике. Кроме того, следует иметь в виду, что мечеть Рима — самая большая в Европе — связана с исламом суннитского толка и с Саудовской Аравией, которая оказывала поддержку при ее строительстве. Суннитской традиции придерживается большинство иммигрантов и граждан, исповедующих ислам, которые приехали в Италию в поисках работы и мира, спасаясь от войны и бедности.

Юбилей и диалог с иудаизмом и исламом

С другой стороны, межрелигиозный диалог является частью юбилейной «программы». Если обратиться к папской булле об объявлении Святого года, в ней помимо всего прочего говорится, что «милосердие обладает силой, которая выходит за пределы церкви. Она связывает нас с иудаизмом и исламом, которые считают ее одним из главных атрибутов бога».

«Израиль первым получил это откровение, в истории об этом упоминается, как о безмерном богатстве, дарованном всему человечеству, — говорится в тексте. — Как мы знаем, страницы Ветхого Завета пронизаны милосердием, ибо рассказывают о делах Бога, совершенных им ради своего народа в самые сложные моменты истории». Потому и «ислам со своей стороны, обращаясь к создателю, говорит — милостивый и милосердный. Эти слова часто слышны в молитвах верующих мусульман, которые чувствуют, что милосердие сопровождает и поддерживает их в трудностях повседневной жизни. И они верят в то, что божественному милосердию нет предела, ибо его двери всегда открыты». Отсюда появилась надежда, которая теперь начала приобретать форму: «этот юбилейный год, прожитый в милосердии, может способствовать сближению с этими религиями и другими благородными религиозными традициями; он поможет нам стать более открытыми для диалога, чтобы лучше познать и понять друг друга, избавиться от любых форм закрытости и презрения, устранить любые виды насилия и дискриминации».

Рухани и папа

На следующей неделе, 26 января, Франциск встретится с президентом Ирана Хасаном Рухани, который прибудет с визитом в Италию и в Ватикан. Это является еще одним событием колоссальной важности. Прежде всего, это политическое и дипломатическое мероприятие, однако не стоит забывать, что папский совет по межрелигиозному диалогу в последние годы всегда придерживался вектора религиозного диалога с Тегераном — столицей ислама шиитского толка. Иногда случается, что религия и дипломатия следуют близлежащими путями. Кроме того, учитывая ту ведущую роль, которую взял на себя Иран в ходе кризиса на Ближнем Востоке в ряде стран от Ирака до Сирии и Святой земли, а также новую фазу, в которую перешли экономические и политические отношения между Ираном и столицами западных государств, можно понять насколько большое значение имеет предстоящая встреча в Ватикане. В этом ракурсе не стоит забывать о том, что Святой престол поддержал переговоры между Ираном и США по ядерной программе, которые имели положительный итог, и за которыми последовало снятие экономических санкций с Ирана, что оказало немаловажный эффект на мировую экономику.

Банги, Стамбул и Сараево


Стоит подчеркнуть, что помимо возможного визита в римскую мечеть в ноябре прошлого года папа уже побывал в мечети города Банги Центральноафриканской республики. Исламское население и местные власти были благодарны ему за то, что он принес слова мира и надежды в страну, сотрясаемую внутренними конфликтами, нередко имеющими религиозный подтекст, за которым, однако, скрывается классическая борьба за власть и контроль над природными ресурсами региона. Кроме того, как и папа Бенедикт XVI, Бергольо посетил в 2014 году Голубую мечеть Стамбула — еще один значимый центр ислама суннитского толка (в 2001 году папа Иоанн Павел II побывал в мечети Дамаска в Сирии).

В общем и целом Франциск инициировал диалог между тремя великими религиями Священного писания, и в первую очередь — с иудаизмом, как сам он отметил это во время посещения синагоги в воскресенье, 17 января. Причина этого проста и сложна одновременно: в беседе об общих корнях трех монотеистических религий Средиземноморья глубокое чувство веры в бога жизни — следуя выражению самого папы в Большой синагоге — противостоит религии, превращенной в инструмент смерти, в фундаменталистскую идеологию. Таким образом, Бергольо способствует установлению четкого различия между верой и властью, богом любви и фундаментализмом, который использует религию для оправдания неслыханного насилия или протягивания колючей проволоки через самое сердце Европы.

Обсуждение этой темы в подобном ракурсе было начато еще Иоанном Павлом II, однако сегодня этот вопрос занимает центральное место для разрешения современных конфликтов. Неслучайно понтифик уже побывал на Святой земле, а также в Турции и Сараево; все это основные этапы пути в сердце территорий, где существует множество религий, культур, духовных традиций и национальных составляющих, где равновесие очень неустойчиво и всегда находится под угрозой войны и стремления подчинить все это разнообразие единому закону. Бергольо воспринимает многогранность этого мира иначе, для него различия — это богатство, шанс для сотрудничества и совместного роста.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.