Интервью, которое Шон Пенн (Sean Penn) взял у мексиканского наркобарона Хоакина Арчивальдо Гусмана, известного как «Коротышка» Гусман или Эль Чапо (Chapo Guzmán), — не что иное, как новое подтверждение тому, что в современной политике вместо знаний и идей правят бал шоу и цирк.

Поэтому не приходится удивляться возмущению общественности после недавнего интервью, которое взял американский актер Шон Пенн у мексиканского наркобарона и убийцы Эль Чапо — одного из самых богатых людей мира, согласно оценкам Forbes, — незадолго до того, как тот был пойман подразделениями морской пехоты Мексики. Интервью, опубликованное в журнале Rolling Stone, чудовищно, оно выставляет напоказ безграничное самолюбование, переходящее в клоунаду, и — в довершение всего — выдает симпатию и сочувствие к мультимиллионеру, которому приписывается около трех тысяч беспощадных убийств, помимо прочих бесчисленных преступлений, включая множество изнасилований.

Шон Пенн — хороший актер, и кроме того, он пользуется славой общественного деятеля прогрессивных взглядов, что, в случае, когда речь идет о звездах Голливуда, подразумевает необъяснимую слабость к диктаторам и мелким тиранам стран третьего мира. Это продемонстрировал в своей замечательной статье «Вечное восхищение деспотом» (Fascinación eterna por el déspota, EL PAIS, 17-1-2016), Майте Рико (Maite Rico), который припомнил там, какие дифирамбы пел актер, а также Майкл Мур и Оливер Стоун (Michael Moore и Oliver Stone) Фиделю Кастро (Fidel Castro) и Уго Чавесу (Hugo Chávez): «Одна из самых больших сил, какие когда-либо были на этой планете», «блистательный лидер», «я питаю к нему любовь и благодарность», и т.д. и т.п. Как теперь объяснит актер тот факт, что на последних выборах 70% венесуэльских избирателей отвергли самым решительным образом чавистский режим? Хотя, возможно, он даже и не в курсе.
 
Пример Шона Пенна — не что иное, как новое подтверждение тому, что в современной политике вместо знаний и идей правят бал шоу и цирк, за которыми скрывается повсеместная пустота, а что такое хорошо и что такое плохо — за общество решают СМИ. Хвалить Фиделя Кастро, «самого мудрого человека в мире», как сказал Оливер Стоун, это все равно, что проявить беспрецедентное невежество и цинизм, все равно что восхищаться Сталиным, Гитлером, Мао, Ким Ир Сеном или Робертом Мугабе и отстаивать как пример для подражания более чем полувековую диктатуру, которая превратила Кубу в тюрьму, из которой сами кубинцы пытаются сбежать любой ценой, предпочитая такой жизни риск попасть в пасть к акулам. Из этого же разряда восхваление как политической звезды планетарного масштаба Уго Чавеса, чей режим вверг Венесуэлу в нищету, насилие и репрессии, где с каждым днем вместе с галопирующей, самой высокой в мире, инфляцией падает уровень жизни, и где самое сердце правительства изъязвлено коррупцией и наркотрафиком.
 

Как им, должно быть, удобно — сидя-то в Голливуде и зная, что все их права защищены, ведь никто их не будет выкидывать из домов, никто не отнимет у них их бизнес, деньги или свободу за то, что они говорят или пишут, купаясь в комфорте и свободе, — играть в «прогрессивных» общественных деятелей, получая приглашения от никчемных сатрапов, которые обходятся с ними, как с королями, ублажают их и одаривают, и защищать их тоталитарные режимы, при которых миллионы живут в страхе, нищете и лжи, без права голоса, без самых элементарных прав. А теперь еще, помимо диктаторов, эти «прогрессивные» общественные деятели взялись защищать уголовников и серийных головорезов, таких, как Гусман «Эль Чапо», бедняжка, который, по словам Шона Пенна, встал на преступный путь лишь от того, что это единственный способ выжить в несправедливом мире, где все подчинено олигархам.
 
Журналистика, к сожалению, тоже пала жертвой нынешней цивилизации фарса, в которой казаться — значит, быть, а политика, да и сама жизнь, превратились в шоу. Те, кто злоупотребляют этой профессией для того, чтобы распространять поверхностные, банальные и смехотворные идеи и явную политическую ложь, оскорбляют это ремесло и тех профессионалов, которые творят настоящие чудеса ради того, чтобы исполнить свой долг — донести до общественности правду, получая за это, как правило, довольно скромный гонорар и подвергая риску собственную жизнь. А такие, как Шон Пенн, Оливер Стоун и иже с ними, даже не отдают себе отчета в том, что их позиция выдает наплевательское отношение к Венесуэле, Кубе, Мексике и, в целом, ко всем странам так называемого третьего мира, когда они лицемерно воспевают диктаторов этих стран, которых они никогда бы не потерпели в своей собственной стране, очень напоминая тем самым Гюнтера Грасса (Günter Grass), который в 80-е годы призывал латиноамериканцев «брать пример с Кубы», в то время как в Германии он защищал принципы социал-демократии и боролся против коммунистической модели.
 
Безусловно, критикуя безответственных выскочек типа Шона Пенна, я не хочу сказать, что артисты должны держаться подальше от политики. Напротив, я твердо убежден, что участвовать в общественных дебатах, в общественной жизни — моральный долг каждого, и ни один человек не может считать себя свободным от него, особенно если он не доволен обществом и миром, в котором он живет. Также я полагаю, что тем выше ответственность за исполнение этого долга, чем известнее — как в случае этих кинематографистов — человек, ведь у него больше возможностей донести свою позицию до широкой общественности. Но точно так же — по тем же самым причинам — совершенно необходимо, чтобы такое участие в общественной жизни основывалось на прочном знании предмета, о котором высказывается говорящий.
 
Здесь, пожалуй, будет уместно процитировать слова еще одного американца, на этот раз действительно знающего и честного человека, писателя Дона Уинслоу (Don Winslow), сказанные по поводу статьи Шона Пенна. Первоисточник вы можете посмотреть на странице Deadline.com. Уинслоу, уже двадцать лет занимающийся деятельностью мексиканских наркокартелей, автор книги «Картель», принесшей ему литературную премию, напомнил обо всех тех журналистах, которые были искалечены и убиты только за то, что осмелились выбрать целью своего журналистского расследования Чапо Гусмана.

Удивило его и то, что Шон Пенн даже не спросил Коротышку, почему тот развязал после своего побега из тюрьмы в 2001 году войну на уничтожение с другими картелями, результатом которой стало более ста тысяч убитых. Не задал Шон Пенн и другие вопросы: сколько миллионов долларов потратил Эль Чапо на подкуп судей, политиков и полицейских, почему он решил заключить соглашение с садистами и убийцами «Лос-Сетас», и как это возможно, что охрана водила ему в камеру девочек-подростков, пока он находился в тюрьме. Сожалеет Уинслоу и о том, что Шон Пенн за все семь часов разговора так и не спросил у Чапо Гусмана о 35 убитых (включая 12 женщин), которые были ликвидированы по приказу наркобарона по подозрению в работе на «Лос-Сетас» до заключения мира с этой кровавой бандой.
 
Что же до причин, по которым Шон Пенн не стал задавать Чапо Гусману неудобные вопросы, то они очевидны: недолго думая, он цинично построил свое интервью с убийцей так, чтобы представить «Коротышку» своего рода героем, жертвой экономической и политической системы, которую так стремились уничтожить кумиры Шона Пенна Фидель Кастро и Уго Чавес. Да и кредо «прогрессивного» человека, столь удачно дополняющее имидж удачного актера и миллионера, так поддерживать проще.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.