Сейчас, когда в должность вступает новый министр иностранных дел, нам стоит вновь проанализировать текущее положение французской дипломатии. И хотя ситуация в Сирии обсуждается весьма активно, обстановка в Ираке привлекает к себе куда меньше внимания специалистов. Как вы помните, Франция была против вторжения в Ирак, так как осознавала, что эта операция могла привести лишь к разрушению страны. В результате американское вмешательство стало незаконным, не получив поддержки Совбеза ООН. Иракское правительство аль-Малики было нацелено в первую очередь на то, чтобы взять поквитаться с суннитами, а не добиться национального единства. Его отношения с французским правительством были хуже некуда. Появление в Багдаде новой власти позволило сформировать более продуктивные связи.

Четыре дня спустя после трагического взятия Мосула и Ниневии министр Фабиус отправился в Курдистан на встречу с представителями курдов и беженцев, а несколько недель спустя вернулся вместе с президентом Франции Франсуа Олландом. В рамках председательства Франции в Совбезе ООН в марте 2015 года Париж потребовал внести вопрос восточных христиан в его повестку дня (первый случай с момента создания ООН). Фабиус тогда посчитал нужным отметить, что «дружба с восточными христианами является неотъемлемой частью французского самосознания». 8 сентября в Париже состоялось межправительственное совещание по вопросам меньшинств Востока под председательством Франции и Иордании. L’Œuvre d’Orient участвовала в нем в качестве наблюдателя. Были подняты три главных темы: юридическая сторона преступлений на Востоке, поиск «инклюзивной политики» и организация гуманитарной помощи. Финансирование последней должен был обеспечить специально сформированный фонд. L’Œuvre d’Orient смогла наладить сотрудничество с кризисным центром в перечислении средств для улучшения условий размещения бежавших на север Ирака беженцев из Мосула и Ниневии.

Но тем не менее и сегодня эти люди находятся в отчаянном положении.

Дело в том, что в Ираке не было освобождено ни одного квадратного метра принадлежащей христианам земли. Полтора года спустя после трагедии в Мосуле Исламскому государству удалось еще больше разрастись и необъяснимым образом подмять под себя Пальмиру и Эр-Рамади. И хотя силы Багдада освободили Эр-Рамади и часть зоны расселения езидов, это никак не коснулось территории христиан и в частности города Бахсида. Причиной того чаще всего называют невозможность обеспечить безопасность города без предварительного захвата Мосула. Мы же так не считаем. Тигр — широкая и труднопреодолимая река, она представляет собой естественную границу, которую легко держать под наблюдением. Правда в том, что христианская зона не представляет интереса ни для Багдада (его волнует прежде всего собственная безопасность), ни для курдов (их заботит лишь территория собственной автономии). Таким образом, ответственность ложится на плечи международного сообщества. Без его помощи христиане не смогут вернуться домой, что будет означать победу
ИГ. Предоставляемая Багдаду и Курдистану помощь должна быть приурочена к освобождению Бахсиды в ближайшие недели. В этом есть срочная необходимость. Беженцы окончательно потеряли надежду. Они верили, что в скором времени смогут вернуться домой, но видят, что ситуация не может сдвинуться с мертвой точки. Если они не увидят четкого и мощного сигнала, то захотят уйти из Ирака и весной пустятся в безумную авантюру путешествия в Европу. Достигнутое на встрече 8 сентября и на собрании по гуманитарной помощи 23 февраля в Париже может оказаться бесполезным. Если меньшинства (особенно христиане и езиды) побегут из Ирака, это станет победой ИГ.

Как бы то ни было, действия в Ираке не ограничиваются одним лишь Курдистаном. Христиане все еще сталкиваются со слишком сильной дискриминацией в иракском законодательстве. Усилия патриарха Луиса Рафаэля Сако (Louis Raphaël Sako) по защите их основополагающих прав должны получить поддержку международного сообщества и правозащитных ассоциаций. Будем надеяться, что грядущий визит этого отважного и открытого человека во Францию сможет тому поспособствовать.

Кроме того, многие сейчас, как и мы, ожидают от нового министра Жана-Марка Эро инициатив по Сирии.

После вмешательства России не пора ли всем вернуться в Совет безопасности и оговорить юридические рамки международной борьбы с ИГ? Это означает выработку настоящих политических предложений в отношении суннитского населения, которое тоже становится жертвой ИГ. Вместо нереалистичных решений национального уровня было бы предпочтительно стабилизировать зоны регионального влияния внутри Сирии. Это позволило бы доставить гуманитарную помощь страдающему населению, а также приобщить сирийцев (как ни странно, они отсутствуют на нынешних переговорах) к принятию напрямую касающихся их решений.

В любом случае, приоритетная цель — это нейтрализация ИГ и «Аль-Каиды». Любые проволочки лишь осложняют ситуацию и укрепляют пугающий престиж этих организаций в Европе. Но добиться этого можно лишь с помощью жесткого контроля турецко-сирийской границы, через которую идет контрабанда всех мастей.

Христианам Сирии и Ирака нужны действия, а не слова. Франции нужно принять меры, пустить в ход свою дипломатическую силу. На кону стоит доброе имя страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.