Сразу же после окончания Второй мировой войны советский солдат спас на полях сражений в Маньчжурии японскую девочку. После этого она жила на западе России. Долгое время ее волновал вопрос, кто она есть на самом деле. Благодетели назвали девочку Томоко («друг») в надежде в российско-японскую дружбу.

19 марта в международный Новый аэропорт Титосе прибыла седая женщина в пуховике. Ее зовут Нина Полянская. Она радостно обнялась с японками, встречавшими ее в аэропорту.

По паспорту Полянской 75 лет, однако ее реальный возраст неизвестен. Большую часть своей жизни она прожила в Екатеринбурге. В 2004 году подтвердилось, что в детском возрасте ее оставили за границей. С тех пор она часто приезжает в Японию по делу: она занимается отправкой на родину японцев, которые были вынуждены остаться в Сибири и на Сахалине.

Предполагается, что в детстве Полянская жила с родителями в Муданцзяне. В конце Второй мировой войны советские войска вели боевые действия в этом городе и других регионах Маньчжурии. 17 августа 1945 года советский солдат услышал детский плач в японском ДОТе. Он спас девочку. По его словам, родители девочки были мертвы.
Солдат дал девочке фамилию «Полянская», поскольку нашел ее в поле. Ниной ее назвали в честь медсестры, которая помогала ей в военном госпитале.

После этого девочку вместе с войсковыми соединениями направили в Екатеринбург, за пять тысяч километров от Маньчжурии. Спасший ее солдат переехал на Украину, а она оказалась в сиротских приютах.

Ухаживавшие за ней люди говорили, что она не японка, а китаянка. В десять лет она вновь встретилась со спасшим ее солдатом. Он сказал ей, что она японка, и дал ей фотографию, на которой был изображен младенец в кимоно. По словам солдата, он нашел эту фотографию в ДОТе, где обнаружил девочку.


На основе этой фотографии она стала искать своих родственников, но началась холодная война. Власти порекомендовали ей прекратить поиски.

После распада СССР у нее снова появился шанс заняться поисками. Японская сторона узнала о ее существовании благодаря помощи японцев, которые искали в Сибири могилы японских военнопленных. Нину признали японским ребенком, оставленным за границей. После этого она занималась поисками своих родственников, однако ей до сих пор не удалось никого найти.

Когда Нина последний раз приезжала в Японию вместе с четырьмя сибирскими заключенными НКО, «Японская ассоциация Сахалина» преподнесла ей подарок.

Имя — Томоко Хара. «Томоко» — в надежде на укрепление российско-японской дружбы, а «хара» по-японски означает поле. Члены ассоциации не забыли ее слова о том, что ей жаль, что у нее нет японского имени.

Когда представители ассоциации позвали ее «Томоко-сан!», она смутилась и сказала «спасибо».

«Я была очень рада. Вторая мировая война закончилась 70 лет назад, однако я до сих пор не знаю, кто я есть на самом деле. Я не буду отчаиваться и продолжу поиски самой себя», — говорит г-жа Полянская.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.