Как сообщает Институт национальной памяти (IPN), советских памятников, символизирующих власть коммунистического режима в Польше, скоро не будет. Общенациональный проект Института будет направлен в органы местного самоуправления в ближайшие недели. «Перемены, запущенные в Польше в начале 1990-х годов, не были завершены. Поэтому эти монументы сохранились. Это была фатальная ошибка, которая много лет подряд служит материалом для пропаганды и провокаций, направленных против нашего государства», — сказал Onet.pl руководитель Института национальной памяти Лукаш Каминьский (Łukasz Kamiński).

Речь идет о более чем 500 памятниках «благодарности» Советскому Союзу. Чаще всего они возводились не в результате спонтанных акций поляков, а по решению Красной армии. В Польше также находится ряд монументов, под которыми покоятся останки советских солдат: их демонтаж не планируется. Планы Института национальной памяти касаются объектов, расположенных в публичных местах. То есть ухаживать за кладбищами, где похоронены красноармейцы, польское государство продолжит.

«Мы проводим инвентаризацию мест, в которых еще остались советские памятники. К июню, еще до того, как вступит в силу соответствующий закон, мы объявим акцию, призванную склонить органы местного самоуправления убрать советские памятники. Мне кажется, у нас есть большие шансы на успех», — говорит глава IPN.

Хотя демонтаж памятников Красной армии не направлен против России и россиян, одно упоминание об их ликвидации (происходящей зачастую по инициативе жителей того или иного населенного пункта), незамедлительно встречается с резкой реакцией Кремля. Характерным примером может служить, например, история 2015 года вокруг памятника в городе Пененжно (Варминьско-Мазурское воеводство). В течение многих лет стоявший там бюст генерала Ивана Черняховского никого не интересовал. Однако ситуация резко изменилась, когда руководство города объявило о решении его демонтировать. Москва отреагировала сразу же: польского посла вызвали в МИД Российской Федерации, а под памятником (на тот момент уже огороженном и частично разобранном) начали устраивать торжественные мероприятия. Посол России Сергей Андреев, возлагая цветы в 71-ю годовщину смерти Черняховского, сослался в своем высказывании для СМИ на слова премьер-министра Дмитрия Медведева. Он говорил, в частности, о развернувшейся между Западом и Кремлем холодной войне. В официальном заявлении он назвал демонтаж памятника святотатством, которое вызывает чувство глубокого возмущения.

«Мы понимаем, что Россия будет протестовать, — признал в беседе с Onet глава Института национальной памяти. — Дипломатические службы Кремля остро реагируют каждый раз, когда в Польше демонтируют монументы, посвященные Красной армии. Нам нужно закончить это дело в том числе для того, чтобы лишить Москву инструмента, при помощи которого она использует эту тему, устраивая, в частности, провокации, — добавляет Каминьский. — Мы будем в текущем режиме держать в курсе МИД. В прошлом году мы направили дипломатическим представительствам на востоке публикацию с аргументами, которые могут помочь им противостоять возможным атакам. Напомню, что эти монументы возводила в том числе сама Красная армия. Если мы будем это осознавать, никто не сможет убедить нас, что это было спонтанное выражение благодарности польского народа. Это памятники мнимой благодарности», — подчеркивает Каминьский.

Две версии одной и той же истории

Спор, свидетелями которого мы стали, разворачивается в том числе вокруг двух версий истории. 1945 год и окончание войны не принесли полякам свободы, о которой говорят сегодняшние российские власти. «Порабощение, принесенное на советских штыках, жестоко внедрялось в жизнь польскими коммунистами под диктовку Сталина. Те, кто отваживались сопротивляться, гибли в борьбе со спецслужбами, в облавах, которые устраивало Управление безопасности и НКВД. Символом этих преступлений стала организованная СМЕРШем Августовская облава, жертвами которой пали как минимум 600 человек. Место их погребения до сих пор остается неизвестным. (…) В стране, которой управлял навязанный извне режим, шли показательные процессы. Ротмистр Витольд Пилецкий (Witold Pilecki), автор доклада о немецких преступлениях в концлагере Аушвиц и участник Варшавского восстания, подвергся нечеловеческим пыткам. Его приговорили к смертной казни в показательном процессе и убили выстрелом в затылок. Место его захоронения до сих пор обнаружить не удалось. Похожая судьба встретила тысячи польских патриотов», — подчеркивал IPN в опубликованном на сайте российской радиостанции «Эхо Москвы» тексте заместителя руководителя института Павла Укельского (Paweł Ukielski) «Почему мы демонтируем советские памятники».

Позицию России отражает, например, заявление посла Сергея Андреева, которое было сделано после решения о демонтаже памятника в Пененжно. В этом тексте можно прочесть: «Отрицание освободительной миссии Красной Армии, того бесспорного факта, что именно благодаря ей было обеспечено само существование польского национального государства и выживание польской нации, не только противоречит правде истории, но и глубоко аморально, оскорбительно по отношению к священной памяти более 600 тысяч советских солдат и офицеров, погибших при освобождении Польши».

«В этой плоскости — разного изображения того периода в истории польских территорий — мы также будем вести информационную кампанию на Западе. Мы должны постоянно объяснять, почему мы приняли решение о демонтаже памятников. На Западе тоже существует упрощенная версия истории, в которой СССР выступает исключительно союзником. Забывают даже о его взаимоотношениях с Германией в первые два года войны. Некоторые наверняка считают, что поляки сами возводили эти монументы, однако, правда в том, что они символизируют установленную в нашей стране коммунистическую диктатуру. Мы будем подчеркивать, что последствия этой войны для Польши длились вплоть до 1989 года», — рассказывает Каминьский.

Когда ответом становится кибервойна


Ликвидация советских памятников ставит вопрос не только о реакции России на дипломатическом уровне. «Демонтаж этих символов может создать опасные ситуации, что видно на примере Эстонии», — объясняет Лукаш Каминьский. В 2007 году одна подготовка к переносу Бронзового солдата вызвала первую в истории кибервойну: российскую хакерскую атаку на цифровую инфраструктуру. Все началось 27 апреля, в следующие дни атаки усилились и привели к блокировке сайтов государственных ведомств Эстонии. Кульминация атак произошла 9 мая, в российский День Победы, когда целью стали также частные лица. В итоге эстонским банкам пришлось приостановить оказание части услуг, в частности, совершение международных переводов.

«Мы должны подготовиться. Памятники мы перенесем в музеи, пусть они останутся в качестве свидетельства сложных времен. Это очень важно, ведь кто через 50 лет сможет объяснить молодежи, почему в центре польского города не стоит памятник героям? Мы знаем об определенных событиях, но эти знания могут стереться», — добавляет руководитель Института национальной памяти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.