«В прошлом году мы оказались несколько неподготовленными к столь мощному нашествию беженцев в Норвегию. Сейчас же мы уже сегодня готовимся к тому, что нечто подобное может случиться снова», — говорит руководитель подразделения Кнут Бернтсен (Knut Berntsen) из отдела работы с регионами и приема Миграционной службы Норвегии (UDI).

Сейчас он, не жалея сил, работает над планом повышенной готовности, который Миграционная службы вскоре собирается представить. Впервые об этом плане рассказала газета Aftenposten. План разрабатывается на тот случай, если в Норвегию хлынет новый поток беженцев, и рассчитан на то, что границу могут пересечь 60 тысяч человек. Впрочем, не исключено, что новый год может стать самым обычным — т. е., что просить убежище будет не более 10 тысяч человек.

«Мы ищем площади под застройку по всей стране»

«В прошлом году получилось так, что наш обычный аппарат, занимающийся приемом беженцев, и наши служащие не смогли принять всех, кто прибыл в страну, поэтому нам пришлось срочно искать другие способы разместить их достойным образом. В качестве центров по приему беженцев регулярно задействовались гостиницы и кемпинги, которые не слишком были приспособлены для этого», — говорит Бернтсен.

Миграционная служба не хочет вновь оказаться в такой ситуации.

«Если нам вновь доведется пережить это — массовый наплыв людей в Норвегию, нам, конечно, придется использовать те же средства. Но сейчас мы готовимся к приему заранее, мы заключили несколько предварительных соглашений — для того, чтобы быть в состоянии предоставить те услуги, которые должны. Сейчас мы гораздо лучше подготовлены к приему беженцев».

Миграционная служба подготовила ряд решений, который должны ограничить использование кемпингов и дорогих гостиниц.

«Самое первое решение — палатки. У нас есть палатки, в которых можно разместить по 500 человек. Каждую такую палатку можно расширить, получив дополнительно еще 1500 мест, если вдруг возникнет такая потребность. Но уж палатками на 500 мест в каждой мы обеспечим».

Параллельно с созданием палаточных лагерей идет работа над созданием барачных поселков.

«Это будет делаться двумя способами. Один заключается в том, что мы будем задействовать палатки параллельно с возведением барачных городков на пустырях, которые мы подготовим заранее. Второй способ — преобразование палаточного лагеря в барачный городок, если потребность в жилье будет актуальной на протяжении нескольких месяцев».

Миграционная служба ищет по всей стране государственную землю под застройку.

«Тут может быть задействовано все: земля, которую раньше использовали военные, а также участки под застройку и участки, принадлежащие Государственному комитету по строительству. Сейчас мы выявляем, где в стране такие участки есть».

Пока еще не решено, где будут располагаться барачные городки и палаточные лагеря.

«Мы пока еще не начали рассматривать каждый конкретный участок. К этому мы приступим после того, как начнем диалог с местными властями в регионах, где участки будут находиться».

Плавучий отель для беженцев

Помимо палаток и барачных городков, Миграционная служба подписала договор об аренде 20 плавучих отелей для просителей убежища — это и суда, и плавучие гостиницы.

«Их можно задействовать очень быстро, кроме того, там много мест. Поэтому мы подписали проект договора, согласно которому плавучие гостиницы в случае необходимости будут предоставлены быстро».

Стороны, подписавшие соглашение, сами указали, в каких портах наиболее удобно размещать плавучие гостиницы, они уже связались с портовыми службами в нескольких городах, в частности, таких, как Мосс, Осло и Фредрикстад (Moss, Oslo, Fredrikstad).

«Предусматривается, что плавучие гостиницы должны находиться в подходящих для этого портах, так что мы хотим начать переговоры с руководством соответствующих муниципальных образований и портовыми властями. Мы уже связывались со всеми муниципальными образованиями, где есть порты, и в которых проживает больше 7000 человек. Дело в том, что, если в районе население меньше, ему будет трудно предоставить коммунальные услуги примерно 500 обитателям таких вот «плавучих решений».

Начальник порта Мосс Эйстейн Хёстеланн Сюндбю (Øystein Høsteland Sundby) — один из тех, к кому обратилась Миграционная служба.

Принять плавучий отель они не смогут.

«У порта Мосс нет возможности принять подобное судно, потому что мы прежде всего — контейнерный порт. Прямо посреди контейнерного порту люди размещаться не могут», — объясняет он.

Они направили официальное уведомление о том, что их порт непригоден для размещения плавучих отелей.

«У нас большой контейнерный порт, мы пропускаем множество контейнеров каждый день. Кроме того, компания „Норвежские железные дороги“ собирается строить в Моссе новый вокзал, на период строительства ей придется проложить две колеи в порт, на это потребуется еще больше земли, поэтому осуществить предлагаемое мероприятие будет непросто».

Порт Борг (Borg) во Фредрикстаде (Fredrikstad) также внесен в список подходящих для этой задачи портов, но пока с мэром города Юном-Иваром Нюгордом (Jon-Ivar Nygård) еще никто не связывался, сообщает он телерадиовещательной компании NRK.

«Исключительно положительно»

«Норвежская организация лиц, просящих убежище (Noas) исключительно положительно относится к разработке плана повышенной готовности, который позволит принять больше беженцев в более короткие сроки», — говорит Юн Уле Мартинсен (Jon Ole Martinsen), советник Норвежской организации лиц, просящих убежище.

В прошлом году в Норвегию прибыло в три раза больше просителей убежища, чем в 2014 году.

«В течение короткого промежутка времени прибыло очень много народа. По сравнению с обычным годом, в какие-то два месяца прибыло гораздо больше людей. Поэтому чрезвычайно важно извлечь уроки из того, что нам довелось испытать в прошлом году».

В прошлом году в самый сложный период пришлось несладко не только тем, кто хотел получить убежище в Норвегии, но и самой Миграционной службе, полагает Мартинсен.

«Нередко служба принимала плохие и дорогие решения. Сейчас мы, возможно, находимся накануне нового наплыва беженцев, но мы можем подготовиться и предоставить беженцам лучшие условия, которые вдобавок и государству обойдутся дешевле», — объясняет он.

Он считает, что такие решения, как палатки, плавучие гостиницы и бараки, станут лучшим решением для людей, которые вынуждены были бежать из родных мест.

«Жить в приюте для беженцев — где бы он ни находился — очень непросто. Да и вообще, бежать откуда-то и находиться в состоянии ожидания, сложно. Поэтому мы считаем, что предложения, рассматриваемые сейчас, лучше многих решений, которые пришлось в неотложном порядке принимать в прошлом году. Бараки, плавучие гостиницы и палатки — лучше, чем неотложные временные решения».

Хорошо продуманный план подготовки идет на пользу и бюджету страны, и людям, стремящимся получить убежище в Норвегии, подчеркивает он.

«В прошлом году очень много денег было потрачено на срочное создание не слишком удовлетворительных мест для размещения, многие смогли нажиться на этом».

По мнению и Миграционной службы, и Noas, пока трудно сказать, как все сложится этим летом.

«Большой вопрос, что будет с Грецией и соглашением между ЕС и Турцией. Сколько беженцев поедет в Норвегию, во многом будет зависеть от пограничной политики других государств.

Пока в этом году в Норвегию беженцев прибыло мало.

«Хотя в прошлом году в начале года ситуация была точно такая же, все началось поздним летом. Пока еще рано говорить, чего нам ожидать в этом году. Я был поражен тем, что в прошлом году прибыло так много людей, а пока миграционная служба тоже не может дать точных цифр. Это может быть самый обычный год с 10 тысячами беженцев, а может повториться прошлогодняя ситуация ».

Нажиться будет труднее

Сколько бы беженцев ни приехало в Норвегию, сотрудник миграционной службы Бернтсен полагает, что сейчас к их приему подготовлены гораздо лучше.

«Мы заключили необходимые соглашения с частными структурами, мы подготовлены сейчас совершенно иначе, чем в прошлый раз».

Пока на новые меры средств было истрачено не так много. По-настоящему основательно раскошелиться придется, только когда разразится кризис, объясняет Бернтсен.

«Наша цель — высокая степень готовности при низких затратах. Когда планы повышенной готовности приходится реализовывать на практике, расходы растут. Тогда мы вынуждены вкладывать деньги в создание систем канализации, водоснабжения, в обеспечение людей электричеством. Вдобавок придется огораживать поселки, обеспечивать оперативность организаций, в ведении которых все это будет находиться, гарантировать своевременные поставки продовольствия».

Ставится цель действовать как можно быстрее, но платить ни за один объект не будут, прежде чем он не будет введен в эксплуатацию.

И поэтому частным предпринимателям что-то наварить на всем этом будет непросто.

«Именно это мы сейчас можем планировать. Мы повышаем планку для обычных центров по приему. Если нам придется быстро размещать кого-то, то, возможно, без отелей на короткое время будет не обойтись. Но только до того момента, когда будут доставлены модули бараков».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.