Институт национальной памяти объявил войну памятникам Красной армии, которыми усеяна территория Польши (говорится о том, что их около 500). Глава Института Лукаш Каминьский (Łukasz Kamiński) объявил о демонтаже монументов (и переносе их в одно место) как об акции, которая призвана исправить ошибки прошлых лет. Сложно избавиться от ощущения, что он старается понравиться правящей партии: нечто похожее было несколько недель назад, когда он поспешно обнародовал очередные сенсационные факты, касающиеся Леха Валенсы.

Уточню свою позицию: я не выступаю против демонтажа советских памятников. Мы сами в Nowa Europa Wschodnia несколько месяцев назад запустили акцию, с помощью которой хотели добиться демонтажа последней в Польше мемориальной доски, посвященной Иосифу Сталину. Она находится в Цыбинке, а местные власти считают ее «туристической достопримечательностью». К сожалению, ответная реакция была очень слабой.

Да, памятники советским командующим и генералам убирать нужно. Они не руководствовались добрыми намерениями и отдавали приказы убивать поляков. Я, однако, воздержался бы от демонтажа всех монументов, возведенных, чтобы увековечить память обычных красноармейцев. Это были простые ребята, зачастую украинцы, белорусы или уроженцы Кавказа. К ним судьба тоже бывала жестока, а после возвращения с фронта их редко ждало что-то хорошее. Да, они не принесли Польше свободы, потому что, как несколько лет назад говорил Дональд Туск, не были свободны сами. Но они искренне проливали кровь, считая, что они борются с фашизмом. И они с ним боролись. Простые русские, белорусы, армяне, грузины и многие украинцы не могут сейчас понять, почему поляки хотят снести памятники их соотечественникам, которые воевали с Гитлером. Я говорю здесь не о сторонниках Путина, а о людях, в благосклонном отношении которых мы нуждаемся. Память об Отечественной войне на территории бывшего СССР — это сложная вещь, чтобы ее деконструировать, понадобится приложить много усилий.

Что поражает меня в действиях Института национальной памяти, так это то, каким образом он объявил об акции: так же топорно, как он обошелся с документами по Леху Валенсе. Воплощение инициативы в жизнь находится на начальной стадии, письмо в органы самоуправления еще не выслали. То есть, еще ничего не готово, а глава Института уже объявляет об этом мероприятии на портале Onet.pl. Одновременно он предостерегает, что россияне могут отомстить. В качестве примера он приводит Эстонию, которая подверглась кибератакам после попытки демонтировать Бронзового солдата. Каминьский также рассказал, что Институт национальной памяти будет просвещать Запад, который придерживается упрощенной версии истории. И все это в будущем времени. Каминьский говорит: «мы должны быть готовы», но он сам ни к чему не готов!

Его позиция сейчас очень слаба, а срок его полномочий через три месяца подойдет к концу. Сейм готовит сейчас закон об Институте национальной памяти, которая может закрепить его зависимость от текущей политики. Зачем же Каминьский объявляет войну, которую у него нет перспектив выиграть? Зачем эта спешка? Чтобы об этом успели услышать влиятельные фигуры в партии «Право и справедливость»?

© AP Photo, Czarek Sokolowski
Памятник красноармейцам на кладбище в Варшаве


Россия, несомненно, отреагирует, у нее под рукой есть услужливые журналисты, историки и публицисты, которых ни к чему готовить не нужно. Возможно, нам тоже стоит ждать ответных акций: ликвидации польских мемориалов на российской территории.

Между тем Польша находится в специфической ситуации. Политическая обстановка в стране неспокойная. Запад взирает на нас с возрастающим недоверием, обвиняя нас в том, что мы движемся к авторитаризму. Нам будет сложно продвигать нашу версию истории, когда Россия приведет в готовность свои пропагандистские пушки во главе с телеканалом RT. Институт национальной памяти рассказывает, как он будет знакомить мир с нашей позицией, но пока он издал только историю Польши на украинском. Нельзя объявлять войну, не будучи к ней готовым.

Демонтаж и перенос памятников следовало предварить хорошо организованной информационной кампанией, адресованной как на Запад, так и на Восток. Дискуссии, круглые столы, конференции, фильмы, книги, статьи в прессе…

Но пока руководитель Института национальной памяти, как один из героев поэмы Мицкевича «Пан Тадеуш», восклицает: «Сабель у нас довольно, шляхту — на конь. Я во главе с племенником, а там — посмотрим!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.