Сделка по пожарным вертолетам уже выливается как минимум в 348 миллионов евро. Эта сумма в 17 раз превышает средства, ежегодно выделяемые на предотвращение пожаров. По подсчетам, каждый час полета вертолета «Камов» обходится примерно в 35 тысяч евро. Несмотря на затраты, в работе находятся лишь три машины. Куда ушли деньги?

На протяжении года вертолеты «Камов» использовались при тушении пожаров и для транспортировки больных, и при этом, как выясняется, не были соблюдены все необходимые нормы безопасности. В 2014 году российский производитель отправил электронное письмо с указанием заменить одну из деталей, из-за которой могло быть нарушено нормальное функционирование вертолета. Год спустя предупреждение, направленное Heliportugal — компании, на тот момент отвечающей за поддержание летательных аппаратов в рабочем состоянии — так и не возымело ответных действий. Новые детали, доставленные предприятием «Камов», в 2015 году были найдены все еще нераспакованными в одном из ангаров в Тиреш (аэропорт вблизи Лиссабона — прим. пер.)

Президент Heliportugal Педру Силвейра (Pedro Silveira) винит в этом Национальное управление гражданской обороны (ANPC), в то время несшее ответственность за полетопригодность воздушных судов. «Если была какая-то проблема, они обязаны были отменить полет. Они не имеют права теперь говорить, что это наша вина!» Требования упомянутого управления, с которыми ознакомилась Visão, свидетельствуют о том, что ANPC также добивалось замены деталей, в 2014 году, направив Heliportugal указание следовать инструкциям компании «Камов». Производитель обязан предоставлять подобного рода инструкции, когда во время техосмотра или расследования причин инцидента обнаруживается неполадка. «Если речь идет о неукоснительном исполнении требования (и именно это подчеркивается в электронном письме, с которым ознакомилась Visão), замена детали носит обязательный характер. Это то же, что в случае с Volkswagen, который отозвал с рынка целую серию автомобилей. Производитель настаивает на этом, поскольку замечает отклонение от нормы и не хочет рисковать», — объясняет Алвару Невеш (Álvaro Neves), директор отделения по предотвращению и расследованию инцидентов с воздушными судами (GPIAA).

Невыполнение требований компании «Камов» — лишь малая часть истории разорительной сделки, которую в настоящий момент расследуют португальская уголовная полиция (PJ) и департамент по уголовному преследованию в Лиссабоне (DIAP). Дело, в котором в качестве подозреваемых фигурируют почти все участники сделки, начиная с компании, ответственной за обеспечение должного функционирования, и заканчивая уликами, свидетельствующими о пособничестве другой. «Расследоваться не будет только то, что уже попало в архив», — сообщает один из источников о ходе процесса. В спорах и подозреваемых недостатка нет. Зато явно не хватает подсчетов, которые так и не были сделаны. В ходе приобретения, доставки, поддержания в рабочем состоянии и ремонта шести вертолетов «Камов» за десять лет было потрачено по меньшей мере 348,8 миллиона евро, что равносильно средствам, получаемым от государства пожарной ассоциацией за 13-летний срок и что в 17 раз превышает ежегодные затраты на предотвращение лесных пожаров.

«Воздушные средства — это всего лишь инструмент, пожары не тушат одними только воздушными средствами. Существуют более дешевые в эксплуатации вертолеты, которые можно приобрести без посредства поставщиков, продающих мотор сначала за 500 тысяч евро, а потом вдруг за один миллион. Покупка вертолетов „Камов“ была огромной ошибкой, и такой же большой ошибкой является то, что мы до сих пор от них не избавились», — говорит Жаиме Марта Соареш (Jaime Marta Soares), президент Лиги португальских пожарных служб.

Более 67 миллионов на эксплуатационные расходы


В 2007 году, после приобретения шести вертолетов «Камов» за 50,9 миллиона евро (42,1 миллиона + НДС), правительство Жозе Сократеша решило создать Компанию воздушного транспорта (EMA) для вертолетов: компанию с государственным капиталом, отвечающую за управление и эксплуатацию шести вертолетов «Камов» и трех легковых вертолетов. Взамен она получала ежегодный бюджет, равный примерно 25 миллионам евро (на одни только зарплаты компания ежегодно тратила 3,1 миллиона евро). Помимо EMA, к сделке подключилась Heliportugal, компания-поставщик вертолетов «Камов», взявшая на себя обязательства по техническому обслуживанию. По условиям довольно замысловатого контракта, государство было обязано платить также за часы, в которые не совершались полеты. Аудиторы Счетной палаты заключили, что контракт мог быть пересмотрен, однако EMA так этого и не сделала, продолжая вытягивать средства из государственной казны. В течение восьми лет Heliportugal получила более 67 миллионов евро. Суммы, затраченные на техническую поддержку вертолетов в 2014 и 2015 годах, еще не подсчитаны.

Правительство сменило цвет, и Мигел Маседу (Miguel Macedo), пришедший в Министерство внутренних дел (MAI), решил упразднить EMA. По его словам, это позволило бы сэкономить до 11 миллионов евро в год. В итоге был объявлен открытый конкурс, и управление и техническое обслуживание воздушных судов перешло в ведение компании Everjets, приобретенной предпринимателем Домингуш Невоа (Domingos Névoa).

Прежде чем выдвинуть свою кандидатуру, Everjets не провела техосмотр вертолетов. Когда же она это сделала, то, уже став победителем конкурса, вынесла следующее заключение: вертолеты не пригодны к использованию. Аудиторы вместе с ANPC выявили более 200 случаев несоответствия нормам — неполадки, которые пытались устранить при помощи заплат, подпорок или скотча.

Результат: выплатив более 67,2 миллиона евро за техническое обслуживание вертолетов и инвестировав около 20 миллионов в запчасти (дополнительный контракт по обеспечению условий эксплуатации), государство было вынуждено потратить еще 2,7 миллиона евро на ремонт вертолетов, чтобы в пожароопасный период не все из них оказались недоступными для использования. Из шести принадлежащих государству вертолетов «Камов» в рабочем состоянии находятся лишь три. На ремонт еще двух необходимо восемь миллионов евро. Что касается шестого, он в 2012 году потерпел аварию в Орене и с тех пор ни разу не поднимался в воздух. По данным предварительного отчета, причиной инцидента были неполадки с моторами, но окончательное заключение не может быть сделано, пока их не отправят в Россию.

Алвару Невеш из GPIAA уверяет, что моторы готовы к отправке. Правда, еще не поступили необходимые для этого 30 тысяч евро: «Мы не знаем, может ли эта неисправность стать причиной новых инцидентов. Мы напомнили властям о том, что эти вертолеты также летают над городом и перевозят больных».

У MAI своя версия происходящего: по его словам, «в министерство еще не поступило официальное уведомление о сделанных заключениях», расходы на отправку моторов еще не были подсчитаны и что «процесс оценки и анализа» находится в ведении GPIAA. А что же насчет предупреждений о возможности аналогичного технического сбоя у других вертолетов? «Технические требования, выдвигаемые производителем, в рамках запланированных осмотров тщательно соблюдаются», — гарантирует MAI.

Кто несет ответственность?

В этой истории сразу несколько противоречащих друг другу версий. Так, Heliportugal утверждает, что незадолго до аудиторской проверки ANPC подписалось под отчетом, в соответствии с которым у воздушных судов отсутствовали неполадки. На совещаниях Национальное управление гражданской обороны также предупреждало о необходимости устранения технических неполадок. Они были запротоколированы, но дальше слов дело не пошло. Никто не обязал Heliportugal платить за ремонт. «Если мы виноваты, почему тогда нас не преследуют?» — спрашивает Педру Силвейра. После уведомления о наличии «серьезных упущений в техническом обслуживании» Национальное управление гражданской авиации (ANAC) в октябре приняло решение также провести инспекцию воздушных судов. Было сделано три заключения: «управление полетопригодностью и обслуживание не проводились в соответствии с установленными правилами и распространенными практиками», в отчетах не всегда указывались выявленные во время полетов и техосмотров дефекты, то же самое касается «анализа и контроля условий пригодности к полету, что способствовало нынешней деградации».

Подписанный с Everjet новый контракт по управлению и эксплуатации предполагал, что компания не будет получать оплату за нелетные часы. Однако ANPC подписало документ, гарантирующий эти выплаты ввиду плохого состояния воздушных судов. На каких основаниях, ANPC не объясняет, сказав лишь, что, поскольку «расследование [начатое Генеральной инспекцией министерства внутренних дел в отношении того, каким образом осуществлялась передача вертолетов новому оператору] еще не завершено, делать какие-либо публичные заявления несвоевременно».

В итоге платить пришлось государству. И счета по совокупным расходам на вертолеты «Камов» еще не закрыты. До сих пор ведутся дела и не удовлетворены просьбы о возмещении убытков. После потраченных 346 миллионов евро одна компания была упразднена, другая утверждает, что понесла убытки, между тем вертолеты не двигаются с места. Каждый час полета вертолета «Камов» уже обошелся в 34,8 тысячи евро, что достаточно для оплаты ста часов работы 200 пожарным-добровольцам.

Полемика


Компания, занимавшаяся техническим обслуживанием вертолетов «Камов» (Heliportugal), по-видимому, использовала не соответствовавшие нормам детали. Над новой компанией (Everjet) витают подозрения в протекции, порожденные двумя имэйлами Мигеля Маседу (Miguel Macedo). Между тем, есть даже жалобы, направленные Пасушу Коэлью.

Вертолеты в плачевном состоянии


После того, как Evejets выиграл в открытом конкурсе, получив право на управление и техобслуживание вертолетов «Камов», был проведен осмотр технического состояния, в котором находились воздушные суда. Заключения, сопровождавшиеся десятками фотографий, выявляют признаки деградации. В техническом отношении Национальное управление по гражданской обороне пришло к выводу о наличии крупных упущений в обслуживании. Были обнаружены починки с помощью подручных средств: веревок и скотча, ржавчина в непосредственной близости к электрическим проводам, палочки и проволока, поддерживающие разваливавшиеся на части структуры, трещины на корпусе вертолетов и лопастях винта. «Когда в группе работают 47 человек, я не могу ручаться за то, что не было совершено ни единой ошибки», — заявил Visão президент Heliportugal Педру Силвейра, напомнив о неизбежной естественной деградации воздушных судов, усугубляющейся тем, что они нередко совершают полеты при высоких температурах.

Если и существовала какая-либо серьезная техническая проблема, настаивает Силвейра, то в этом виновато ANPC, которое в течение примерно года отвечало за пригодность к полетам и не направляло вертолеты в ремонт. «Либо им заплатили, либо это нехватка компетентности. Можете так и написать», — негодующе заявил он. «Техническая команда не может самостоятельно решать, какие ремонтные работы проводить», — добавляет он, в том числе намекая на заинтересованность ANPC в определенных результатах проверки. Visão попыталась выяснить у ANPC, знало ли оно о состоянии вертолетов до начала проверки и что именно входило в его обязанности, но его представители отказались прокомментировать ситуацию, ссылаясь на еще не завершенное расследование.

Черный рынок?


Во время техосмотра одного из вертолетов «Камов» в конце 2015 года было обнаружено, что одна из установленных на нем деталей (главная коробка передач) не соответствовала данной модели вертолета и не была зарегистрирована ни одной модификации, которая бы позволяла ее установку. Согласно отчету, с которым удалось ознакомиться Visão, снаружи детали выглядели одинаково, однако внутри различались: не хватало двух клапанов bypass, сообщающих пилотам о чрезмерном нагреве масла. В случае высокой температуры давался сигнал к экстренному приземлению. Опровергая эту информацию, Педру Силвейра, президент компании, отвечающей за установку этой детали (Heliportugal), говорит, что это дело уже заархивировано Национальным управлением гражданской обороны (ANAC). Последнее же эти сведения не подтвердило.

Письма Маседу


Мигел Маседу решил упразднить Компанию воздушного транспорта (EMA) и разорвать с Heliportugal 20-летний контракт по техобслуживанию вертолетов «Камов». Основанием для этого послужила необходимость заключения более выгодного для государства контракта. Проблема возникла позднее, когда разразился скандал с «золотыми визами». В итоге бывший министр был обвинен в злоупотреблении своими полномочиями и коррупции в форме влияния, а обвинительное заключение содержало в себе также детали о вертолетах «Камов». В марте 2014 года Маседу отправил своему компаньону Жаиме Гомешу (Jaime Gomes) тендерное досье. Следствие считает, что цель заключалась в том, чтобы отдать предпочтение компании Fitonovo, которую собиралась нанять Everjets и с которой Маседу и Жаиме Гомеш вели дела через две компании (JMF и JAG). Правда, уже в январе 2013 года Жаиме Гомеш прислал Маседу, по его просьбе, коммерческое предложение от Faasa Aviácion. В нем предлагались услуги по предоставлению в распоряжение EMA двух вертолетов средней величины (двухмоторных), чтобы полностью укомплектовать воздушный флот данной компании. Everjets утверждает, что не вела никаких дел с Faasa и не имеет ни малейшего понятия о произошедшем.

Жалоба, направленная Пасушу

В сентябре 2014 года вслед за публикацией в газете «I» информации о том, что бывший госсекретарь Министерства внутренних дел Филип Лобу Д´Авила (Filipe Lobo D´Avila) был компаньоном юридической фирмы, защищавшей компанию, выигравшую тендер, президент Heliportugal написал письмо главе кабинета премьер-министра Педру Пасуша Коэлью с просьбой начать расследование в отношении министерства внутренних дел. Это письмо в итоге оказалось перенаправлено… самому министру внутренних дел (Мигелу Маседу). В послании Педру Силвейра сетует на то, что с компании Everjets не потребовали назад средства за нелетные часы и что в министерстве принимается целый ряд решений, «явно не уважающих государственные интересы». Отношения между Маседу и Силвейрой никогда не носили миролюбивый характер. Посчитав себя оскорбленным, бывший министр подал три жалобы на предпринимателя. Все три были заархивированы. В настоящий момент Силвейра требует от государства и Маседу возмещения убытков в размере 11 миллионов евро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.