Вместо того чтобы вступать в НАТО, Швеции следовало бы возобновить диалог с Россией. Народные соглашения между городами-побратимами лучше военных договоров о поддержке принимающей стороны, пишут Пьер Шори и Май Бритт Теорин.

Вопреки заявлению министра обороны Петера Хультквиста (Peter Hultqvist) в газете Aftonbladet, позиция Швеции по отношению к НАТО вовсе не была однозначной в последние годы. Швеция оказывалась все теснее связанной с НАТО в результате заключения ряда договоров, а также из-за ее участия в учениях и конфликтах, например, в Афганистане и Ливии.



Договор о поддержке принимающей стороны — самый серьезный из всех, потому что он создает возможность для НАТО размещать оружие и войска на территории Швеции.

Петер Хультквист утверждает, что ядерное оружие не будет размещаться на шведской земле. Но в Швеции, в отличие от Финляндии и Новой Зеландии, нет законов, которые действительно могли бы это запретить.

Мы требуем от Петера Хультквиста, чтобы правительство в ближайшее время представило новый закон, подразумевающий такой запрет. Это могло бы развеять многие опасения.

По существу Петер Хультквист ничего не сказал о тех пунктах договора о поддержке принимающей стороны, в которых говорится о ядерном оружие и базах НАТО. Шведский парламент должен одобрить договор. Между тем, в нескольких параграфах утверждается, что принимающая сторона должна предоставить «районы базирования», а также «самолеты, порты, торговые суда и военные суда обеспечения», чтобы поддержать военную деятельность под руководством НАТО.

В параграфе 3.3 затрагивается тема ядерного оружия в связи со стратегией и политикой НАТО. Детали договора планируется обговорить позже.

Министр обороны говорит о неверной информации. Действительно, не все слухи соответствуют действительности, но вопрос о том, что в тексте договора смущает социал-демократов и движение за мир, все же важнее. Против договора поднялась вся страна.

В прошлые выходные местное отделение партии в Гётеборге решило, несмотря на позицию партийных лидеров, что обсуждение договора стоит отложить на год, пока идут серьезные дебаты о его вероятных последствиях. Аналогичное решение было принято в местном отделении в Сконе. В эти выходные стокгольмское отделение намерено поставить ряд условий о том, что именно правительство должно включить в законопроект. Условия касаются ядерного оружия, военных баз НАТО на территории Швеции, а также провозглашения военной «солидарности». Движение за мир выставило те же условия.

В противном случае правоцентристское правительство сможет использовать договор о поддержке принимающей стороны в своих интересах, что создает немалые риски. Вспомните, как риксдаг отменил всеобщую воинскую повинность при раскладе в 153 голоса «за» к 150 «против».

Все правоцентристские партии поддерживают членство в НАТО. Бывшая министр обороны Карин Энстрём (Karin Enström) ответила откровенно в июне 2014 года, когда ее спросили, означает ли договор с НАТО, что бомбы и вооружения НАТО окажутся на шведской земле: «Конечно, так может быть — как в случае учений, так и при подготовке к совместным военным операциям».

В отличие от Швеции, Финляндия четко обозначила свое «нет» военной «солидарности». Финский президент, который несет ответственность за оборону и безопасность страны, высказался следующим образом:

«Время от времени слышны предположения, в которых Финляндия наделяется некоей частичной ответственностью за оборону Балтики. Мне пришлось быть очень конкретным в этом вопросе. По той простой причине, что Финляндия не в том положении, чтобы давать другим гарантии безопасности, которых нет у нее самой. И мы не „сверхдержава“, которая может раздавать лишние боеприпасы».

Тут мы должны взять пример с Финляндии.

Задача шведской обороны — защищать Швецию, а не отдавать Готланд НАТО и его базам, чтобы защищать Балтику.

Сейчас много говорится о сотрудничестве с Финляндией, чтобы избегать кризисов и конфликтов. Это хорошо. Лучше уклоняться от кризисов, чем бороться с ними.

Нам стоило бы поучиться у Финляндии — то есть возобновить прежний диалог с Россией на всех уровнях — в правительстве, риксдаге, разных учреждениях и институтах, в народных движениях. Соглашения между городами-побратимами лучше военных договоров о поддержке принимающей стороны.

Май Бритт Теорин — бывший посол по вопросам разоружения, депутат риксдага.

Пьер Шори был заместителем министра иностранных дел Швеции в 1994-1999, а также депутатом Европарламента в 1999-2000. Вместе со Стиной Оскарсон (Stina Oscarson) стал инициатором исследования по вопросу присоединения к НАТО.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.