В книге «Сила прошлого» американский социолог Джесси Штрайб отмечает роль социального происхождения и воспитания для объяснения причин возникающих в парах разногласий и напряженности.

Atlantico: В вашей последней книге «Сила прошлого» (The Power of the Past) вы пишете, что в парах супругам больше свойственно спорить по таким вопросам, как образование, карьера и отдых, если они вышли из разных социальных слоев. Как вы проводили ваше исследование? Какие социальные группы рассматривали?

Джесси Штрайб: Для сбора материала я общался с парами, в которых один партнер рос в семье рабочих, а другой — в семье служащих. В подавляющем большинстве случаев оба супруга имели высшее образование и работу (либо занимались детьми). Речь идет о межклассовых браках, потому что хотя в данный момент они оба относятся к одному классу общества, в детстве все было иначе.  

—  Какой процент от всех браков составляют межклассовые? Как все изменилось за последние годы?

— Межклассовые браки на основе социального происхождения супругов (то есть, класса, в котором они росли) встречаются все чаще. В то же время браки двух человек, которые относятся к разным классам на момент женитьбы, становятся все более редким делом. Это означает, что людей сейчас больше интересует социальное положение и образование партнера, чем образование и работа его родителей. От 30% до 40% браков в США заключаются между людьми разного социального происхождения.

— Не могли бы вы объяснить, почему в некоторых ситуациях или при возникновении проблем супругам разного социального происхождения свойственно занимать противоположные позиции? Какие примеры из повседневной жизни иллюстрируют это явление?

— Класс, внутри которого рос человек, не ограничивается имевшимися у него в том возрасте деньгами или же домом, что могли позволить себе его родители. Зарплата, профессия и образование родителей определяют наше воспитание и открывающиеся перед нами возможности. Все это формирует нас как личность: то, кем мы себя считаем, что мы ждем от жизни и как выстраиваем отношения с окружающими.

Так, например, Лесли (из семьи служащих) плакала, когда рассказывала мне о том, что у ее мужа нет никаких карьерных целей. Ее супруг Том (из семьи рабочих) в свою очередь был вполне доволен своей профессией компьютерщика, которая позволяла ему заработать достаточно для поддержания их стиля жизни среднего класса. Лесли же было непонятно, почему он не хочет продвинуться дальше в карьере. Для родителей Лесли работа была страстью, благодаря своей профессии они получили общественное признание и множество возможностей, чтобы подняться по социальной лестнице. Для родителей Тома работа была лишь средством заработка, внепрофессиональная деятельность значила куда больше для построения социального статуса, тогда как повышения опирались на стаж, а не личные заслуги. Лесли не понимала, почему Том не хочет поставить перед собой карьерные цели и не относит работу к числу увлечений. Том не понимал, почему Лесли недовольна их положением. Таким образом, работа была для них источником напряженности, а разногласия были связаны с их происхождением.    

Второй пример касается Мэри и Бена. Мэри — дочь учителя. В детстве она прилежно училась, а у родителей было достаточно денег, чтобы отправить ее на внешкольные занятия. Бен — сын электрика. В детстве он проводил свободное время, гуляя и развлекаясь с друзьями. Мэри хотела отправить дочь на уроки немецкого, но Бен считал это потерей времени. Мэри хотела, чтобы их четырехлетняя дочь училась играть на скрипке, но Бену это показалось бесполезным, потому что никто из них не ждал, что она станет профессиональным музыкантом. Таким образом, оба супруга руководствуются собственным детством в принятии решений о будущем ребенка. И раз в детстве у них были разный опыт и ресурсы, они пришли к разным заключениям.

— В какой мере классовые различия объясняют непонимание и напряженность в паре по сравнению с расовыми и культурными?

— В межрасовых браках супруги осознают, что относятся к разным расам. Поэтому им проще говорить о своих различиях и пытаться найти решение для сложных ситуаций, тогда как партнеры разного общественного происхождения не обязательно осознают, что получили разное воспитание. Многие из пар, с которыми я общался, отрицали или приуменьшали классовые различия. Они думали, что класс определяется лишь деньгами, которые были у них в детстве, и что раз теперь у них один доход, класс больше ничего не значит. Социальный класс влияет на пары особым образом: он незаметен для партнеров, но определяет каждый аспект их брака.      

Джесси Штрайб (Jessi Streib) — социолог, преподаватель Университета Дьюка

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.