Изоляция всех непохожих — путь, который ведет в никуда. Он лишь увеличивает враждебность и нестабильность для всех, пишет профессор Масуд Камали в критической статье о том, как Каплан и Хан были вынуждены покинуть свои политические посты.

Разным точкам зрения по мусульманскому вопросу снова предоставили полную свободу в СМИ, а также в прозападной шведской политике. Мужчина с Ближнего Востока отказывается пожимать руку белой женщине-журналисту, которая снимает все на скрытую камеру. На взгляд белого привилегированного большинства, этот инцидент несет в себе угрозу эмансипации женщин. В дебаты включились многие представители самых разных политических группировок. Для них эта дискуссия — шанс заработать дешевые политические очки, демонстрируя антиисламскую позицию, облаченную в политкорректные выражения. Ведь идет война с терроризмом!

Мехмет Каплан (Mehmet Kaplan), который долго боролся за место мусульман в шведской политической системе, покидает свой пост. Его обвиняют в антисемитизме, потому что он сравнил обращение с беззащитными палестинцами в Газе, которых правительство Израиля бомбит прямо в их перенаселенных домах, с нацистскими преследованиями и убийствами евреев в 1930-е годы. Можно счесть, что это сравнение действительно вводит в заблуждение, однако гнев против Каплана вряд ли имеет отношение к высказыванию о палестинцах. Не забывайте о роли Каплана как пассажира «Корабля в Газу» (Ship to Gaza — шведская некоммерческая организация, посылающая в Газу гуманитарную помощь — прим. пер.), а также в признании Палестины, которое по-прежнему вызывает протест во многих партиях и среди прозападной политической элиты страны. Травля Каплана заходит так далеко, что даже SVT называет его антисемитом в своем новостном репортаже и включает в сюжет критику со стороны посольства Израиля.

Кроме того, Каплана обвиняют в связях с лицами, выполняющими поручения турецкого правительства. Это еще более странно, учитывая, что все правительства Евросоюза сейчас обмениваются рукопожатиями и поцелуями с Эрдоганом, который предстает в образе лучшего друга Европы и ее спасителя от беженцев.


После отставки Каплана антиисламская кампания нацеливается на функционеров мусульманского происхождения Партии зеленых. Логика проста: чтобы получить место в шведской политике, нельзя быть практикующим мусульманином. Вот новое толкование свободы веры в Швеции.

Сначала мусульманин Омар Мустафа (Omar Mustafa) был вынужден покинуть место в правлении Социал-демократической партии, теперь дело дошло до Ясри Хана (Yasri Khan). В его случае причиной стал отказ пожимать руку белой женщине. Обратите внимание, что речь не шла об отказе общаться с ней, а только о том, что он не пожал ей руку, а ограничился несколькими общепринятыми приветственными фразами. В мире миллионы мужчин и женщин вообще не здороваются за руку. Есть и женщины, которые не хотят обмениваться рукопожатием с мужчинами по религиозным или иным соображениям. Их надо заставить во имя равноправия?

Бессчетное множество раз утверждалось, что «женщины чувствуют себя задетыми». О каких женщинах речь? О сотнях миллионов женщин в Швеции и других странах, которые не считают отсутствие рукопожатия оскорблением? Или о женщинах, которые видят мир со своей ограниченной белой перспективы? Существует множество исследований западно-центричной картины мира, которая трактует с точки зрения белого привилегированного класса, что правильно, а что нет.

Особенно примечательно, что некоторые успешные политики, такие как министр Аида Хадзиалич (Aida Hadzialic), член Социал-демократической партии Налин Пекгуль (Nalin Pekgul) и член Партии зеленых Джабар Амин (Jabar Amin) позиционируют себя как носителей правды. Утверждая свою принадлежность к исламу и свое мигрантское происхождение, они отвергают чужие толкования своей веры как «ложные».

Не новость, что людей из семей мигрантов иногда используют, чтобы узаконить нормы как включения в общество, так и исключения из него. Многие другие правительства делали так и раньше, например, в Дании, Норвегии, Франции. Последствия были катастрофические. В подобном мире границы свободы устанавливают привилегированные прозападные слои населения, имеющие высокие доходы и контролирующие глобальный рынок, политику, культуру и общественное пространство.

Еще в 2006 году «Расследование о власти, интеграции и культурной дискриминации» установило, что молодежь и остальные люди, не принадлежащие к социальному большинству и не разделяющие его религию и жизненный опыт, должны получить доступ к процессу принятия решений в Швеции. Это стало бы частью борьбы против радикализации и маргинализации вышеупомянутых индивидов. Однако предложение не понравилось политической элите, которая сочла его угрозой своим привилегиям. Ведь им бы пришлось разделить монополию власти.

Сегодня в ходу та же логика, но в более радикальной форме. Людей мусульманского происхождения следует исключить из повседневного политического процесса. Политикам остается ответить на один простой вопрос: что произойдет, если обычные каналы окажутся перекрыты? Какие места на все более глобальной политической арене достанутся исключенным?

Сегодня многие органы и отдельные личности в Швеции пользуются шансом взяться за мусульман, стигматизировать их и исключить практикующих мусульман из демократической деятельности. Среди этих деструктивных сил есть и люди из мигрантской среды, которые, занимая позицию критиков по отношению к Каплану и Хану, пытаются доказать свою прозападную натуру и продемонстрировать, что они лучшие, чем Хан и Каплан, кандидаты на министерские и прочие высокие посты в Швеции. Необязательно соглашаться с партийной принадлежностью этих двух политиков, их верой или трактовкой ислама, чтобы понимать, насколько важно включить исламскую молодежь в шведскую демократическую систему.

Изоляция всех непохожих — путь, который ведет в никуда. Он лишь увеличивает враждебность и нестабильность для всех — от верхушки политической иерархии до простых граждан, желающих жить свободно и безопасно. Здоровое общество — это инклюзивное общество, где людей ценят за их поступки, а не за их веру, этническую принадлежность и/или отдельные стигматизированные действия.

Масуд Камали — профессор социологии и социальной работы Средне-Шведского университета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.