После российской аннексии Крым борется с экономическими проблемами. К тому же с тех пор, как Москва стала считать его частью России, он оказался в международной изоляции.

Многое для Крыма пока неясно, но только не времена года. Лето наступит обязательно. Поэтому в гостиницах вокруг Ялты, знаменитого курорта на южном черноморском побережье полуострова, вовсю идет работа по ремонту и окраске. Павильоны на набережных, свежий блеск бассейнов, кое-где новые тротуары: парадная сторона Крыма прихорашивается. В июне приедут первые летние гости, как и во времена Советского Союза, и во времена российской империи. Крутые южные склоны Крымских гор, избалованные солнцем и изнеженные морским бризом, могут стать туристической альтернативой для Греции или Турции — российской альтернативой, по крайнем мере, с точки зрения Москвы. Россия весной 2014 года вопреки нормам международного права аннекcировала полуостров.

С тех пор наступление лета все еще гарантировано, но успешный летний бизнес под вопросом. Когда Крым и более двух миллионов его жителей вошли в состав России, здесь еще с украинских времен накопилась огромная потребность в инвестициях. Дороги были либо разбиты, либо изначально плохо проложены. И многие гостиницы, несмотря на свежие весенние краски, выглядят так, словно после поворота событий мало что изменилось.

Внешне полуостров, несмотря на то, что сюда в течение десятилетий приезжали туристы, легко вписывается в запущенную южную часть российской провинции. Кроме того, Крым находится под международными санкциями, а в центральной части России господствует рецессия. Как сможет Крым в таких условиях модернизироваться и развивать экономические перспективы?


«Мы не можем постоянно причитать, как трудно было на Украине, или быть уверенными, что гости все равно прибудут», — говорит Алексей, который на протяжении многих лет работает в туристическом бизнесе. Некоторые крымские гостиницы украшают себя пятью звездами, хотя заслуживают не более трех, добавляет он. Есть доля иронии том, что Алексей говорит это в одном из немногих мест, по праву заслуживающих пять звезд: в этот апрельский день Крым проводит Международную экономическую конференцию на курорте класса люкс южнее Ялты. Территория курорта спланировал Norman Foster, а построил курорт Сбербанк, крупнейший кредитный институт России — еще до аннексии. Здесь Крым представлен на высшем международном уровне. Только: «Хотя это и инвестиционный форум, но я не вижу никаких инвесторов», — говорит Алексей.

Действительно, здесь прежде всего — российские политики, которые говорят о Крыме. «Нам необходима круглогодичная стратегия для туризма», — говорит, например, Сергей Калашников, парламентарий из Москвы. Пока Крым полностью ориентирован только на горячий летний сезон. 4,6 миллиона гостей посетили полуостров в 2015 году. Три года назад, то есть еще до аннексии, гостей было шесть миллионов, в основном, украинцы. Теперь приезжают гости из России, но многие из них по поездкам до украинского кризиса и до проблем Москвы с Египтом и Турцией привыкли к западным стандартам. Даже Путин сказал, что гостиницы в Крыму приемлемы только для украинских шахтеров.


Возможно, туризм — это тот самый сектор, который в Крыму можно развить быстрее всего. Но и в других отраслях экономики надо наверстать упущенное — от сельского хозяйства до кораблестроения. Правда, условия для этого — весьма сложные. Процесс отделения от Украины и международные санкции представляют вместе ядовитую смесь. Это видно каждый день после захода солнца: в Крыму ночь все еще ночь, то есть ночью темно. В стороне от центров уличное освещение выключено для экономии электричества. После отключения от украинской сети несколько подводных кабелей от Керчи к российской суше пока не могут обеспечить полное снабжение. Собственные электростанции пока еще только строятся.


Но в дефиците не только электричество, но и товары. После присоединения к России цены в среднем подскочили на 80%. Мост длиной в 19 километров через Керченский пролив до российской суши будет построен в конце 2018 года. Пока в Россию можно попасть только на корабле или на самолете. Мост строит фирма Стройгазмонтаж миллиардера Аркадия Ротенберга, близкого друга Путина. Бизнесмен не без оснований включен в санкционный список. Государство финансирует из бюджета 228 миллиардов рублей (3,1 миллиарда евро).

Жизненный уровень тоже становится все дороже, потому что зарплата и пенсии после присоединения значительно выросли. Кремль хочет поднять достаток Крыма, бедного даже по российским понятиям, до национального уровня. Средняя месячная зарплата в декабре составила уже более 410 евро, всего на треть меньше, чем в среднем по всей стране. До 2020 года Крыму будет оказываться поддержка в 9,6 миллиардов евро из федерального бюджета.

Без государственных денег в Крыму ничего не делается. И без специальных фирм, связанных с государственными предприятиями, — тоже. Крупнейший банк на полуострове называется РНКБ, у него более 240 филиалов. До украинского кризиса у него был лишь один филиал, и тот был в Москве. РНКБ подлежит государственному управлению недвижимостью. До сих пор незначительный финансовый институт после аннексии был выбран для того, чтобы гарантировать в Крыму банковское обеспечение.

Здание Российского национального коммерческого банка в Севастополе


Крупные российские банки опасаются работать в Крыму из-за санкций. Даже филиалов обычно вездесущего Сбербанка здесь не найти (только упомянутый люкс-отель). И также по всей стране известный второй по величине ВТБ не имеет в Крыму никаких представительств. Сеть филиалов своей украинской ВТБ-дочки банк уступил РНКБ. «Наши акционеры не поручали нам проявлять активность в Крыму», — с досадой отвечает менеджер ВТБ Михаил Осеевский на конференции на вопрос, почему в Крыму не представлен ВТБ. Акционеры — на 61% российское государство. И оно знает, от каких рисков оно может защитить свои банки, представленные в мире. ВТБ и Сбербанк были Брюсселем и Вашингтоном обложены санкциями. Кроме того, и у них, и у других российских банков есть имущество и бизнес на Украине. Заявив о своей работе в Крыму, они попали бы под прицел Киева.

Если даже российские банки отсутствуют, то кто тогда может упрекнуть иностранные финансовые институты в том, что они обходят Крым стороной? Он пригласил глав банков из дружественных стран на конференцию, например, из Китая, — говорит Игорь Чумаковский, вице-президент РНКБ. Но никто не приехал. И американские кредитные карты Visa и Mastercard в Крыму не действуют. Только наличные деньги.
У предприятий на полуострове есть и другие недостатки: отсутствуют некоторые формы финансирования, например, проектное финансирование (в отличие от предпринимательского кредитования), потому что маленькие банки в Крыму этого не предлагают. Если российские фирмы все же придут, они должны себя защищать и в большинстве случаев создавать самостоятельные структуры с немногими связями с материнскими концернами. Некоторые вовсе не хотят вносить собственные средства, а хотят все финансировать в кредит. Но правила многих банков этого не допускают.

Другое препятствие — это бюрократия. Канцелярщина процветает в России также, как и на Украине, но в других тонах: после аннексии в Крыму в течение нескольких месяцев изменились почти все предписания, когда состоялся переход с украинской на российскую правовую систему. Это происходит уже с начала 2015 года. До сих пор еще учреждения и фирмы упрекают друг друга в том, что те не разбираются в правовом поле и затягивают весь процесс.

Много говорится и мало делается, — жалуется один предприниматель из Симферополя. Проходили целые месяцы, пока учреждения могли отрегулировать один процесс. «Нам нужны сроки, штрафы и ясные полномочия. — требует он. — Если в течение двух недель нет ответа, то это должно иметь свои последствия». Часто отношения между учреждениями и фирмами и сегодня еще управляются так, как это и всегда было, без прозрачных правил и ответственности — при помощи взяток.


Неформальные барьеры и ненадежные правовые стандарты делают Крым трудной территорией. Не помогают и всевозможные налоговые льготы особой экономической зоны, на которые Москва заманивает промышленность. Но справедливости ради надо сказать, что большинство населения предпочитает жить лучше под российским, чем под украинским флагом — несмотря на растущие репрессии, прежде всего против мусульманского меньшинства крымских татар. «Конечно, есть проблемы. В конце концов, это ведь Россия», — утверждает Олег, который на набережной в Ялте ждет туристов, чтобы нарисовать их портреты.

Вся надежда на туризм: отдыхающие из России должны стимулировать курортный бизнес в Ялте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.