Каждый год начало мая приносит более или менее оживленные дискуссии на тему присутствия мировых политиков на московском военном параде 9 мая. Эти споры связаны обычно с текущими международными событиями. Так было в прошлом году, когда приезд в Москву на юбилейные торжества или отказ от поездки выступал тестом на отношение к российской агрессии против Украины. На польской политической арене эта проблема появлялась из года в год, можно вспомнить хотя бы споры об участии премьера Юзефа Олексы (Józef Oleksy) в московских торжествах 1995 года. Лех Валенса грозил тогда начать против главы правительства уголовное преследование, если тот отправится на парад. Олексы в итоге посетил Россию, а от всего этого скандала осталась песня группы Kazik na Żywo «Лысый едет в Москву». Похожая история была с визитом Александра Квасьневского (Aleksander Kwaśniewski) в мае 2015, когда он, несмотря на многочисленные возражения, все-таки решил появиться на Красной площади. В 2010 году на торжества отправился исполняющий обязанности президента Польской Республики Бронислав Коморовский (Bronisław Komorowski), а в параде принимала участие рота почетного караула польских вооруженных сил. В тот раз критика была не столь ожесточенной, хотя марш поляков среди знамен с портретами Ленина, серпами, молотами и звездами выглядел довольно странно. На грудь польским военным повесили российские юбилейные медали, а голос диктора, звучавший над Красной площадью, напоминал о нашем вкладе в победу над Гитлером. К сожалению, только с перспективы армии Берлинга.

Но самое интересное то, что все споры по поводу визитов в российскую столицу исходят из дискуссии, следует ли праздновать окончание Второй мировой войны именно там. За много лет россияне создали такую ситуацию, что главным пунктом ежегодных торжеств стала считаться Москва. В прошлом году Бронислав Коморовский предпринял (как оказалось в итоге совершенно провальную) попытку сделать из Вестерплатте место, в котором отмечается не только начало, но и окончание войны.

Конечно, в контексте споров о месте празднования появляются вопросы, когда следует отмечать конец войны в Европе: 8 или 9 мая? В 2005 году в ООН, желая объединить сторонников обеих дат, провозгласили праздник с длинным названием: «Дни памяти и примирения, тех, кто пал жертвой Второй мировой войны». Однако проблема здесь шире.

Более короткая война

Уже в первые дни января 1944 года было решено, что союзники добьются безоговорочной капитуляции Германии, а соответствующий документ совместно подпишут США, Великобритания и СССР. В первый раз немцы подписали акт о капитуляции 7 мая 1945 года в Реймсе. Согласно документу, военные действия должны были быть прекращены 8 мая в 23.01. На следующий день под давлением советской и британской стороны акт о капитуляции был подписан еще раз. Это произошло ночью с 8 на 9 мая 1945 года в Берлине, уже после прекращения военных действий. Какая же дата стала днем победы? В Западной Европе сомнений не возникало: там окончание войны праздновали 8 мая. Но в СССР и других странах коммунистического лагеря его отмечали 9 мая.

Много лет расхождения между Западной и Восточной Европой объясняли разницей во времени. Когда прекратились военные действия, на западе еще было 8 число, а на календаре в Москве — уже следующий день. Но, что любопытно и мало кому известно, СССР (как и сегодняшняя Россия) отмечал 9 мая не победу во Второй мировой войне, а в начавшейся только в 1941 — Великой отечественной. Эта война снимала с Советского Союза позорное клеймо агрессора 1939-1940 годов и союзника Третьего рейха, помещая его в ряд жертв немецкой агрессии. Согласно российскому законодательству, 9 мая — это установленный 8 мая 1945 года праздник «в ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, увенчавшихся полным разгромом гитлеровской Германии, заявившей о безоговорочной капитуляции». В этом документе нет упоминания о других участниках войны. Что любопытно, подписывал его Михаил Калинин – председатель Президиума Верховного Совета СССР:  тот же человек, чья фамилия стоит под катынским приговором.

9 мая до сих пор остается памятной датой окончания Великой Отечественной войны, и именно это событие празднуется с более или менее масштабным участием заграничных гостей. Упоминавшиеся выше медали, появившиеся на груди польских военных в мае 2010 года, были снабжены надписью: «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов».

Победоносная Народная Польша

В Польше с 1945 года по решению коммунистических властей 9 мая стал Национальным днем Победы и Свободы. Указ Совета министров и Государственного национального совета гласил: «9 мая, как дата окончания военных действий, провозглашается Национальным днем Победы и Свободы, чтобы навсегда увековечить победу польского народа и его великих союзников над германским захватчиком, демократии – над гитлеризмом и фашизмом, свободы и справедливости — над порабощением и насилием». Это насмешка истории, потому что как раз 9 мая 1945 года 16 лидеров Польского подпольного государства (в том числе вице-премьер правительство, признанного, в частности, США и Великобританией) находились в советской тюрьме. В соответствии с международным правом половина Польши (а на деле вся ее территория) находилась под советской оккупацией. Мало кто помнит, что новая польская послевоенная граница была утверждена лишь 5 февраля 1946 года, когда произошел обмен документами, ратифицирующими граничное соглашение августа 1945.

Удивительно, но эта зловещая дата осталась с нами даже после 1989 года, когда Польша начала отмечать окончание войны 8 мая, как другие западные государства. Я обнаружил это совершенно случайно, готовя доклад о послевоенной истории по просьбе польской диаспоры в Миннесоте. Беглые изыскания показали, что формально в течение 25 лет польской независимости день 9 мая оставался государственным праздником со статусом, аналогичным, например, Дню независимости (хотя он не был выходным). В 2014 году этой проблемой удалось заинтересовать политиков, в итоге в апреле 2015 года были внесены коррективы. С этого момента Национальным днем победы стало 8 мая. И хотя сейчас идет множество споров, был ли крах Третьего рейха для Польши победой, я думаю, мы должны сохранить этот день в историческом календаре. Хотя бы помня о том, что в мае 1945 года капитуляцию немецкой армии в Вильгельмсхафене от имени генерала Станислава Мачека (Stanisław Maczek) принял полковник Антоний Грудзинский (Antoni Grudziński). Эта победа была горькой, но все же была победой. Напоминанием о коммунистическом празднике 9 мая остаются одноименные названия улиц, которые до сих пор присутствуют в 51 польском населенном пункте.

Анджей Завистовский — историк, директор Управления по делам образования польского Института национальной памяти, сотрудник кафедры экономической и общественной истории Варшавской школы экономики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.