Большая часть читателей вспоминает машину с теплым чувством, хотя есть и такие, кто был рад отделаться от нее. Есть много и ностальгических воспоминаний, ведь «Лада» связана с прекрасными и даже бурными событиями молодости.

Даже в том случае, когда отношение владельца «Лады» к своей машине было сдержанным, соседи, родственники и знакомые с готовностью комментировали приобретение.

Вот рассказ жителя города Хювинкяя Тапио Виртанена (Tapio Virtanen) о своей ярко-желтой «Ладе 1200 L», на которой он вместе с четырьмя своими друзьями был в Лапландии в 1980-х. Машина стояла на парковке аэропорта Рованиеми в ожидании кого-нибудь, кто прилетит в отпуск в Лапландию и захочет поехать в один из горнолыжных центров.

«О репутации „Лады“ говорит то, что один из нас даже постеснялся сказать жене, что он — тоже член нашей группы», — рассказывает Тапио. 


«Самым хорошим было то, что „Лада“ приковывала к себе внимание на парковках в горнолыжных центрах», — продолжает Виртанен, так как обычно все приезжали сюда на дорогих западных машинах.

Технические характеристики «Лады», которая была снабжена багажником для перевозки лыж, вполне подходили для езды по снегу. Она хорошо заводилась даже в самый сильный мороз и без проблем справлялась с сугробами, вспоминает Виртанен.

Не один Виртанен с теплом вспоминает, что «Лада» отлично ездила в зимних условиях.

«Помню, холодной зимой, по-моему, это было в 1987 году, после рабочего дня мои приятели попытались завести свои машины при температуре −34 градусов. Я не спеша сел в свою „Ладу“ и повернул ключ. И я очень расстроился, что машина завелась только со второго раза», — рассказывает Илкка Юленен (Ilkka Ylönen) из города Вантаа.

Труднее было в жару, вспоминает читатель родом из Египта, пишущий под ником «Dr Mohamed». В 1993-2010 годах у его семьи был желтый универсал «Лада».

«Машина была хорошая, проблема заключалась в температуре».


Он вспоминает, что много раз ездил на «Ладе» из Каира до Порт-Саида, который находится в самом конце Суэцкого канала.

«Лада» была надежным компаньоном, по крайней мере, в том случае, если доставался хороший экземпляр. Ханну Айрола (Hannu Airola) рассказывает, что проездил на своем красном универсале «Лада» 22 года без каких-либо серьезных поломок. В машине спокойно размещалась семья из четырех человек вместе с вещами. На крыше при необходимости можно было перевезти гребную лодку или летние шины. А в салоне — все что угодно.

«Когда я однажды ремонтировал колодец, обнаружил, что надо заменить песок на дне. Быстро прикинул, сколько может весить ведро песка, и сколько ведер сможет перевезти машина», — рассказывает он.

«Застелил пленкой багажное отделение, поехал к яме с песком, загрузил и выгрузил. Брызговики на задних колесах время от времени царапали землю, но перевозка прошла успешно, и песок для колодца был доставлен».

Таким же опытом делится Хелви Олликайнен (Helvi Ollikainen), которая рассказывает, что проездила на своей первой «Ладе» 9 лет, и она ни разу не заглохла на дороге. Товар перевозили в «огромном количестве, и грузоподъемности вполне хватало», — рассказывает она.

Как и многие другие водители «Лады», она вспоминает, что езда на «Ладе 1300 L», приобретенной в 1975 году, требовала привычки.

«На извилистой песчаной дороге мало нагруженная „Лада“ с задним приводом плясала вприсядку и выкидывала другие номера, но к таким причудам можно было быстро приспособиться: надо было прибавить газу, и машина снова шла прямо», — рассказывает она.

«Конечно, тормоза не были усиленными, так что на педаль требовалось действительно давить, чтобы остановиться», — рассказывает она.

«Нас забавляло, что специалисты из „Мира техники“ жаловались на шуршание цепи привода. „Лада“ вообще никогда не была тихой машиной».

Семья приобрела вторую «Ладу», на которой проездили четыре года. Это была «Лада 1200 L». Она была «ленивей» своей предшественницы, поэтому пришлось освоить новый способ езды и предвидеть все наперед. Обгон грузовика надо было тщательно планировать заранее.

«Усиленные тормоза казались поначалу странными для непривычного человека; у детей, пристегнутых ремнями безопасности на задних сидениях, глаза вылезали из орбит».

По прошествии 13-ти лет семья Олликайнен пересела на японский автомобиль — «повысили уровень благосостояния», но, по их мнению, «Ладу» ругают напрасно.

«Это все-таки была хорошая машина, и она была «создана на радость Северу, как у нас говорили».

Олликайнен также вспоминает, как они приобрели подержанную вторую «Ладу» у пожилого человека, который больше уже не мог водить.

«Машина стояла у него в гараже уже около года, потому что с ней было тяжело расстаться. Сделка происходила странно: покупатель хвалил машину, а продавец — покупателя, потому что тот „понимал достоинства машины“».

Многие вспоминают, как автомагазины не хотели брать подержанные «Лады». Ее также можно было купить по низкой цене, если магазин хотел избавиться от поступившей подержанной «Лады».

Тем не менее, Ханну Айрола (Hannu Airola) рассказывает, что «Лада» была единственной машиной, которую у него попытались купить «из-под полы». Даже два раза.

Такой же опыт и у Тимо Лаллукка (Timo Lallukka), который на рубеже 1980-х и 1990-х годов приобрел внедорожник «Лада Нива». Говорили, что машина пять лет относилась к государственной железнодорожной компании Финляндии VR. Машина стоила 1800 марок.

Надо было только заменить карданную передачу, но оригинальная запчасть стоила слишком дорого. У «Вольво» была такая же запчасть, но в два раза дешевле, поэтому поставили ее. Кроме этого, Лаллукка выкрасил свою машину в цвет металлик как у «Форда».

«Она могла ездить со скоростью 130 км/час, только мои уши не выдерживали».

Езда зимой тоже требовала привычки.

«На заносах она скакала как заяц по снегу».

Лаллукка занимался починкой ковшей у экскаваторов и часто приезжал к своим клиентам на машине.

«Однажды, когда я чинил ковш, подрядчик положил глаз на „Ниву“. Цвет имел значение. Вряд ли обычная „Нива“ его бы заинтересовала».

Он проездил на «Ниве» уже два года и испытал чувство «триумфа».

«Однажды, когда я пил кофе на станции техобслуживания, вошел мужчина и громко прокричал: «Чей это там советский внедорожник такого красивого цвета?»

Лаллукка поднял руку. Мужчина сходу купил его за 3500 марок.

Не у всех, конечно, такие хорошие воспоминания.

«До сих пор удивляюсь, чем машина заслужила такую народную любовь, ведь было известно, что некоторые экземпляры были явно сделаны в понедельник», — пишет Киммо Каусамо (Kimmo Kausamo).

В октябре 1991 года он купил для своей семьи «Ладу 1200 S» 1989 года выпуска в качестве второй машины. Что бы он ни делал, расход бензина был 12,5 литров на 100 километров.

«Как только я включал обогреватель, все внутри плыло в тумане».

Тормоза были ужасными: при сильном торможении машину кидало из стороны в сторону, шума было достаточно, рассказывает он. Распределитель несколько раз меняли, с приборной панели время от времени отлетали «украшения». Однажды в 1992 году, когда в машине ехала жена, вдруг «само собой опустилось стекло задней левой дверцы». После этого она не разрешала возить детей в машине.

Он продал машину автомагазину, и кто-то ее купил. Разозленный новый владелец позвонил и спросил про машину.

«Он написал жалобу в общество потребителей, получил приличное возмещение, а продавец, который продал ему машину, был уволен».

Воспоминания читателя под ником «Anu» об особенностях «Лады» — не такие грустные, а скорее забавные. В 1970 году она поехала со своей мамой в лес за ягодами. Малины было собрано достаточно, и чтобы выехать из леса, «Лада», которую она взяла у отца, должна была проехать некоторое расстояние по лесной дороге задним ходом.


«Долго дергала рычаг переключения передач в разные стороны. Вверх-вниз. Но задний ход не нашла. Рычаг болтался из стороны в сторону», — рассказывает она.

«Мы взяли ведра и отправились пешком домой. На выражение лица отца стоило посмотреть, когда я сказала ему, что не нашла задний ход».

Сиркка Марьякангас (Sirkka Marjakangas) тоже была довольна машиной, но вспоминает часто отмечаемую особенность: запах.

«Мы остановились на темно-красном цвете, внутренняя отделка была из бежевого пластика, от которого исходил запах русского лосьона для бритья и чистящего средства», — рассказывает она.

«Запах так и не исчез».

Запах новой Лады до сих пор помнит и Маркку Таурама (Markku Taurama). У семьи было несколько «Лад», одну из которых он непреднамеренно сломал в молодости в 1970-х.

Он заменял аккумуляторную жидкость и вылил остатки в пустую пластиковую бутылку, которую нашел на полке в гараже. В этой бутылке раньше находилась жидкость от замерзания, которую добавляли в бензин «Лады 1200 L». Думая, что это она и есть, отец вылил бутылку в бак «Лады», что выяснилось через несколько недель. На станции техобслуживания в карбюраторе обнаружили мелкозернистое вещество, которое по запаху напоминало аккумуляторную жидкость. Таурама промолчал, и машину починили.

«По меркам тех лет и по цене „Лада“ была хорошей машиной. Зимой она была теплой, хорошо заводилась, имела вместительный багажник, легко давала задний ход на песчаной дороге. Несколько раз крутилась на поворотах, но хорошо, что не переворачивалась через крышу!»

Из-за своей низкой цены «Лада» была у многих первой машиной. Эти воспоминания о машинах молодости — хорошие, даже если машина хорошей не была.

Например, читатель под ником «Nainen 38v» («Женщина, 38 лет») купила свою первую «Ладу» в 2003 году, поскольку работа школьным психологом предполагала наличие машины. Это была «Лада 1500 S» красного цвета. Она обошлась ей в 400 евро, в два раза дешевле того, на что она рассчитывала.

«В сельских школах и детских садах знали, что приехал молодой психолог, когда видели, как моя „Лада“ разворачивается во дворе. Я гордилась этим», — вспоминает она.

Позже она купила вторую «Ладу», но последние годы ездит на корейских машинах.

«Сейчас, когда я нахожусь в среднем возрасте, и подходит время менять машину, я мечтаю приобрести новую модель „Лады“, как только она появится в Финляндии».

Она также говорит, что понимает мужчин, которые покупают «Ауди» или «Хонду» из-за их имиджа.

«Молодая девушка-психолог выросла до начальника, и было бы здорово, если бы все понимали, что я приехала на работу, когда во дворе стоит „Лада“».

У молодежи были и более прозаические причины для покупки «Лады», чем у «Nainen 38».

Ээро Миккола (Eero Mikkola) вспоминает, как они с приятелями сразу после армии купили «Ладу» для поездок на дачу.

Тогда в августе 1984 года они договорились, что машина для поездок в выходные дни может стоить максимум 1000 марок. Самой дешевой машиной в автомагазине была «Mazda 1800», но она не завелась. Тогда ребятам удалось сбросить со стоимости «Лады 1200 L» 500 марок и купить ее за тысячу.

«Когда мы обратили внимание на высокие обороты двигателя на холостом ходу, продавец сообщил, что за эти деньги холостые обороты мы получаем бесплатно», — рассказывает читатель.

По пути на дачу в Восточную Финляндию выяснилось, что у машины проблемы с подачей электроэнергии. Ехали в полной темноте до тех пор, пока рабочий технической службы в городе Варкаусе не исправил неполадку.

На даче тренировались пользоваться ручным тормозом, некоторое время машина даже служила сеткой для игры в бадминтон. Ребята попытались обменять ее у соседа на автомобиль «Дацун Bluebird», но «не сумели убедить его в отличном качестве „Лады“».

Сосед все-таки дал зарядить аккумулятор. Экономя электричество, приятели смогли доехать почти до дома.

«„Лада“ заглохла в трехстах метрах от дома одного из друзей».

Отец другого приятеля отремонтировал зарядное устройство аккумулятора, и машина была выставлена на продажу по стоимости 1500 марок, то есть на 500 марок дороже, чем они ее купили. По этой цене она быстро ушла.

«Правда, последние 500 марок пришлось ждать несколько недель».

Ян Танхуанпяя (Jan Tanhuanpää) вспоминает, что в некоторых «Ладах» надписи на датчиках были на русском языке. Один из его приятелей купил именно «Ладу», когда его друзья в 1987-1988 годах начали получать права и приобретать первые машины.

«Слово „ВОДА“ на датчике температуры двигателя отдаленно напоминало ему слово „BOA“ (змея боа). Нам это показалось забавным, и позже все наши ровесники стали так называть „Лады“».

Читатель под псевдонимом «Minni» вспоминает зиму 1980-1981 года, когда группа приятелей отправилась на новенькой желтой «Ладе» отца Минни в кино, смотреть фильм «Братья Блюз». За рулем была недавно получившая права сестра.

«На обратной дороге моя сестра была под таким впечатлением от лихой езды в фильме (при нашей поддержке), что зад машины, оснащенной двойным карбюратором, бросало на всех перекрестках.

С теплотой вспоминает свою «Ладу Самару» Йенни Виркаярви (Jenni Virkajärvi), чьей первой машиной сразу же после получения прав в 2006 году стала «Лада».

«Это незабываемая часть моей юности, она навсегда останется в моих воспоминаниях».

Машиной Виркаярви было действительно «очень трудно управлять, и купленная стереосистема стоила дороже, чем сама машина».

«В выпускной год было очень забавно парковаться рядом с машинами приятелей, но, так или иначе, она работала», — рассказывает она.

Она называет свою машину «неубиваемой». Она заводилась и всегда довозила до места.

Были и проблемы.

«Сначала сломались колесики на пластиковых ручках для поднятия окон, поэтому при въезде на стоянку приходилось полностью открывать дверцу, чтобы получить талончик. Затем сломался держатель ремня безопасности на соседнем с водителем месте, поэтому на какое-то время ремни надо было закреплять перекрестно, чтобы оба были натянуты. Потом засорился омыватель окон, да так, что сидящий рядом с водителем человек при езде на полной скорости высовывался из окна и плескал воду на ветровое стекло. Один дворник отвалился где-то на зимней дороге и пропал во мгле», — рассказывает она.

«Зимой надо было очищать окна снаружи и изнутри. С собой надо было всегда брать пледы, чтобы греться, так как с вентилятором не всегда удавалось договориться».

Не все воспоминания молодости о «Ладе» — положительные. Особенно начинала раздражать родительская «Лада» в переходном возрасте. Так произошло с читателем под ником «Ladalapset» («Дети „Лады“»), отец которого не хотел расстаться с «Ладой», «потому что она работала», хотя «ремонтировали ее постоянно».

«Мы запрещали привозить нас во двор школы, на парковках у магазинов мы стояли и ждали у других машин и быстро забирались внутрь, пока никто не видит. Отец был фанатом „Лады“ и наши шутки не одобрял», — рассказывает читатель Ladalapset.

«Новую машину мы купили, только когда наш самый младший брат достиг возраста конфирмации. Но на этом наша „Лада“ не закончила свой жизненный путь, а отправилась в Эстонию, будучи продана по цене бензобака».

Карта Путешествия

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.