В послереволюционные годы через восточную границу в Финляндию прибыли 30 тысяч беженцев. Одним из них был Константин Боровиков.

Когда он спустился с Кронштадтской крепости на лед, позади раздавались выстрелы.

Был конец зимы, середина марта 1921 года. Финский залив таял, на поверхности был мягкий лед и ужасно холодная вода.

На залив опустился туман, который спасал жизни бегущих с острова. Без него их бы расстреляли как собак.

Это было время массовых расстрелов: Кронштадтский мятеж, длившийся пару недель, был кроваво подавлен, и Красная армия расправлялась с мятежниками.

О мятеже на острове, расположенном в конце Финского залива напротив Санкт-Петербурга, где находилась база военно-морского флота, известно, но в Финляндии о нем говорят мало. Тогда на острове жили примерно 50 тысяч человек, половина из которых была военными, а остальные – гражданскими.

В этом году со времени Кронштадтского мятежа прошло 95 лет.

Главной силой Кронштадтского мятежа были матросы, которым надоели пустые обещания большевиков и сосредоточение власти в руках одной партии. Они требовали, например, свободы слова и системы многопартийности.

Мятеж подавили. Сотни мятежников были расстреляны без какого-либо судебного разбирательства, тысячи получили смертный приговор или были сосланы в трудовые лагеря в Сибири.

Боровиков стал одним из сотен беженцев. Лошади тащили за собой сани, в которых плакали дети в мокрых, ледяных валенках.

Рядом с санями шли, понурив голову, мужчины и женщины. Иногда беженцам приходилось идти по пояс в воде.

Люди проваливались в полыньи. В общей сложности 1,5 тысячи человек утонули или погибли от холода.

Тела приносило к берегу еще долгое время после того, как растаял лед.

Хаос после мятежа

Кронштадтский мятеж связан с тем, что происходило после революции 1917 года в России.

После Февральской революции император был лишен власти, а в октябре власть перешла к большевикам.

После Октябрьской революции в стране шла кровавая гражданская война между сторонниками большевиков и сторонниками царской власти. Большевики победили, и Ленин остался у власти.

В неспокойный период 1917-1920 годов, когда к власти пришли большевики, из России бежали или были высланы два миллиона человек.

Тогда с восточной границы в Финляндию пришла большая волна беженцев: около 30 тысяч россиян. Для многих Финляндия стала лишь первым этапом пути, например, в Швецию, Югославию или Чехословакию.

Когда Кронштадтский мятеж был подавлен, с острова, на котором располагалась морская база, за три дня по льду в Финляндию ушли 6,5-8 тысяч человек.

Некоторые отчаянно стремились на запад, к открытому морю. Говорят, их спасали английские военные корабли, которые тогда оказывали поддержку царской власти в Финском заливе.

Но большая часть беженцев отправилась на север, сквозь белый туман, к едва различимому северному побережью Финского залива, ожидавшему путников.

Беженцам все же повезло, что они смогли добраться до Финляндии. На территории Советской России их могли бы схватить и отправить в Сибирь или расстрелять без суда и следствия.

Было большое счастье, когда холодный путь в 15 километров по льду, наконец, закончился, и свет из окон домов финского города Терийоки (нынешнего Зеленогорска) начал пробиваться через туман и темноту.

Боровиков, в возрасте 27 лет, поднялся на берег Терийоки 18 марта.

Беженцев – в лагеря


В Финляндии поразительно быстро формировались группы, помогавшие беженцам.

Наверное, поток беженцев или экстренную ситуацию можно было предвидеть, ведь восточная граница была рядом. Было известно, что на другом берегу творится хаос, и по льду доносились звуки сражения в Кронштадте. Возможно, некоторые даже готовились к тому, что по заливу могли прийти беженцы.


18 марта почти в два часа ночи в главное отделение Центральной сыскной полиции в Хельсинки из Терийоки поступило следующее сообщение:

«Докладываю, что местные красные вышли на лед, чтобы собрать оружие, которое там оставили беженцы, из-за чего на лед были отправлены солдаты и шюцкоры, чтобы остановить это разграбление. В Терийоки все хорошо организовано, размещение беженцев проходит под командованием подполковника Хейнрикса».

Полковник Эрик Хейнрикс (Erik Heinrichs) был доверенным лицом Маннергейма, который руководил операцией по организации лагерей для беженцев из Кронштадта.

Офицеров из Кронштадта разместили в усадьбах Терийоки, военных чином ниже и гражданских – в бараках поблизости. На берегу разводили костры, чтобы можно было оказать первую помощь тем, кто находится на грани обморожения.

В форте Ино, расположенном в самом конце Финского залива, всего в 60 километрах от Санкт-Петербурга, был организован лагерь для беженцев, в  нем находился и Боровиков.

Летом 1921 года главный лагерь беженцев переместили из форта Ино на остров Туркинсаари у Выборга, и Боровиков тоже туда отправился.

В целом, беженцев принимали на удивление радушно, если принять во внимание, что Финляндия стала независимой от России всего пару лет назад.

Пребывание в Йоутсено

Константин Боровиков провел в лагере для беженцев семь месяцев 1921 года. Жизнь в лагере была аскетичной, и все испытывали страх, что придется вернуться обратно в Советскую Россию.

Этот страх преследовал беженцев из Кронштадта еще по крайней мере пару десятилетий.

25 октября 1921 года Боровиков, наконец, получил разрешение на пребывание от губернатора Выборгской губернии, будущего президента Республики Лаури Кристиана Реландера (Lauri Kristian Relanderi). Боровикова поселили в городе Йоутсено.

Он был одним из десяти беженцев, которые получили в то время разрешение на пребывание в Йоутсено.

Большевистское руководство Советской России пообещало кронштадтским мятежникам амнистию, и 2 тысячи беженцев вернулись домой.

В действительности мятежники не получили прощения, а были сосланы в Сибирь и другие трудовые лагеря на принудительные работы.

Прошлое, о котором молчали

Константин Боровиков родился недалеко от Санкт-Петербурга, в деревне Лудони в 1894 году. По профессии он был сапожником.

Когда началась Первая мировая война в 1914 году, Боровиков сражался в рядах царских войск против немцев, а в годы Гражданской войны – на стороне Красной армии.

После непродолжительного периода гражданской жизни он снова был отправлен в армию — подавлять беспорядки в Советской России в 1918 году.

На этот раз Боровиков оказался на военно-морской базе в Кронштадте. Там он стал сержантом и командиром взвода.

Затем жизненный путь привел его в Финляндию. На родине Боровиков побывал еще один раз – в 1961 году, спустя 40 лет после своего побега из Кронштадта. Только тогда он решился отправиться в Ленинград, чтобы встретиться с детьми своих братьев и сестер.

После того, как Боровиков перебрался из лагеря для беженцев в город Йоутсено, он стал батраком в деревне Суокумаа. Спустя пару лет Константин, или Конста, как его называли на финский манер, стал работать на лесопильне Хакмана.

Довольно скоро после переезда Конста встретил молодую женщину по имени Хилма (Hilma). Молодые люди полюбили друг друга и поженились. Конста взял девичью фамилию Хилмы, и так кронштадтский беженец Константин Боровиков стал Констой Хуусари (Konsta Huusari), которого в кругу жителей Йоутсено считали трудолюбивым и очень красноречивым мужчиной.

У Хилмы и Консты родились шесть детей, младший из которых, сын Пертти (Pertti), появился на свет в конце зимы 1940 года, почти ровно через 19 лет после Кронштадтского мятежа.

Страх перед началом Зимней войны


По телефону Пертти Хуусари говорит с заметным карельским акцентом. Что его отец рассказывал о том холодном бегстве через Финский залив зимой 1921 года?

«Совсем ничего. Когда возникала эта тема, он словно язык проглатывал. Так было и с другими беженцами из Кронштадта. Они не решались об этом говорить, потому что боялись возвращения в Советский Союз».

Страх возвращения обострился в среде беженцев перед началом Зимней войны. Беженцы по-прежнему были гражданами России. И Конста получил финское гражданство только после окончания войны в 1951 году.

Кронштадтских беженцев, тем не менее, не возвращали, хотя Советская Россия напрямую требовала от Финляндии их выдачи.

«Конечно, это было для них большим облегчением».

Пертти начал узнавать правду о происхождении своего отца только после его смерти, когда он начал изучать его прошлое. Конста Хуусари умер в январе 1962 года.

Когда Хуусари начал изучать прошлое своего отца, он нашел, например, его переписку со своими братьями и сестрами. Два родственника Консты Хуусари погибли во время блокады Ленинграда в 1941-1944 годы.

«Мы также основали общество ”Наследники Кронштадта” (Kronstadtin perilliset). Но кроме меня этот вопрос никто не изучал. Академические исследования по этой теме никогда не проводились».

Члены общества и потомки участников Кронштадтского мятежа отмечают годовщину событий 17 марта. Тогда беженцев вспоминают, например, во время богослужений в церквях города Лаппеенранта.

Так они выражают уважение непростой жизни родителей, о которой те не решались говорить.

Источники для написания статьи:

Эркки Вессман (Erkki Wessman), Пертти Хуусари и Вейкко Линтинен (Veikko Lintinen): «Кронштадтское восстание в 1921 году и потомки его участников в Финляндии»(2008);

Вероника Шеншин (Veronica Shenshin): «Русские и русская культура в Финляндии. Культурно-исторический обзор этапов, через которые прошло русское население в Финляндии со времен Автономии и до сегодняшнего дня», Хельсинкский университет, Александровский институт, 2008.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.