Украинский парламент переименовал Днепропетровск. Таким образом, с карты Украины исчезает имя одного из самых одиозных представителей большевисткого режима — одного из первых наркомов внутренних дел Советской России, организатора «красного террора» и главы ВУЦИК Григория Петровского. Нужно отдавать себе отчет в том, что нарком внутренних дел большевиков — это профессиональный убийца, а член политбюро ЦК КП(б)У и формальный глава республики в годы Голодомора — это соучастник геноцида.

 

Октябрьский переворот поставил точку на репутации Григория Петровского, до того времени — вполне уважаемого депутата Государственной Думы, выступавшего с ее трибуны за украинизацию образования, судопроизводства и местного самоуправления в губерниях Малороссии. После переворота Петровский — один из самых отчаянных борцов с украинской государственностью даже в самых ограниченных, советских ее формах. Именно Петровский — «создатель» современного Донбасса, он непосредственно занимался отъемом хлеба в этом регионе — то есть фактическим умерщвлением украинских крестьян, что затем позволило большевикам изменить демографическую картину региона. Таким вурдалаком еще может гордиться бесчеловечная Российская империя, но Украина — никогда!

 

Не могу отнести себя к большим поклонникам названия «Днепр». Были разные варианты, но каждый из них выглядел сомнительным. Вернуться к Екатеринославу означало признать не только имперские претензии, но и отдать дань царице, поставившей точку в многолетнем уничтожении Москвой остатков ее договора с Сечью. Отнюдь не только представители «Оппозиционного блока» предлагали наполнить название Днепропетровска новым смыслом, заявив о том, что город носит имя апостола, а не седобородого дьявола из НКВД. Но я прекрасно понимаю, что в этом «переосмыслении» таилась бы вечная хитрость — вроде бы нимб Петра, а за ним просматриваются рога Петровского.

 

В конце концов, парламент присвоил городу имя, которым его и называют живущие в Днепре. Днепропетровском Днепр всегда называли только приезжие, для местных жителей это название годилось разве что для официальных церемоний. Ручаюсь, что тот же Вилкул, пытавшийся сегодня сохранить старое название, в обычной жизни произносил его нечасто. И те, кто сейчас делает вид, что «не сможет привыкнуть», никаким другим названием никогда и не пользовались.

 

Потому что Днепр — это Днепр.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.